GOLOS
RU
EN
UA
blockchained
11 месяцев назад

📝 Как обрести свободу в несвободном мире (Daniel Larimer)

Даниэль Лаример
5 февраля

Недавно я перечитал «Как я нашел свободу в несвободном мире» Гарри Брауна. Эта книга представляет собой прекрасное руководство по тому, как взять на себя ответственность за собственную свободу и избежать различных ментальных ловушек, которые лишают нас свободы в гораздо большей степени, нежели правительства.

Пока я читал, одна вещь захватила моё внимание больше других – идея о том, что мы не должны пытаться масштабно организовываться совместно с другими. Один из приведенных тезисов заключается в том, что любая общественная организация, базирующаяся на некой на свободной лазейке, привлекает к ней внимание правительства и в конечном итоге закрывает ее для всех. Кроме того, все подобные усилия по организации создают лидеров, которых можно свергнуть, точки централизации, которые могут быть коррумпированы, и расхождения в стимулах.

У каждого из нас есть выбор: либо заботиться о своих интересах, либо тратить время и силы, пытаясь обеспечить выгоду для других ценой огромных затрат со своей стороны. В прошлом люди отдавали свои жизни, чтобы другие могли получить немного свободы (по крайней мере, так гласит история). Некоторые могут возразить, что революции возглавляют те, для кого риск/вознаграждение – это простое деловое решение, и что оправдания, такие как борьба за свободу – это всего лишь маркетинговая тактика для привлечения пожертвований в форме времени, денег и крови.

Это классическая дилемма заключенного. Каждый из нас получает выгоду, принимая сторону врага и позволяя ближнему страдать. Гарри рекомендует дезертировать и заботиться о своих личных интересах, если только вы не чувствуете счастье жертвуя, вплоть до смерти, во благо анонимных незнакомцев. Это стратегия, которую рекомендует теория игр.

К сожалению, нет никакого стимула рисковать своей жизнью ради ближнего, пока вам нечего терять.

Существуют системы, посредством которых люди могут организовываться для защиты друг друга с помощью своего рода страхования от несправедливости. Если вероятность того, что какое-либо лицо подвергнется нападкам со стороны правительства, достаточно низкая, то люди могут компенсировать свои риски, участвуя в программе страхования. Функционирование такой системы требует собственного внутреннего управления, которое также может быть подвержено коррупции. Кроме того, база данных зарегистрированных участников создает списки членов движения сопротивления, которые могут подвергнуться систематическим наказаниям за простое участие.

Биткоин создал уникальную возможность повышения денежной свободы, которая выровняла стимулы так, что пользователи приобрели ощущение конфиденциальности, возможность получать прибыль и стимул распространять полученное знание. Все стимулы были приведены в соответствие с целью привлечения к участию лиц, действующих в своих собственных интересах.

Правительствам потребовалось 10 лет, чтобы осознать угрозу, но теперь, когда все взоры обращены на криптовалюту, правила меняются. Централизованные системы, созданные для облегчения связи между покупателями и продавцами токенов, не являются анонимными, а их операторы вынуждены идентифицировать своих пользователей. В последнее время они были вынуждены применять в отношении пользователей правительственные санкции без возможности их обжалования.

Суровая горькая правда заключается в том, что блокчейны зависят от публичной сети с общедоступными конечными точками, что может раскрыть личность человека, предоставляющего инфраструктуру для перемещения ценности. Даже блокчейны, которые пытаются обеспечить конфиденциальность переводов, не могут обеспечить конфиденциальность нод, которые принимают и распространяют транзакции, или веб-сайтов, которые осуществляют распространение программного обеспечения кошельков.

Единственная надежда на выживание публичных блокчейн-сетей – это существование стран, которые будут физически защищать операторов нод. Даже если ноды могут безопасно работать в определенных юрисдикциях, это не означает, что интернет-провайдерам между пользователями и нодами будет разрешено направлять трафик на ноды.

И хотя тот факт, что всегда есть способы обойти интернет-цензуру, несомненно правдив, в равной степени верно и то, что для масс барьеры могут оказаться слишком высокими. Это выводит публичные блокчейны в область серых рынков, где вознаграждение за участие является достаточным для оправдания рисков. В качестве альтернативы возможен вариант, где публичные блокчейны просто станут прозрачной инфраструктурой, к которой будут применяться все правила правительства.

Такие криптовалюты, как биткоин, скорее всего, продолжат существовать, однако пользователи придут к пониманию того, что с биткоином у них не больше свободы, чем с существующей банковской системой. Если банки не дадут вам открыть банковский счет, потому что им не понравится ваш совершенно законный бизнес, то биржи, скорее всего, откажутся предоставить вам аккаунт, и ваши биткоин-адреса будут занесены в черный список. Вполне вероятно, что майнеры могут даже быть вынуждены подвергнуть цензуре вашу транзакцию, или же они будут рисковать потерять свои значительные инвестиции в оборудование.

Помните: одна из первых вещей, к которым прибегают отчаявшиеся правительства во время социальных беспорядков – это отключение интернета. Если вы не контролируете сетевую инфраструктуру и аппаратную платформу, ваша способность эффективно взаимодействовать будет утрачена. Если вы зависите от iOS-приложения, то оно может быть дистанционно удалено с вашего телефона при следующем подключении к интернету, или же есть вероятность, что Apple просто отзовут свою подпись у ваших файлов, как это недавно произошло с Facebook и Google.

Высокая цена свободы

Если вы хотите свободно преследовать свои интересы без вмешательства извне, то вам необходимо минимизировать свою зависимость от мировой экономики. Если вы (или ваше небольшое сообщество) не контролируете поставки питания, то вы не можете быть свободными. Если вы зависите от интернета для получения дохода, то вы не свободны. Ваша способность продолжать генерировать этот доход зависит от постоянного одобрения вашего бизнеса правительством.

Максимальная свобода происходит из самодостаточности; однако цена этой свободы – значительно более низкий уровень жизни. Такой уровень жизни был бы возможен, если бы на земле не было других людей, которые бы представляли для вас опасность.

Очевидно, что большинство из нас не захотели бы так жить, даже если бы у нас была такая возможность. Мы все предпочитаем сотрудничать с другими на добровольной основе. Сотрудничество позволяет специализироваться и повышать эффективность за счет потенциальной созависимости. Мы можем поддерживать нашу независимость до тех пор, пока у нас есть несколько поставщиков любого товара или услуги, от которых мы зависим, и/или же мы сохраняем способность производить товар самостоятельно.

Максимальная экономическая эффективность исключает избыточность и менее эффективные средства производства, но параллельно максимизирует зависимость и хрупкость. Цена, которую мы должны заплатить за свободу – это повышение стоимости товаров и услуг из-за массива лишних и/или менее эффективных средств производства.

Тарифы на импорт

Введение импортных тарифов призвано сделать местные, менее эффективные средства производства более рентабельными, чем товары иностранного производства. Импортные пошлины пытаются решить дилемму заключенного, когда отдельные члены страны выбирают иностранные товары в ущерб ее экономической независимости. Страна, потерявшая экономическую независимость, теряет и суверенитет перед другими странами.

Представьте себе двух человек на острове. Сначала они оба добывают еду, но один из них становится более эффективным в добыче пищи. Обе стороны соглашаются начать обмен продуктов питания на другие товары и услуги. В конце концов, один человек теряет способность добывать пищу и/или становится зависимым от большего количества пищи, чем он мог бы добыть сам. Этот механизм может существовать мирно до тех пор, пока существует избыток продовольствия для торговли и пока другие товары и услуги пользуются спросом у производителя продовольствия.

Производитель продуктов питания в конечном итоге получает безграничное преимущество над другой стороной при обсуждении цен.

Страна, устанавливающая высокие тарифы на импортируемые товары, придает большое значение своей экономической независимости. Такая страна будет в значительной степени невосприимчива к состоянию мировой экономики, и ее население сможет жить в относительном мире со своими соседями до тех пор, пока соседи не станут зависимыми от экспортируемой им продукции. С этой точки зрения экспортный налог поощряет независимость ваших соседей и препятствует войне в том случае, если он вводится до того, как другая страна станет зависимой от ваших услуг.

Местные производители продают товары на местных рынках и рады налогам на импорт, потому что они могут получить прибыль. Местные потребители не любят налоги на импорт, потому что это повышает стоимость жизни, заставляя их платить за независимость сообщества.

Возникает вопрос: как распределять поступления от налогов на импорт/экспорт? Правительства хотят, чтобы все доходы управлялись бюрократами и политиками для осуществления их социальной политики. Моя рекомендация – убрать из уравнения все политические игры и изъять выручку из обращения либо выплатить ее в виде процентов по долгосрочным облигациям. Это будет способствовать накоплению капиталовложений, необходимых для развития местного производства и снижения цен.

Ценность множества небольших сообществ

Чем меньше рынок, от которого вы зависите, тем больше у вас свободы. Об этом свидетельствует тот факт, что выбор существующих мелких рынков шире, чем больших. Если вы зависите от технологии сотовой связи, то в конечном счете вы зависите от двух основных поставщиков, Google и Apple, которые, в свою очередь, в значительной степени зависят от пары крупных компаний-производителей оборудования.

Для производства айфонов, доступных по экономически эффективной цене и в достаточном объеме, требуется глобальное сообщество, чтобы оправдать капиталовложения в заводы. Это означает, что будет существовать ограниченное количество производителей, и если вы станете зависимы от этой технологии для получения дохода, то потеряете свободу. Вы уже не сможете свободно выбирать, как будет работать ваш бизнес, потому как если Apple или Google не понравится ваш продукт или услуга, они смогут просто ее отключить. Поскольку Google и Apple подчиняются различным правительствам мира, вы теперь зависите от тех же правительств и их доброй воли.

Те же правила применяются и к социальным сетям. Если вы зависите от Facebook и Twitter, чтобы поддерживать связь с друзьями и семьей, то вы находитесь в их власти, и они могут решить перестать вас обслуживать, потому что им не понравились ваши политические взгляды.

Еще острее стоит вопрос адреса вашей электронной почты. Это сердце вашей онлайн-идентичности и средство, с помощью которого бесчисленные онлайн-компании с вами общаются. Если вы полагаетесь на управляемую третьей стороной электронную почту (например, Google, Apple, Microsoft или вашего интернет-провайдера) для поддержания критически важных каналов связи, то вы потеряли свободу.

Китайская система социального рейтинга наглядно демонстрирует риски, связанные с зависимостью от товаров или сервисов, которые могут быть легко запрещены одним указом. Это делает вас рабом всех мыслимых прихотей правительства.

Минимизация зависимости от безальтернативных продуктов и услуг

Если вы заботитесь о своей свободе, определяемой способностью действовать самостоятельно или просто сказать «нет» или «отказаться», то вы должны стремиться к тому, чтобы ваша еда, жилье, одежда и социальная сеть были устойчивы к внешним зависимостям. Иметь мобильный телефон – это нормально, пока вы сохраняете способность жить счастливой жизнью без него. В порядке вещей покупать товары длительного пользования, которые не производятся на местном уровне, если они прочны и присутствуют в достаточном изобилии, чтобы дать вам время на адаптацию в случае, если этот товар станет недоступен.

Возможно, вам стоит попробовать провести эксперимент, чтобы понять, как долго вы сможете прожить без определенного товара или услуги. Если вы не будете периодически воздерживаться от технологий, то не поймете, насколько сильно ваша жизнь стала зависимой от их присутствия.

Мы создали культуру, основанную на оперативном менеджменте запасов, стриминге развлечений и мгновенной коммуникации. Каждая из этих оптимизаций уменьшает уровень нашей свободы, если она зависит от поддержания функционирования этих технологий. Чем больше мы зависим от этих сервисов, тем слабее наш голос для переговоров на рынке и с нашими правительствами.

Деньги – это, пожалуй, одна из на наиболее фундаментальных вещей, от которых мы зависим. Это половина практически каждой сделки. Везде, где это возможно, мы должны стремиться к выпуску собственных валют, использованию местной валюты или торговле золотом и серебром. Каждый раз, когда мы используем нелокальную валюту, мы передаем свою свободу нелокальной финансовой системе. Если эта нелокальная финансовая система решит нас изолировать, то мы потеряем способ торговли с соседями.

Идеального решения не существует, но там, где это возможно, мы должны пытаться поддержать местные предприятия, которые также поддерживают другие местные предприятия. Торгуя на местном уровне с использованием местных валют, мы увеличиваем местную автономию.

Создание распределенных онлайн-сообществ кажется привлекательным способом организации единомышленников по всему миру; к сожалению, эти сообщества и люди в них не могут выжить в мире, где крупные технологические компании принуждают к подавлению свободы коммуникации.

Обменяете ли вы свободу на комфорт?

Есть история о человеке, который пытался охотиться на диких уток, чтобы прокормить свою семью. Он ходил к местному пруду с дробовиком и пытался подкрасться к уткам. Если ему везло, он успевал сделать один выстрел до того, как утки улетят. Если ему не везло, утки слышали его приближение и улетали прежде, чем он успевал выстрелить.

Спустя какое-то время он устал от количества усилий, необходимых для поимки одной птицы, поэтому он нашел немного хлеба и начал прикармливать птиц. Птицы постепенно стали доверять человеку и разучились самостоятельно добывать пищу. Со временем человек смог подходить к любой утке, хватать ее и нести домой на ужин.

Каждый раз, когда мы выбираем для себя удобство бесплатного хлеба, мы рискуем стать легкой добычей. Чем более зависимыми мы становимся, чем больше мы жиреем, тем труднее нам улететь, когда правительство приходит за фунтом мяса.

Итак, каждый день у нас есть выбор: кормиться самостоятельно (или с небольшим сообществом) и увеличивать уровень свободы в долгосрочной перспективе или принимать бесплатный хлеб и увеличивать наш краткосрочный комфорт. Для некоторых людей лучше год получать хлеб насущный и быстро умереть впоследствии, чем всю жизнь бороться за свободу. Некоторые люди предпочитают принимать наркотики ради быстрого кайфа, даже если это разрушает их жизнь.

Один в поле не воин. Изобилие, которое у нас есть сегодня, является результатом нашей созависимости от остального общества. Ключевое значение здесь имеет уверенность в том, что для любого продукта, от которого мы со временем начинаем зависеть, у нас есть эффективно безграничные конкурентоспособные источники подобных товаров и услуг. Если мы позволяем себе стать зависимыми от небольшого количества источников, то они нас неизбежно порабощают.

Это отлично усвоили правительства и такие компании, как Google и Facebook. Если они могут получить государственную монополию на продовольствие, воду, жилье, транспорт, электричество, связь и здравоохранение, тогда они могут требовать чего угодно и получать послушание почти ото всех. Стоимость раскачивания лодки и вероятности быть отрезанным от услуг, от которых зависит наша жизнь, слишком высока. Кроме того, вы, потребитель, больше не решаете, какие услуги вам предлагают. Хотите здоровой еды? Очень жаль, но получите вы стерильную-напоминающую-пищу-субстанцию. Хотите легкий дизельный автомобиль – не повезло, потому что получите вы дорогостоящий электрокар. Хотите интернет без цензуры? Уж извините. Хотите делать покупки в интернете без отслеживания ваших данных – не вариант.

Речь идет не только о свободе от коррупции, но и об уровне сопротивляемости природным и рыночным условиям. Солнечная вспышка может нарушить работу глобальных энергетических систем и привести к массовому голоду. Землетрясение в неудачной локации может разрушить критически важные заводы. Новый грибок может убить подавляющую часть монокультур. Если всё человечество будет зависеть от товаров и услуг, производимых в каком-либо одном регионе, то всё человечество станет уязвимым перед локальным разрушением.

Что тебе нужно в жизни?

В иерархии потребностей Маслоу говорится, что мы нуждаемся в базовой пище/жилье/одежде, далее следует безопасность, затем любовь/принадлежность, а уже затем самооценка и самореализация. Мне кажется, что большая часть современных технологий призвана отвлекать и не ведет к самореализации. Кажется, мы уже привыкли строить свою жизнь на некачественной пище, что приводит к ухудшению здоровья, а наши дружеские отношения становятся цифровыми и номинальными.

Требование номер один для приятной жизни – здоровье. Оно приходит с хорошей, чистой, питательной едой и чистым, теплым местом для жизни со здоровым сообществом вокруг. Для большинства людей качественная местная социальная сеть в сочетании с продуктами питания местного производства, жильем и одеждой обеспечит гораздо более счастливую жизнь, чем цифровая социальная сеть, продовольственные талоны и государственное жилье.

Цена свободы высока, но потенциальное качество осознанной реализованной жизни бесценно.

Подлинная децентрализация требует местных решений, а не глобальных сетей.


Переведено @blockchained

Оригинал поста: ЗДЕСЬ



Загрузите десктопное приложение с открытым исходным кодом RuDex


Вы можете торговать токенами EOS на RuDEX

17
262.480 GOLOS
На Golos с January 2017
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые