GOLOS
RU
EN
UA
gothy
3 года назад

История одной посылки, или Как я "бодался" с Почтой России

Один маленький антикварный магазин в Париже начал распродавать свое добро. Я об этом узнал и решил, что на этой волне неплохо было бы мне пополнить коллекцию оловянных солдатиков. Тем более, что продавался прекрасный набор, изображающий схватку прусских и французских гренадер под Росбахом в 1757 году. Яркие мундиры, высокие медвежьи шапки, война в кружевах - все как я люблю. Я поучаствовал в аукционе и выиграл. И стал ждать посылку. Так началась эта история.

Дело было в конце января, давно уже. Клод, владелец магазина, не торопился. Видимо, это одна из особенностей французов (а также итальянцев, испанцев и прочих представителей романской группы, этим они весьма и весьма отличаются, скажем, от немцев). Он выслал мне посылку где-то через неделю. Но я не обиделся, сделав скидку на национальные особенности Клода. Тем более, мысль о том, что я стал обладателем набора, меня грела и даже заставляла душу трепетать.

В этом душевном трепете я пребывал месяц и еще чуть-чуть. Потом стал волноваться. Написал Клоду: как же так, Клод, где посылка? Он ответил, что все отправил в срок, как часы, переплатив в добавок за доставку в Россию еще евро 20. "Больше не буду связываться с Россией", - заканчивалось его письмо. И прислал мне трек-номер, чтобы я все-таки смог посылку отследить. В тот же день я попробовал. Зашел на сайт "Почты России" и узнал, что посылка еще в пути. "Всякое бывает, - подумал, вспомнив о репутации "Почты России", - придет рано или поздно. Главное, чтобы назад не отправили".

На несколько дней я про посылку забыл. Вспомнил позавчера поздно вечером, увидев в фейсбуке сообщение московского товарища. Он написал, что ему из "Почты России" пришло странное письмо, где то ли его посылка, то ли ее содержимое называлось весьма загадочно - "литой член". "Ха-ха, - написал я Мише. - Мне никакого члена еще не пришло и даже неизвестно, где он находится". Мы посмеялись (то есть обменялись смешливыми лайками), а я полез снова проверять статус своей посылки. И сайт "Почты России" снова мне выдал два бессмысленных слова: "в пути".

Развязка случилась вчера. Я снова, по традиции, забыл про посылку. И тут звонок на рабочий телефон:

- Здравствуйте, это из "Почты России" вас беспокоят. Зинаида меня зовут.

Конечно, первым делом я вспомнил про посылку, но Зинаида захотела мне рассказать про другое. Хотя в принципе и связанное с посылкой. Точнее, с посылками. 

- У вас на сайте заметка появилась про нас...

- Интересно. Какая?

- Ну там, сотрудница почты воровала посылки и ее задержали...

Я сразу вспомнил громкую тему, которой занимался коллега Игорь.

- Ну да, правоохранительные органы нам об этом сообщили. Наворовала посылок на 127 тысяч рублей. Это не так, разве?

- Все так, но у нас есть кое-какие подробности. Я вам выслала комментарий. Поставьте на сайт, будьте любезны.

Я пообещал, что почитаю, записал мобильник Зинаиды и на этом разговор закончился. Но вначале я внимательно перечитал нашу заметку. И у меня внутри, как это говорится, все вдруг похолодело! Вы представьте только, наворовала посылок на 127 тысяч! И наверняка среди этих сворованных посылок есть и моя, та самая, которую отправил мне из Парижа месье Клод, переплатив 20 евро. Хотел было уже попросить Игоря уточнить, в каком отделении работала воровка, но... Отвлекся, забыл, закружился в вихре ежедневной рабочей суеты.

Вернул меня на землю новый звонок из "Почты России". На другом конце провода снова была Зинаида:

- Ну что? Уже два часа прошло, а вы наш комментарий не ставите.

- Извините, Зинаида, сейчас.

Я наконец-то прочитал комментарий, увидел, что ничего нового там нет, кроме того, что они сами, то есть сотрудники "Почты России", проявили бдительность, разоблачили воровку и поставили ей на вид. То есть уволили. Но и то хлеб. Сделал маленькую заметушку, в формате "катыша" - так мы в редакции называем малюсенькие материалы для сайта (есть еще, кстати, "дутыш" - это, когда "катыш" по разным причинам раздувается до размера стандартной заметки) - и повесил ее в ленту.

И, разумеется, снова вспомнил про свою посылку. И снова мне стало грустно. И я понял: нужно что-то делать. А что? Решил пробить ее местонахождение через сайт французской почты (все-таки путь ее начался в Париже). Кстати, давно нужно было это сделать, но такой вот я тормоз, простите.

Я утвердился в этой самоуничижительной мысли окончательно и бесповоротно, когда французская почта через две секунды нарисовала мне полную траекторию полета моей посылки - с таможней, сортировкой и так далее. И выяснилось страшное: через неделю после отправки она была уже в Гурьевске, в моем почтовом отделении. Через неделю, Карл! А я в течение нескольких недель каждый день внимательно проверял почтовый ящик, надеясь увидеть извещение... И сейчас, спустя месяц с лишним, теоретически, ее могли уже отправить обратно.

Тут я разволновался окончательно. Что делать? Думай, Лёша, думай! Позвонить в почтовое отделение, попросить задержать мою посылку? Если она еще там, конечно. Попробую. Попробовал, но безуспешно - в почтовом отделении решительно не хотели брать трубку. Что же делать? Мне казалось, что судьбу моей посылки, моих гренадеров под Росбахом решают минуты, вот эти самые минуты, которые стремительно утекают. Что вот сейчас мою посылку кидают в какой-нибудь специальный железный ящик, заваливая сверху еще десятками таких же посылок, которые пришли таким же тормозам, как и я. И сегодня же вечером моя посылка отправится обратно в Париж, Клоду, который ей явно не обрадуется, который и так переплатил за нее 20 евро, а придется заплатить еще столько же за обратную доставку. Он меня тогда окончательно возненавидит... И всю Россию в моем лице. И Марин Ле Пен не победит на президентских выборах. Вот что может произойти в самом крайнем случае. Но с этим я готов был дальше жить, но как жить без оловянных гренадер из антикварного магазина, я не представлял.

Случайно на глаза попался листок бумаги. В углу - номер телефона и подпись: "Зинаида". Набрал номер и сразу, можно сказать, - в лоб:

- Зинаида, это Алексей. Прочитали заметку с вашим комментарием?

- Ой, нет, не видела еще.

- Но там все нормально, поверьте. Ваша позиция по поводу этой злосчастной воровки отражена детально. Я хочу подчеркнуть, детально. 

- Да, спасибо...

- Но у меня есть к вам личная просьба.

И я рассказал ей вкратце историю с посылкой.

- Она не должна ни в коем случае уйти обратно в Париж! - взмолился я в конце рассказа. - Это очень важно для меня, вы же понимаете? Росбах, гренадеры, Ле Пен, все дела.

Зинаида все отлично понимала, она оказалась отличным человеком. Она связалась с начальницей гурьевского почтового отделения, по трек-номеру пробила мою посылку, оказалось, что она все еще в Гурьевске, но ее действительно готовы были отправить обратно. Вот-вот готовы были кинуть в тот самый пресловутый железный ящик. И тогда конец - "литой член", а не гренадеры.

- Когда вы сможете ее забрать? - спросила меня Зинаида.

- Сегодня же! Спасибо вам! Вы меня спасли.

Мне повезло, что почта работает до восьми. Я успел. Забрал посылку. Когда заполнял квитанцию, спросил на всякий случай:

- Почему же вы мне извещения не приносили? Я бы ее уже давно забрал.

- А мы приносили, только вас не было дома. 

- Так я работаю. Кинули бы в ящик...

- Нельзя, это EMS, только лично в руки.

- И если бы вы меня не поймали, отправили бы обратно?

- Именно так. Таков регламент.

Вечером открыл посылку, подержал в руках оловянных солдатиков и - довольный - засунул обратно. На выходных расставлю на полке... В тот же вечер написал Клоду: "Клод, все получил, спасибо! Да здравствует дружба народов".

А это - те самые многострадальные гренадеры под Росбахом.

0
13.744 GOLOS
На Golos с May 2017
Комментарии (3)
Сортировать по:
Сначала старые