GOLOS
RU
EN
UA
mickeysleep
в прошлом году

Он, Она и Перестройка (комедийно-трагедийная иронично-детективная семейная стихоповесть с продолжением.... (Глава 8)

Ссылка на оригинальное изображение

Меня вращает, как щепу торнадо,
И в пыль разносят страшные ветра.
Скажите, люди, мне вот это надо,
А может, отдохнуть уже пора?
Достаточно уж волны потрепали
Пробитую обшивку корабля.
Вы рвать мне душу, черти, не устали?
Опять там кто-то ломится! Вот тля!…

Глава 8. Сумерки 1 июля, Он
Звонок в дверь прозвучал неожиданно, как выстрел в упор. Я вздрогнул всем своим чувствительным телом, уши, как у заправского кота, съехали куда-то к затылку ― в сторону источника раздражения: это она, она, моя радость, принесла своему маленькому Котику немножко опохмелочки! Я знал, чувствовал, верил!
В последний раз, окинув хозяйским взглядом полузагнутые кверху от долго ожидания бутерброды с колбасой, я ринулся к двери, радостно восклицая:
― Иду! Лечу, моя прелесть! Уже открываю! А вот и я!...
― А вот и мы! ― передо мной стояли два здоровенных амбала, два гераклоподобных обрубка с квадратными головами, плечами и очень спортивными лицами. 
Я не успел ничего спросить, как волосатая рука, похожая больше на лапу гориллы, приподняла меня над порогом за горло и внесла обратно в квартиру. Второй тип угрём тут же просочился внутрь помещения и, отрезав мне все пути отступления, громко захлопнул дверь, не заботясь о тишине и спокойствии моих соседей.
― Ну что, Вася, ― спросила одна образина другую, ― могилка для клиента готова?
― Готова, готова, ― ухмыльнулся толстыми губами Василий и протопал на кухню.
― Гасить этого гада здесь будем или в лесок отвезём? ― поинтересовался первый, крепче сжимая моё бедное горло.
― Да не, отвезём, пожалуй, ― равнодушно прочавкал толстогубый, уплетая мои бутерброды. ― Ща вколем хмырёнышу антидвижуху и поедем!
И здесь я понял, что меня пришли убивать. Сердце моё опустилось, давление, напротив, поднялось, тело затряслось, губы задрожали, всё ещё неокрепшие ноги окончательно ослабли и подкосились. Вся моя жизнь пронеслась передо мной со скоростью светового пучка: мама, папа, ясли, сад, школа, первый поцелуй, работа, свадьба, дети, пьянка, пьянка, пьянка… могила… Как? Это всё?! Я что, так мало успел?! 
Мысли мелко и противненько, как рассыпавшиеся бисеринки по полу, запрыгали в голове. И вдруг меня осенило: жена!!! Точно, эта Рыбка, нет, Рыбища, наняла киллеров, чтобы расквитаться со мной. Наняла? На какие шиши? Стоп! Велосипед! Она продала его и наняла киллеров! А кто ещё?! Да нет же, конечно, нет… Какой уважающий себя душегуб согласится удавить клиента за велосипед? 
Пока я размышлял о своей незавидной участи, почти прижимаясь к груди мордоворота, его железная рука снова приподняла меня над полом и повертела в воздухе: хозяин клешни, брезгливо разглядывая меня со всех сторон, как будто решал, с какой моей части тела начать расчленёнку.
― За ч-ч-что? ― прохрипел я из последних сил.
― Слышь, Вась, ― рука опустила меня на пол, ― клиент спрашивает, за что!
С кухни раздались сдавленный ошмётками недожёванного бутерброда смех и звуки разбиваемой посуды напарника по ремеслу. 
― Запомни, ханурик, ― дыхнул на меня отвратительным смрадом обладатель стальной хватки, ― карточные и банковские долги священны! ― Вот! ― он с ловкостью профессинального фокусника вытащил из невидимого кармана спортивных шаровар какую-то бумажку и сунул мне в нос. 
― Вишь циферку? ― почти любовно пробормотал мой мучитель. ― Сам расплачиваться будешь или родственников предпочитаешь подключить? 
Собрав последние силы, я попробовал сосредоточиться на предъявляемом счёте. Бросилась в глаза напечатанная жирным шрифтом астрономическая сумма, последние нули которой закрывали чёрные кучеряшки, покрывавшие чуть ли не ногти на пальце человекообразной обезьяны. Дальше вроде бы шёл мой адрес, но фамилия и номер квартиры точно были не мои! Там было написано «Мухин Андрей Петрович» и квартира номер 45.
― Я не Мухин, ― хрипло заверещал я от радости голосом, который не узнавал сам, ― я Непрухин! И квартира моя 55-я!!!!
На несколько секунд воцарилась знаменитая немая сцена из «Ревизора». Квадратная морда перестала на меня дышать то ли чесноком, то ли неизвестным продуктом, подвергшимся переработке желудочным соком, хватка на моём горле немного ослабла, чем я незамедлительно воспользовался, чтобы вдохнуть пару литров кислорода.
― Вася! ― обернулся мой оппонент в сторону кухни, ― проверь!
С невиданной ловкостью Василий метнулся из кухни к входной двери, сшибая по пути предметы обстановки. На мгновение он выскочил на лестничную клетку, потом вальяжно-напуганная наглая рожа разочарованно произнесла:
― Да, кажись, лоханулись, и правда 55-я, ну надо ж!
Тиски на моей шее разжались окончательно.
― Всё равно, на будущее, ― произнесло невозмутимое, в отличие от толстогубого пожирателя чужих бутербродов, античное чудовище, стряхивая невидимые пылинки с моей перепачканной от долгого валяния по полу майки, ― долги надо платить вовремя! 
А я уже был почти готов расцеловать колючую, плохо выбритую физиономию Васиного напарника, пообещавшую мне будущее. 

С этими словами мордовороты удалились, почти вежливо прикрыв за собой дверь, а я в который раз за день сполз по стене, теряя сознание… По лестничной площадке бродил дядюшка инфаркт, заглядывая в двери в поисках моего растерзанного сердца…

Ссылка на оригинальное изображение

0
118.740 GOLOS
На Golos с January 2018
Комментарии (5)
Сортировать по:
Сначала старые