GOLOS
RU
EN
UA
aaaladno
2 года назад

Ад для пропагандиста

 

Понятно, что СССР... не мог пройти мимо этих грозных событий. Всякая, даже небольшая война, начатая агрессорами, представляет опасность для миролюбивых стран, а вторая империалистическая война, так «незаметно» подкравшаяся к народам и охватившая более полумиллиарда населения, – тем более не может не быть серьезнейшей опасностью для всех народов и, в первую очередь, для СССР. Об этом красноречиво говорит создание «антикоммунистического блока» между Германией, Италией и Японией.

История ВКП (б). Краткий курс. 1938 год. ГИПЛ, 1951, стр. 319-320 

 

Официально авторство Краткого курса истории ВКП(б) 1938-го года издания и, соответственно, приведенного выше пассажа принадлежит Сталину.

А вот, казалось бы, по той же теме из выступления того же Сталина, только уже в марте 1939-го:

 

Война против интересов Англии, Франции, США? Пустяки! «Мы» ведем войну против Коминтерна, а не против этих государств. Если не верите, читайте «антикоминтерновский пакт», заключенный между Италией, Германией и Японией.

Так думали обработать общественное мнение господа агрессоры, хотя нетрудно было понять, что вся неуклюжая игра в маскировку шита белыми нитками, ибо смешно искать «очаги» Коминтерна в пустынях Монголии, в горах Абиссинии, в дебрях испанского Марокко...

Понятно, что СССР не мог пройти мимо этих грозных событий. Несомненно, что всякая, даже небольшая война, начатая агрессорами где-либо в отдаленном уголке мира, представляет опасность для миролюбивых стран. Тем более серьезную опасность представляет новая империалистическая война, успевшая уже втянуть в свою орбиту более пятисот миллионов населения Азии, Африки, Европы.

И. В. Сталин, Отчетный доклад на XVIII съезде партии о работе ЦК ВКП(б), Гос. Изд. Белоруссии, ОПЛ, Минск, 1939, стр. 11-12

 

Итак, в конце 1938 года – война, начатая агрессорами, не могла не быть в первую очередь серьезнейшей опасностью для СССР. И об этом красноречиво говорило создание «антикоммунистического блока» между Германией, Италией и Японией.

А в марте 1939 та же война суть серьезная опасность, но уже без «в первую очередь для СССР». И о красноречивой антиСССРистости антикоммунистического блока тоже ничего не сказано. Теперь на авансцене подписание антикоминтерновского пакта, что есть неуклюжая игра в маскировку агрессии против Англии, Франции и США; попросту – один из инструментов-приёмов осуществления агрессии против только что указанных держав.

Короче, то, что ранее описывалось как представляющее опасность в первую очередь для СССР, теперь представлено как опасность прежде всего для других государств.

 

На всякий случай уточним по поводу «антикоммунистического блока» и «антикоминтерновского пакта». Ведь у Сталина термины меняются: в первом случае звучит «создание «"антикоммунистического блока" между Германией, Италией и Японией», а во втором – «"антикоминтерновский пакт", заключенный между Италией, Германией и Японией». Может быть, эти термины не совпадают? – описывают не один и тот же феномен? Может, антикоминтерновский пакт и антикоммунистический блок и вовсе не имеют друг к другу отношения? Проверим (а то ведь «товарищи»-сталинисты такие затейники! – дабы своего любимого вождя выгородить, чего только не опровергают и не выдумывают, с чем и кем только не спорят; даже с самим вождем; совсем страх потеряли):

 

«Антикоминтерновский пакт» – пакт, заключенный 25 ноября 1936 в Берлине между Германией и Японией, оформивший блок этих фашистских государств... 6 ноября 1937 Италия примкнула к антикоминтерновскому пакту, чем завершилось образование военно-политического союза Германии, Италии и Японии...

Германия, Япония и Италия облекли свой агрессивный военно-политический союз в форму антикоминтерновского пакта.

«Антикоминтерновский пакт»... обязывал стороны принимать суровые меры против тех, «кто внутри или вне страны... действует в пользу Коммунистического Интернационала»... дополнен специальным секретным соглашением, ст. 1-я которого предусматривала совместные меры борьбы против СССР.

БСЭ, второе издание,  т. 2, п. к п. 18 марта 1950 г., стр. 503

 

 

Итак:

  1. Антикоминтерновский пакт оформляет блок, союз; это пакт, оформивший блок; агрессоры облекли союз (блок) в форму пакта.
  2. Антикоминтерновский пакт – «удивительное» рядом! – и есть пакт антикоммунистический.

 

Под антикоммунистическим блоком имеются ввиду именно те страны, которые заключили антикоминтерновский пакт, – антикоминтерновским пактом антикоммунистический блок и оформился.

Да, тривиально – понятия «антикоммунистический блок» и «антикоминтерновский пакт» в указанном контексте взаимозаменяемы. Можно сказать синонимы (в конце концов, Коминтерн – это Коммунистический Интернационал; и уже потому антикоминтерновский есть антикоммунистический).

Но всё равно интересна, возможно, намеренная попытка Сталина, заменить понятия, точнее, словоформы и сыграть на разном звучании последних с намеком на несовпадение феноменов коммунистической Москвы, с одной стороны, и Коминтерна, с другой.

Антикоминтерновский – термин, который по своей словоформе нацелен явно, непосредственно против Коминтерна; хотя в том числе и против коммунистической, большевистской Москвы. Последняя, несмотря на то, что единственно правящая в ней партия, строго говоря, необходимым образом входила в Коминтерн*, а руководящий орган оного в столице СССР прямо-таки квартировал, в своей реальной внешней политике от указанного «квартиросъёмщика» нередко, а то и часто «слегка» дистанцировалась. Например, когда Коминтерн призывал к мировой революции, большевики не в последнюю очередь устами своего вождя уверяли, что не будут её экспортировать или даже пытаться провоцировать. И в отношении коричневых «товарищей» мнения упомянутых субъектов «порой» не совсем совпадали – Коминтерн открыто бил в антифашистский набат, большевики же готовы были мирно «нейтрально» сосуществовать, оставляя себе на этом направлении своей «мудрой» «последовательной» внешней политики руки свободными.

 

    * В отношении феномена независимости внешней политики сталинской Москвы от политики Коминтерна иногда могли возникать казусы. Например, Георгий Димитров на Лейпцигском процессе «слегка»  подставил большевиков, заявив, что коммунистические партии всех стран являются ячейками Коминтерна и решения последнего обязательны для оных, всех без исключения.

 

Антикоммунистический – это явно против коммунистов и потому, пожалуй, в первую очередь против Москвы, ибо она в те времена есть главное, по сути, единственное (Тува и Монголия не в счет) гнездо-оплот коммунизма на планете.

 

Замена понятий в марте 39-го позволяет Сталину изъять из обсуждения «в первую очередь» СССР, по сути, на время заменив оный на Коминтерн, и тем самым прикрыть намечавшуюся в тот период смену приоритетов советской внешней политики, провести эту смену более мягко. Март 39-го – самое позднее время начала большого разворота в «последовательной сталинской» внешней политике (закончится данный разворот, как нетрудно догадаться, в августе-сентябре 39-го). Но опять-таки здесь это начало представлено в сравнительно мягкой форме. Сталин по сути в том же пассаже, что и в 38-м году, но «слегка» видоизменив таковой, в дополнительной петле-дуге рассуждений меняет термины так, чтобы с одной стороны обозначить начало разворота и начать готовить к нему аудиторию, но с другой – не заявлять указанный разворот вот так сразу резко в лоб. В целом в марте 39-го вождь декларирует, что Германия и её союзники уже противостоят как бы не столько СССР, сколько Англии и Франции. При этом данная декларация опосредуется тезисом, что страны оси выступают «теперь» в первую очередь против более интернационального (пардон за масло масляное) Коминтерна, нежели против советских коммунистов и/из Москвы. Соответственно, в этом контексте и звучит словосочетание «антикоминтерновский пакт», а не «антикоммунистический блок». Впрочем, указанный «пакт» теперь тоже – лишь маскировка войны против интересов Англии, Франции и США. Сталин относительно пассажа 38-го года как бы «поэтапно» поворачивает, подворачивает фокус: от СССР к Коминтерну, а там уже – и против указанных западных «демократических стран».

 

 

--

 

Итак, перед нами две цитаты вождя-отца и, чего уж там скрывать, просто «бога» сталинского СССР. И пассажи, мягко говоря, не совпадают по смыслу.

Вот тут и возникает дилемма для пропагандиста.

Разница между цитатами, посвященными по сути одному предмету (отношения в треугольнике «СССР – ось – демократические страны»), присутствует весьма выпукло.

При этом между выходами цитат в тираж прошло не более полугода и в дальнейшем, в частности, во второй половине 39-го они звучат в эфире одновременно. По идее, версия, явленная в выступлении вождя в марте 39-го, как более поздняя должна перекрывать версию, представленную в рамках «Краткого курса истории ВКП(б)». Но дело в том, что этот самый курс в это же самое время в СССР вовсю популяризируют, распространяют, где ни попадя преподают и т. д... А время и место (страна) таковы, что цена ошибки с выбором цитаты для отдельно взятого агитатора-популяризатора-преподавателя может оказаться весьма и весьма, если не слишком-преслишком высокой...

Вот как быть агитатору-пропагандисту, распространяющему «святое писание» указанного «небожителя»? – какую цитату выбрать? Ту, где «в первую очередь против СССР» и во вторую «против Англии и Франции», или ту, где в первую очередь «против Англии и Франции...», а уж потом «против СССР»? Ведь если не то выберешь, не угадаешь, можно и присесть. Ежели не хуже. Так как быть?

А «просто»:

 

Вторая империалистическая война представляет угрозу для всех миролюбивых стран, и в первую очередь для Советского Союза... [При этом] Германия, Италия и Япония заключили «антикоминтерновский пакт», на деле прикрывающий войну против Англии, Франции, США и являющийся в то же время военным союзом против СССР.

Пошумев об «антикоминтерновском блоке» для отвлечения внимания от их истинных целей, Германия и Италия не считают более надобным скрываться за этой ширмой.

«В военно-политическом договоре между Германией и Италией уже нет ни звука о борьбе с Коминтерном. Зато государственные деятели и печать Германии и Италии определенно говорят, что этот договор направлен именно против главных европейских демократических стран». (Молотов).

«Правда», № 224, 14 августа 1939 г.

 

Тут и антикоминтерновский пакт, на деле прикрывающий войну против Англии и Франции и истинные цели агрессора; но который (пакт) в то же время оформляет антикоминтерновский блок, являющийся военным союзом против СССР (при этом «истинные цели» превалируют над «в то же время»?).

Тут и война, несущая угрозу в первую очередь СССР, но при этом ведущаяся против Англии и Франции (то есть угрожает в первую очередь не тем, против кого ведётся?.. если же под «угрозой войны» понимать угрозу еще не начавшейся войны, то, строго говоря, против Англии с Францией вторая империалистическая тоже еще не начата; в этом плане она тоже пока только угрожает имярекам; но... угрожает как почти начатая и уже потому больше чем другим странам, среди которых и СССР; но... последнему эта война почему-то угрожает в первую очередь... но... и так далее:)).

Короче, никто не забыт и ничто не забыто – как говорится, всё и сразу (пусть и не совсем непротиворечиво) – обе версии на месте. (Может, в том числе для того в августе 39-го статья в «Правде» и вышла? – так сказать, и в помощь агитатору... да и просто рядовому советскому читателю на заметку? – назрело?)

 

0
0.103 GOLOS
На Golos с December 2017
Комментарии (3)
Сортировать по:
Сначала старые