GOLOS
RU
EN
UA
liga.avtorov
в прошлом году

ПРОЗА. The portrait of Alexandra Grey. Часть 4


Часть 1
Часть 2
Часть 3

Спорткар затормозил возле складского здания с большой белой буквой «B» на стене. Патрик заглушил мотор и в сотый раз за вечер спросил себя – неужели он правда это сделает? Глянул в небо – Солнце уже утонуло в клубах лос-анжелесского смога, начинались уникальные сумерки, каких нет ни в одном другом городе мира. Идеальная атмосфера, чтобы совершить coming-out. Он обернулся, посмотрел на девушек и сказал:
– Пойдём!

Несколько часов назад Патрик рассеянно наблюдал за потоком машин на шоссе вдалеке внизу, кивая в такт взволнованной Стэфани, рассказывавшей свою историю. Огромный белый зонтик скрывал их от палящих лучей Солнца, в большом стакане медленно нагревался фруктовый чай с кусочками льда. Они сидели в кафе на крыше одного из зданий в центре – в этот час здесь почти не было посетителей, а Стэфани не хотела, чтобы их кто-то отвлекал.

– Итак, – подытожил Патрик, отпив чая. – В заброшенном городке в пустыне Невады в тебя вселился дух Джессики, и теперь она появляется в тебе во время секса, а Дэвид пока не в курсе, верно?
– Если коротко – то да, – кивнула Стэфани и, чтобы унять волнение, накинулась на пирожное.
– Твоя очередь, Патрик, – хитро улыбнулась Элиза. – Стэфи не смогла сама разобраться в этой истории, я немного знаю теорию, но на практике с этим не имела дела… а что скажешь ты?
– Ник говорил, что это или прошлые жизни, или мы улавливаем воспоминания других людей через это… коллективное… как его? – Стэфани пыталась вспомнить слово.
– Коллективное бессознательное, – кивнул Патрик. – Вполне возможно. Хорошее объяснение происходящему с тобой. Только моя история в эту теорию не лезет.
– Расскажи, – мягко попросила Элиза. – Мне очень интересно приоткрыть твои интимные тайны после того, как я показала тебе моего козлика.
– Все думают, что я непостоянен, часто меняю девушек и не хочу долгих отношений, – начал Патрик после паузы. – Тем не менее, одни долгие отношения у меня есть. Правда… вряд ли можно назвать это именно отношениями. Некая связь тут присутствует, и… после каждой встречи с этой женщиной у меня случается какое-нибудь удачное событие. Выгодная сделка или приятное стечение обстоятельств, дающее новые возможности. Как-то даже джип в лотерею выиграл, совершенно случайно. Почти сразу продал его – зачем мне джип?
– Прекрасно, – улыбнулась Элиза. – Это и есть элемент мистики – то, что после секса с одной конкретной женщиной к тебе притягивается удача? Почему вы тогда не поженитесь? Она слегка несвободна?
– Можно и так сказать, – Патрик пожал плечами. – Видите ли, в каком-то смысле её не существует.

На лицах девушек застыло удивление.
– Несколько лет назад я купил картину на уличном рынке, – рассказал Патрик. – Увидел и не смог пройти мимо. Торговец-мексиканец не знал ничего о картине или её авторе – но увидев мой интерес, сразу цену заломил. Эта картина – портрет женщины. Каким-то образом незнакомка с портрета общается со мной… я зову её Сэнди.

Повисло молчание.
– Коллективное бессознательное сюда никак не прикрутить, да и прошлые жизни тоже, – вздохнул Патрик. – Разве что в прошлой жизни я знал эту женщину, но картина совсем новая, нарисована самое раннее – в девяностые, это ясно по пейзажу. Если только в картине обитает дух и почему-то он… она помогает мне. Как в магических татуировках, – Патрик многозначительно посмотрел на Элизу.
– Знаешь, вот честно – меня всегда пугает, когда кто-то набивает на своё тело чужой портрет, – взволнованно сказала Элиза. – Я набивала клиентам и Мэрилин Монро, и Ричарда Никсона… ну да, и такие запросы бывают! – ответила она на два изумлённых взгляда. – Но на мне нет ни одного человеческого лица. Это страшновато – когда на тебе будто живёт кто-то другой.
– Может, в картине живёт неупокоенная душа? – предположила Стэфани.
– Но она ничего от меня не требует, – Патрик пожал плечами. – Может, когда-нибудь потребует. Не знаю.
– А ты пробовал у неё спросить? – поинтересовалась Элиза.
– Как? – спросил Патрик. – Просто подойти к картине и, глядя ей в лицо, задать вопрос: «Кто же ты?»
– Хотя бы и так, – Элиза пожала плечами. – Вдруг сработает? А можно… можно мне её увидеть?

Патрик опустил глаза и сжал кулаки.
– Я понимаю, это очень личное, – сказала Элиза. – Ты можешь продолжать и дальше общаться с Сэнди, скрывая её ото всех и таким способом привлекая к себе удачу. А можешь попробовать понять, как это происходит, откуда взялся этот портрет и что за женщина на нём изображена. Она помогла тебе – может быть, нужно, чтобы ты помог ей? Как минимум – она предана забвению.
– Возможно, она сама этого хотела? – тихо произнёс Патрик.
– Если и так – ты убедишься в этом и оставишь всё, как есть, – сказала Элиза.
– Мне тоже хочется её увидеть, – сказала Стэфани. – Если можно.

Патрик сильнее сжал кулаки, а после – выдохнул, выпрямился и расслабился. После глубокого вдоха и выдоха ему вдруг стало удивительно легко – неожиданно его внутреннее «Я» приняло решение, а тяжкий груз, с каждым годом всё сильнее давивший на плечи, растворился, подобно утреннему туману.
– А чёрт с ним, – вздохнул Патрик. – Поехали.

В полутёмном коридоре склада было жутковато – Стэфани и Элиза нервно переглядывались, но не нарушали тишину даже шёпотом. Чувствовалось, что это место любит безмолвие. Наконец, жалюзи взлетели вверх – и из бокса выглянул Патрик.
– Я всё приготовил, – сказал он. – Идём!

Спрятанная от мира на тихом складе, загороженная со всех сторон картонными коробками – пустыми или набитыми разным хламом, – гордо смотрела вдаль сотканная из масляных красок обольстительная незнакомка. Элиза и Стэфани остановились перед портретом и замерли, изучая это необычное произведение искусства.
– Здравствуй, Сэнди, – шепнула Элиза и шагнула ближе к портрету.
– Здравствуй, – эхом повторила Стэфани и посмотрела на Патрика. – Она красивая.
– Я знаю, – улыбнулся он.
– И как ты с ней общаешься? – спросила Стэфани.
– Ну как… просто смотрю на неё и чувствую, – ответил Патрик. – Все переживания происходят внутри. У меня в голове. В сердце, душе.
Элиза подошла к портрету вплотную и осторожно прикоснулась к раме.
– Там нет подписи художника? – спросила Стэфани.

Патрик покачал головой:
– Ничего похожего. Я бы заметил.
– Есть, – сказала Элиза. – Это подпись.
Она указала на брошь, приколотую к платью Сэнди.
– Ты не замечал, что брошь похожа на букву «R»?

Патрик подошёл ближе и всмотрелся.
– Похоже, но я всегда думал, что это египетский иероглиф «Уаджет». Два иероглифа – как «R» и её зеркальное отражение, означают левый и правый глаза бога Гора. Специально поискал информацию по этому поводу. Уаджет символизирует Луну и женское начало – вот я и решил, что с этим всё ясно.
– Просто, если бы я рисовала эту картину, то оставила бы подпись именно вот здесь и вот так, – сказала Элиза. – Да… чувствую, что так оно и было. Свои лучшие татуировки я тоже подписываю незаметно. Так кто же ты, Сэнди?

С этими словами девушка застыла перед картиной, глядя нарисованной незнакомке прямо в глаза. Патрик и Стэфани молчали. Наконец, Элиза повернулась к ним – на её губах играла хитрая улыбка.
«Улыбается прямо как Сэнди», – успел подумать Патрик.

Сделав шаг вперёд, Элиза крепко взяла их обоих за руки, встала на цыпочки и поцеловала Патрика в губы.
– Сэнди здесь, – шепнула девушка-картина. – Но ей нужны вы оба, – и она поцеловала Стэфани.

Дальше всё происходило в каком-то трансе – будто под воздействием алкоголя, веществ или религиозного ритуала. Спальный мешок и плотное мягкое одеяло были постелены на пол, одежды сброшены – и они втроём неспешно и чувственно ласкали друг друга, подчиняясь ритму, задаваемому некой внешней силой. Патрик ясно ощущал, что их не трое, а четверо – Сэнди тоже была здесь, подобно дуновению тёплого ветра, она касалась то грудей Стэфани, то бёдер Элизы, то обволакивала его ниже пояса, заставляя член наливаться бешеным возбуждением.

Краем сознания Патрик понимал, что нарушает сразу кучу моральных правил, целуя и лаская обнажённое тело женщины, принадлежащей его брату. Но Сэнди настойчиво требовала, чтобы они занялись сексом здесь и сейчас, все втроём, забыв про запреты и правила. Да и Стэфани ничуть не смущалась, прижимаясь к Патрику всем телом, впиваясь поцелуями в его губы, дразня его ловкими движениями пальцев… В какой-то момент Патрика осенило, что Элиза и Стэфани уже ласкали друг друга раньше… когда-то давно они точно были любовницами. Но сейчас он не хотел долго думать об этом – просто смотрел и наслаждался зрелищем, а тёплый ветерок Сэнди обвивал его тело, будто анаконда…
«Сейчас проглотит», – подумал Патрик, и тут Элиза резко дёрнула его за руку, привлекая к себе.

Он проводил языком по линиям рисунков на теле Элизы, чувствуя, как девушка всё сильнее дрожит от возбуждения… настало время поближе познакомиться с чёрной рогатой головой – на ощупь она оказалась нежной и тёплой.

Элиза, Стэфани, Сэнди… образы, поцелуи, части тела, рисунки и горячий ветерок слились в единую круговерть. Зажатый между двумя горячими женскими телами, Патрик чувствовал себя начинкой сэндвича. В голове бешено колотилась мысль – «Наконец-то я трахаю картину, по-настоящему трахаю!»

С этой мыслью он крепче прижимал к себе разрисованное тело Элизы и всё сильнее возбуждался. Сзади к нему прижималась Стэфани – её пальцы, направляемые потоком горячего ветра, умело находили эрогенные зоны на телах любовников. Элиза громко стонала, Патрик страстно прижался к ней и бурно разрядился, закрыв глаза. Почему-то перед его внутренним взором поплыли картинки, не имеющие отношения к происходящему – тихий перекрёсток, лестница с ажурными перилами, дверь в стене из полированного серого камня, вывески не разобрать…
– Дионис! – выкрикнула Элиза, бившаяся в оргазме.

Почему «Дионис» и что это означает – неважно, сейчас Патрик совершенно не хотел думать. Но картинка перед глазами сменилась – одноэтажный домик в пригороде, кустовые розы в саду, на веранде подвешены вазочки с вьющимися растениями. Чёрный автомобиль, залитая солнечным светом асфальтовая дорога, поворот к озеру – и тихая тёмная вода в безветренный солнечный день.
– Сан-Франциско! – выкрикнула Элиза и затихла.
– Сээнди! – хрипло и с наслаждением простонала Стэфани прямо в ухо Патрику.

Волшебство закончилось, трое утонули в тишине полного расслабления.


Написал длинное художественное повествование – о путешествии по доро-гам, городкам и вглубь себя. Размещаю по частям. Продолжение следует.
Предыдущие рассказы цикла:
The middle of nowhere
Burger of truth


Автор: @eldar-adov
Редактор: @ladyzarulem
Публикация: @stone

20.08.18


Торговая платформа Pokupo.ru







1
190.466 GOLOS
На Golos с June 2017
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые