GOLOS
RU
EN
UA
bammbuss
в прошлом году

Гузаля

Этим постом свожу воедино уже опубликованное и добавляю недостающую главку.

Белые кони, робкие кони,
Вы покидаете эту страну
Ласково стелет синее море
Мокрыми брызгами вашу мечту

Тем утром я проводил в аэропорт свою очередную курортную пассию, Оксану. Мы были с ней неразлучны неделю, а напоследок уехали в город и устроили в ресторане прощальный ужин. После уединились на ночном пляже и простились, как подобает прощаться здоровым и сильным мужчинам и женщинам.
Затем Оксана ушла к себе собрать вещи, а потом пришла в мой номер. Мы опять вцепились друг в друга, и нас накрыло осознание грядущего расставания. Девушка плакала, я молчал, а тоска рвала душу. Внезапно она сильно толкнула меня, и я упал спиной на кровать. Оксана вспрыгнула на меня всем своим легким, тонким телом. И стала гладить ладонями мою голову и реветь, шмыгая носом. Ее слезы текли ручьем, душистые и длинные волосы покрывали мои лицо и шею...
Проводив бывшую девушку и вернувшись из аэропорта в отель, я зашел в номер, лег на кровать и попытался уснуть.Но не тут то было. Ведь в комнате все еще присутствовала незримая, но от этого не менее реальная аура моей уехавшей навсегда девушки.
Это смесь из запахов ее тела, одежды, духов и косметики. И тот едва уловимый, но различимый клубок биофизических волн, что остаются после молодой женщины, которая чувствовала себя здесь хозяйкой и помещения и его постояльца.
Близость мужчины и женщины усиливают этот клубок, а время развеивает своей великой силою. И тогда он постепенно распадается на крупноячеистую сеть, покрывающую все помещение, где еще недавно царила любовь или ее подобие.
В конце концов и эта воздушная сеть потихоньку тает и в итоге исчезает бесследно. Ваша девушка уедет утром, а уже к вечеру аура ее недавнего волнующего присутствия рассеивается. Надо лишь поменять постельное белье, принять душ, и полностью переодеться.
Женщины периодически сходят с ума из-за своих тряпок, но в этом безумии присутствует рациональное зерно. Одежда состоит из волокон, а они имеют свойство накапливать в себе следы кожи и выделений человека. Ткань хранит следы запаха, температуры, и той электрической и прочей активности, что выделяет тело через кожу.
Одна моя знакомая медик советует своим страдающим ожирением пациентам, ходить дома нагишом. Мотивирует это врач тем, что одежда якобы «помнит» размер расплывшегося тела и мешает сбрасывать ненавистные объемы. Не знаю, что там на самом деле, но теткам вроде реально помогает похудеть эта причудливая методика. Разумеется, официально доктор такое никогда не посоветует, ибо это есть презираемая наукой метафизика. При огласке неизбежен скандал и доктору грозит отзыв лицензии.
Оксана после звонила мне несколько раз, мы разговаривали о чем-то легко и непринужденно, даже и не помню уже о чем именно, и о телефонных беседах с ней я забывал спустя час.

Наверное, именно из-за этого еще не растаявшего следа я и не мог находиться в своем номере.
Поднялся с кровати, раскрыл двери на балкон, равнодушно поглядел на синее море. Отыскал взглядом на пляже компанию своих тогдашних приятелей и приятельниц, и решил выйти к ним. А чтобы чистый, пахнущий водорослями и йодом воздух, развеял следы моей уехавшей пассии, я оставил открытыми двери балкона и самого номера. Все равно кто-нибудь из персонала отеля быстро закроет. А вору брать у меня особо нечего, да и все ценное и документы хранятся в сейфе отеля.
В вестибюле купил в лавке пару упаковок ледяного баночного пива и пришел на пляж, к ребятам нашей компании.
Эти мужчины и женщины встретили меня взглядами сочувствия иприветливыми улыбками. Стало сразу очевидно, что они понимали: мой сегодняшний неприветливый и сумрачный вид вызван не только ночным недосыпом, но и дневным душевным смятением.
Приятели все были уже взрослыми, и каждый наверняка прошел через расставание с близким человеком. А кто не прошел, так что ж…Не знаю, стоит ли такому «счастью» завидовать.
Все-таки в старости мне будет что вспомнить, а горечь утрат и ошибок уже угаснут в памяти.
Баночное пиво было встречено компанией с радостью, и я в два счета был избавлен от его тяжести. Лёг на любезно предоставленный белый пластиковый лежак и вскоре заснул на солнышке.
Последнее, что запомнило мое засыпающее сознание, так это море, накатывающее свои волны на белоснежный песок пляжа, и шум большой воды и веяние вольного ветра.
Проснувшись, я почувствовал себя гораздо лучше, отдохнувшим и снова сильным. И на душе моей стало легче и уже только самую малость, на донышке, плескалась грусть.
Оказалось, что за время сна рядом на пляже возле нас расположилась компания трех подруг. Среди них была и та, что своим именем дала название этому повествованию.
Пары из нашей компании разбрелись по номерам, а на заигрывание с девушками остались только одиноки мужчины. И сейчас они весело и непринужденно перебрасывались остроумными репликами с тремя холеными женщинами, которым я и был представлен.
Две дамы поглядели на меня весело и заинтересовано, а вот Гузаля глянула равнодушно и слегка презрительно. Она демонстративно внимательно оглядела мои многочисленные шрамы и неожиданно громко вынесла вердикт:
Если бы вы изучили астральное каратэ, то не имели бы сейчас этих страшных рубцов. Умел бы побеждать своих противников силой мысли и ауры.
Не вполне отойдя от сна и не вернув еще хороших манер, я искренне рассмеялся такому безапелляционному девичьему заявлению. Объяснил этой оторопевшей «знатоку боевых искусств», что шрамы у меня не от драк, а от того что в детстве с яблони упал, и ушел купаться в море.
Когда вернулся мокрым и стал растираться полотенцем, то Гузаля уже утратила ко мне интерес. Она говорила какие-то колкости моим приятелям, а те молчали. Ее подруги виновато улыбались.
-Злая татарка в своем репертуаре -решил я про себя.
Вредная, неуживчивая, красивая...
Фигура Гузали, одетая в коричнево -оранжевого узора открытый купальник, и в самом деле была отменной. Коричневой от загара, без грамма лишнего жира, высокой, женственной и ...несексуальной, как у куклы. По крайней мере тогда она мне таковой показалась.
Согласитесь, господа, что далеко не каждая красивая женщина с безупречной фигурой вызывает в нас хоть какое-то физиологическое желание, не говоря уже про жаркий огонь в крови.
Вообще-то мне кажется, что по большому счету у девушки для пущей привлекательности должен быть маленький изъян. Именно такой изъян вызывает в мужчине легкую жалость, снисходительность, и желание покровительствовать.
Одновременно, наличие у девушки изъяна, придает ее поклоннику уверенности в своих силах, он действует решительней и не мнется зря.
Ведь сколько прекрасных телом и чистых душой девушек мы не заметили в молодые годы. Из собственной неуверенности, недооценили свои силы и возможности, и как результат- упустили прекрасных девушек.
И всё благодаря этой проклятой неуверенности в себе и своих силах. И как легко мы становились легкой добычей тертых и опытных стерв, умеющих отводить глаза и притворяться хорошими...но только до поры до времени.
Например, я со школьных времен избегал татарок, считая их вредными. Еще моя одноклассница, татарка по имени Диана предостерегала:
«Берегись татарок! Она тебя с г-ном сожрёт!»
Теперь я не сомневаюсь, что произнося эту фразу, Диана искренне желала мне добра. И кроме того, теперь я уже знаю, что сама Диана любила меня все наши школьные годы. Она так и не вышла замуж, а злые языки дразнят ее за спиной «Орлеанской девственницей».
Хотя аллах и не обещал женщине легкой жизни, мне теперь искренне жаль Диану. Наверное, поэтому я и не посетил ни одну встречу выпускников. И как мне рассказывают одноклассники, Диана также ни на одной встрече не была.
Избегал я татарок до своих 30 лет, пока не познакомился с Гузалей. Вернусь к ее описанию. Это был великолепный образчик истинной татарской красавицы. Кареглазая, высокая шатенка с правильными чертами лица, 31 года от роду. Обладательница ладной женственной фигуры- почти без животика, с крепкими стройными ногами, большой грудью, тонкой талией.
На вид бездетной Гузале можно было дать не более 25 лет. Замужем она никогда не была и в гражданском браке не состояла. Закончив с красным дипломом универовский факультет прикладной математики, Гузаля устроилась работать на таможню и строила успешную карьеру.
В свободное время гузаля занималась написанием компьютерных программ, степ -аэробикой, танцами, изучением языков под сертификат (она готовилась перебраться на ПМЖ в Великобританию) и каким-то мифическим астральным каратэ.
Вероятно, этим очередным «бесконтактным воинским искусством» какой-то прощелыга и мошенник, «гуру» и «инструктор» дурил головы привлекательным молодым девушкам. Это дурацкое астральное единоборство сыграло существенную роль в нашем с Гузалей сближении.
На территории отеля важно расхаживал «начальник службы безопасности». Туристам он отзывался на прозвище Аль-Пачино, на вид ему было слегка за 30, с шоколадным от загара телом. Под два метра ростом, сухопарый, с рельефной мускулатурой. Этот парень показывал фокусы, выполнял силовые гимнастические трюки, боксировал с желающими на ринге, приз победителю 50 евро. Одним словом, этот аниматор-безопасник привлекал к себе внимание отдыхающих и развлекал их. Как результат, каждый вечер с ним уходила куда-то в ночь очередная смущенная и радостная одинокая туристка.
На мой взгляд, этот Аль-Пачино был мелким жуликом и жигало. Вероятно албанцем по национальности, но здесь выдающим себя за испанца. Среди отдыхающих ходили слухи, что цыган служил в каком-то крутом балканском спецназе, то ли сербском, то и хорватском. Если и так, то наверное все-таки в сербском, они так себе вояки. И наверняка карателем был, мирных жителей зачищал.
Те люди, кто реально и хорошо воевали, картинными героями редко выглядят. И как правило, в мирной жизни они тихи и малозаметны. Кто-то даже говорил, что этот цыган был с Иностранного легиона-вполне возможно, среди “белых кепи” полно людей извилистой судьбы.
Так вот, этот цыган отчего-то вздумал со мной познакомиться, а я беззлобно, но прямодушно назвал его цыганом. Его хищные глаза черного цвета вспыхнули от бешеной злобы. Знаете, так бывает у цыган, когда они блефуют перед дракой. Надо лишь проявить спокойствие и молчать ожидающе, и тогда они сами отстанут. Правда, это если только цыган не достал нож. а если достал, тогда сливай воду... Я убежден, что в ножевом бое цыгану равен только мексиканец. Пожалуй, последний и получше будет.
Но я не мекс-ножевик, а человек простой, мирный и против цыгана на ножах не выстою. Всё это я и объяснил албанскому цыгану с погонялом «Аль-Пачино» и предупредил, что если увижу в его руках нож, то по-русски забью его до смерти подручными средствами. Тот в ответ посверкал глазами, и отстал от меня.
И вот вечером того дня, что я впервые увидел Гузалю, цыган опять вышел на ринг. И на беду против него вышел один чел из нашей компании. Бог знает, какой бес в моего приятеля вселился. Он уверял, что был чемпионом по боксу одной поволжской республики. Наверное, мой приятель попросту перепил.
А в цыгана в тот вечер тоже бес вселился, и он отделал моего приятеля по-настоящему. Оказалось, что тот совсем не умел боксировать, и это было ясно с первых секунд.
Цыган был хорошим боксером, по-хорошему ему не следовало работать против новичка так жестко, тем паче против отдыхающего.
В общем, я тоже решил немного развеяться и вышел против цыгана следующим, но уже за 100 евро призовых. Если честно, у меня деньги заканчивались, было бы неплохо на -халяву немного и подзаработать.
С учетом того, что цыган был хорош в боксе, я не рисковал- сразу влепил ему лоукик в переднюю ногу, впечатал левый прямой в солнечное сплетение и правым боковым отправил в нокаут.
Правда, судьи отдали мне только 50 евро вместо 100- из-за лоукика, но я и этим деньгам тогда был рад.
На следующее утро стуком в дверь меня разбудила Гузаля. Она попросила сопроводить ее в город, на пару часов. Пришлось согласиться, и от неожиданности, и чтобы Гузаля отстала поскорей, да и неудобно было отказать такой красивой девушке.
В такси Гузаля объяснила, что у нее в планах пройтись по лавкам и магазинам “не для приезжих”. А для этого ей нужен сопровождающий мужчина, так спокойней.

Таксист отвез нас в какой-то район, далекий от туристических маршрутов. Там уже я проявил инициативу, потому как не хотел лишних неприятностей, да еще в чужом государстве. Подошел к группе мужчин, что пили кофе на улице, поздоровался. Те мужчины мне вежливо ответили и тоже поприветствовали. Через переводчицу (Гузаля хорошо болтала на разных языках) объяснил им, что моя женщина желает сэкономить на покупках, а я не в силах ей перечить.
Выразил готовность подарить уважаемым местным жителям кофе и сигареты. Те вошли в мое положение и дали нам в провожатые мальчишку. Он провел нас по лавкам, и Гузаля вскоре затарилась местными товарами по местным же ценам.
Все это время я терпеливо носил за ней сумки, помогал с примеркой и отвечал на вопросы “Как мне это, идет?”. Когда проголодался, то купил местных лепешек и мы все втроем, вместе с провожатым их с удовольствием поели.
Гузаля смотрела на меня как на лошадиную силу и сторожевого пса в одном флаконе. Когда мне потребовалось отлить, то я молча пошел в какие-то развалины, а Гузаля и бровью не повела, терпеливо меня дожидаясь. Типа, животное же, что с него взять...
Когда наконец Гузаля заявила, что ей достаточно покупок, был уже почти вечер. Мы купили кофе и сигареты и отдали провожатому для передачи местным. Сами вернулись в отель, и Гузаля поблагодарила меня уже без тени былого сарказма.
Поздним вечером был ужин в уютном и респектабельном ресторане, на застекленной веранде. Под нами был скалистый обрыв и темно-серое, штормовое море.
Кроме меня и Гузали присутствовали два парня из моей компании и две гузалины подруги. Закончив с пищей, мы лениво заказали десерт и коктейли, закурили сигары. Будучи мусульманкой, Гузаля не курила и не употребляла алкоголь.
Состоялось обсуждение дальнейших планов. Две состоявшиеся пары решили перебраться в ночной клуб. Меня этот этот вариант не устраивал потому что было уже лениво искать себе девушку в ночном клубе.
Приятели отозвали меня в туалет и сообщили, что их девушки отказались оставлять одинокую Гузалю. А та не хотела ехать с ними в клуб. В итоге было решено, что я посижу еще с Гузалей, а ее подруги с чистой совестью уедут в клуб.
Так мы остались в ресторане вдвоем. Предложил Гузале еще что-нибудь заказать, та отказалась. Вид у нее был равнодушный и расслабленный, слегка усталый и ленивый, как у кошки.
Я смотрел на чернеющую воду моря, редкие огни берега, и вдруг почувствовал грусть... сытую, слегка пьяную грусть.
Красивая девушка находилась рядом, но мне хотелось поскорее избавится от нее. Спуститься в бар и там подцепить себе девушку на одну ночь.
Наконец Гузаля взяла свою сумочку, поднялась со стула. И горестно произнесла себе под нос одно мне с детства знакомое диалектное слово.
Означающее примерно- "Ну что ж, ладно".
-Откуда ты знаешь это слово- быстро спросил я.
Оказалось, что семья Гузали, после распада Союза переехала в Россию из Узбекистана.Меня как током ударило, ведь Гузаля оказалась почти землячкой!
Не колеблясь, я выпалил все диалектные слова, в том числе и неприличные.
-А ведь мы с тобой почти земляки, Гузалька!
Женщина сразу помолодела и словно осветилась изнутри. Мы весело обменялись несколькими фразами из беззаботной юности. И нас обволокло облаком счастья, доверия, чистоты и праздника.

Так мы стали неразлучны, а спустя неделю и совсем близки. Гузаля отдавалась мне самозабвенно, чувствовалась что была неопытна. Она рассказала, что у нее были очень короткие, тяжелые и тягостные отношения, с одним очень не хорошим мужчиной.
Что ж, бывает и такое... Хотя слишком верить девушкам в таких вещах все-таки не стоит.
Когда пришло время, мы разъехались с курорта. Но по-моей инициативе созванивались, я даже приезжал в город к Гузале, к ней в гости. Она говорила, что хочет нашего брака, да и сам был не против жениться на Гузале.
Моей маме она тоже понравилась: почтительная, понимающая, заботливая, хозяйственная, красивая и чистоплотная. С Гузалей я чувствовал себя легко и свободно.
Однако, я всегда был, да и остался идиотом. И когда от меня (?) забеременела одна художница, то я сдуру рассказал об этом своей Гузале. Все достоинство художницы было в красивом лице, классной фигуре и умении много пить, не пьянея. Плюс она жила в одном городе со мной, а Гузаля была далеко. Художница и в подметки не годилась Гузеле, просто так получилось, ненужная связь по моей глупости. Рожать художница так и не стала, просто взяла с меня откупные за аборт.
А Гузаля уже не простила меня за мой проступок. Принялась демонстративно принимать противозачаточные таблетки, и постепенно свела наши близкие отношения на нет. Без единого упрека и скандала, мы с ней остались просто друзьями.
Наверное, мне надо было смело и без раздумий жениться на Гузале. Хотя бог знает, как она переменилась бы после свадьбы...
Да, я идиот, и на старости лет это осознал. Но что толку сожалеть теперь об ушедшем и невозвратном? Ведь жизнь продолжается, и множество ошибок мне предстоит совершить.

конец

картинка https://pixabay.com/en/rose-roses-flower-flowers-woman-3090834/

0
286.966 GOLOS
На Golos с June 2017
Комментарии (20)
Сортировать по:
Сначала старые