GOLOS
RU
EN
UA
tihiy-chelovek
в прошлом году

"Я бы тебе рассказала..." (Заметки на полях поэтических строк Залины Газдановой) (в рубрику - Колонка критика)

Залина Газданова - ещё не автор Стихи.ио, но если удастся воплотить это в жизнь, поэтической весомости на сайте заметно прибавится.

***

Передо мной - несколько стихотворений Залины Газдановой, написанных в последнее время... (статья написана в 2012 г. - T.ch.) Неповторимый мир загадочной и терпкой поэзии, словно настоянной на горных и степных травах...

"Лунный свет озарил океанское дно,

Сохнет илистый грунт, рассыпается пылью;

Свет скользит по верхам, под ногами – темно,

Пахнет скорым концом и естественной гнилью."

Это вовсе не пессимизм и, тем более, не эпатаж. Это мысль поэта, вслед за беспокойным автором, добралась... до сухого дна мирового океана! Мы давно живём на пространстве этой древней среды, но вот ощущение скорого конца, когда повсеместно "сохнет илистый грунт, рассыпается пылью...", - это едва ли не исключительное ощущение именно нашего времени, и это остро и чётко уловил и передал в своих стихотворных строчках обеспокоенный поэт...

Скорее, даже, не обеспокоенный, - а печально примирившийся с неизбежной горечью потери мудрый и глубоко любящий человек... "Свет скользит по верхам, под ногами - темно..." - это ведь не только о физическом явлении, это - о наступивших потерях, об уходе света из нашей жизни, о тёмном будущем... Но, повторю, это не пессимизм в прямом смысле, поскольку автор неожиданно для читателя заставляет всё-таки ощутить связь времён и поколений: "Да, но вот же, лежит под ногами копьё! Да и ноет в ночи застарелая рана..." Хрупкая женщина с таким завораживающим именем - Залина - словно берёт на себя высокий долг воина-защитника, долг, протянувшийся во времени и пространстве, но во многом размытый и потерянный в наши дни... Человек, поэт, женщина поднимает его из пыли - и взваливает на себя, потому что иначе не может! Лирическая героиня стихотворения имеет ясные черты нашей современницы Залины...

Поражает и звукопись поэтических строк! Прошу прощения за невольный повтор, но прислушайтесь к шелестящим и переливающимся звукам, где взор и внутренний слух читателя не спотыкаются ни на одном слове: "Лунный свет озарил океанское дно,

Сохнет илистый грунт, рассыпается пылью;

Свет скользит по верхам, под ногами – темно,

Пахнет скорым концом и естественной гнилью."

А эти волшебные строки: "Томно в душу ползёт валерьяновый стих..."? Или: "Тополя-тополя, вдоль веков и эпох..."? - Их можно в буквальном смысле слова смаковать на языке! (Всё приведённое - из стихотворения ТОПОЛЯ).

Обратимся к другому стихотворению, строка из которого вынесена в заголовок этих заметок.

"Знай же, когда протираешь глазницы -

Всё растворится в тумане под вечер!

Я бы тебе рассказала, при встрече,

Как на рассвете волнуются птицы,

Как оживает трава на полянах,

Росы сверкают на сотни каратов!

Мать провожает с надеждой солдата,

Слышишь, в любых, даже вражеских странах?!"

Это поэт обращается к Солнцу! Не так "равноапостольно", как некогда это делал Маяковский, а по-своему грустно, с тонкой душевной болью, - и одновременно с восхищением окружающей красотой природы, озарённой солнцем! Таково сердце поэта: в нём надежда соседствует с печалью, восхищение - с предчувствием беды... И называется это одним словом - жизнь! Жизнь реальная, окружающая нас, - и жизнь, преобразованная в поэтических образах и нюансах...

У Залины Газдановой перевоссозданная поэтическим языком реальная жизнь становится новой реальностью. И это признак высокого уровня поэзии! Практически на наших глазах творился финал этого стихотворения (СЛУШАЙ): было несколько вариантов, но в конечном итоге оставленный автором, - на мой взгляд, самый трагический и пронзительный. Читаем его:

"Слышишь, причина палящего лета!

Может, конечно, ты просто устало,

Только для матери, что опознала...

Нет уже дела до белого света!"

Потрясающие строки, если учесть целый ряд невероятных трагедий, обрушившихся на осетинский народ буквально на наших глазах! Не сказав ни слова с конкретными именами и названиями, Залина сумела обобщённо и нетривиально сказать об этом... - нет, не высоким поэтическим стилем, но - горьким, простым, окрашенным в человеческие тона, языком...

А вот территория удивительного стихотворения ЧТО-ТО С МЕСТОМ НЕ ТАК:

"Без движенья река замерзает уже у истока,

Склоны гладко-скучны, валунами не радуя глаз;

Тур на голой скале, старожил этих гор волоокий,

Будто местный атлант, удержавший в паденье Кавказ."

О чём это? Если река замёрзла уже у истока - то и реки нет без движения воды! Каждый из нас волен подставить вместо слова "река" любое важное для него значение или смысл, - и строка просто поразит своим трагизмом! Подставьте, например, такие ключевые слова для русского менталитета, как "вера", "надежда", "любовь" (поотдельно, конечно),- и строка заиграет новыми глубокими смыслами и яркими гранями... А если применить слово "жизнь" - то и одна эта строка достойна стать настоящим стихотворением! И тогда становится понятным, от какого падения удержан Кавказ, и почему атлант - это некое мистическое существо (волоокий тур), а всё-таки не человек... Человеку на этих скучно-гладких склонах, на голой скале без валунов - нет места...

"Что-то с местом не так..." А далее - вопросы как ответы:

"Что-то с нами не так. Для чего же построены башни?

Кто кого защищал? Не понять, в чём начало начал?

Я люблю этот край, но живу, почему-то, вчерашним,

Это возраст такой? Или холод разрушенных скал?"

Вне всякого сомнения, "вчерашнее" здесь - это не только прошлое самого автора-человека, но это и прошлое родной земли, это история народа... Поэт скорбит о каких-то глубинных утратах, о тех ценностях, которым сегодня не оказалось места в нашей жизни... "Что-то с местом не так..."

И совершенно поразительный финал этого стихотворения:

"Но плывут облака, безразлично, в пушистом и белом,

А внизу – пустота, и, седой, удручающий мрак."

Да, облака безразличны к тому, что внизу, природа - "равнодушная" (по слову Пушкина), а удручающий мрак говорит о вовлечённости в него человека (ибо кому ещё удручаться, как не человеку?), о вовлечённости его во мрак, им же самим, человеком, и сотворённый! На протяжении всего лишь одного стихотворения сказано невероятно много, и если, по прочтении строк, вернуться к заглавию, оно удивит своей смысловой объёмностью и многозначностью: "Что-то с местом не так..."

И обратите внимание на изумительный эпитет - "седой мрак"! Это мог написать по-настоящему большой, скрупулёзный художник слова!

Попробуем пройтись по строчкам стихотворения ПОПЫТКА ЛИРИКИ... Вот его начало:

"Холодная тяжесть ложится на сердце змеёй,

Увял, не расцветши, случайный цветок полевой;

Протухлые воды болотисто жмутся к кустам,

А гулкое эхо насмешливо вторит словам."

Первая же строчка – многосмысловая и многоплановая: «Холодная тяжесть ложится на сердце змеёй». Да, тело змеи всегда холодно, однако – и её укус жжёт, и яд- жжёт. Уже контраст смысла, противопоставление. Змея и сердце отсылают к поговорке «Пригрел у сердца змею». Опять: холод – и пригрел… Да ещё смысл поговорки заключает в себе целую судьбу человеческую: пригрел, а когда понял- расставаться и устраивать жизнь по-другому зачастую уже поздно… И это всё только в одной строке! Но и это ещё не всё. Тяжесть на сердце – тоже глубокий (или высокий) символ прожитой жизни (или значительной части жизни), говорящий о накопленной усталости человека: чувственной, жизненной, даже какой-то конкретной, когда боль в сердце становится именно тяжестью на сердце… И это только одна, самая первая строка!

Вторая строка. «Увял, не расцветши, случайный цветок полевой». Опять потрясающий смысловой контраст: увял – не расцветши! Казалось бы, раз не расцвёл, то и увядать нечему (кроме тонкого стебля). Однако нерасцветший цветок – это надежда (что он когда-то расцветёт). И именно эта надежда и увяла. Очень глубокий, трагический смысл. Далее – случайный цветок полевой… Значит, здесь не поле, раз цветок тут случайный… А что, если не поле? Лес? Горы? Пустыня?

Уже это заставляет нас, читателей, прощупывать мысленно огромный ареал земли, дофантазируя (ещё раньше автора), а куда же и зачем забрался этот несчастный цветок, уже самой своей случайностью (независимо от конкретного места, которого мы ещё не знаем) заставляющий щемить сердце! Мне это чувство до боли знакомо! (И, думаю, многим читателям).

Итак, позади только две строки, а экспозиция развернулась и широко, и волнующе, и интригующе… Читаем далее.

«Протухлые воды болотисто жмутся к кустам». Невероятно знакомая картинка, но обычно кусты жмутся к воде! Опять контраст, некое переворачивание даже не смысла, а ощущения жизни. Если кто-то к кому-то жмётся,- значит, ему по крайней мере одиноко, и он ищет защиты… Здесь воды жмутся к кустам… Значит, водам одиноко, им требуется защита? Допустим, так… А почему? Потому что они протухли, стали болотом (болотисто жмутся; тоже сама по себе неслабая метафора!)… Опять же – раз ищут защиты, жмутся, значит, эта протухлость и болотистость – не привычное для них состояние, а… приобретённое… Так, может быть, это были когда-то… чистые, светлые, незамутнённые воды, и они это ещё помнят? Символ погибшей жизни (да ещё помнящей себя в счастливые времена)! А почему жмутся к кустам, а не, скажем, к деревьям? А потому что кусты – это либо ещё не лес, либо уже не лес, и от этого наше предощущение только острее и страшней!

Всего три строки! Последняя строка: «А гулкое эхо насмешливо вторит словам». Во-первых, замечательное слово «гулкая» (я его очень люблю) означает как минимум два состояния: либо в этой местности просторно, есть где разогнаться звуку и откликнуться эхом, либо – это очень пустынное место (полное пустоты)… Исходя из прочитанного (и прожитого) в первых трёх строках, мы уже почти безошибочно склоняемся к пустынности (опустошённости, пустоте, не в понятии пустыни как таковой)… но – «насмешливо вторит словам»… И вот здесь у меня, как у читателя, некоторый сбой нараставшего чувства. Казалось бы, тот же контраст-противопоставление: кругом страшно, а эхо – насмешливое… Более того – оно вторит словам, значит, эти слова кто-то и зачем-то произносит? Но именно эти предположения (что кто-то произносит слова, а рождённое ими эхо насмешливо вторит) снижают, на мой взгляд, невероятно возросшее чувство интриги и тревоги. Почему снижают? Во-первых, слово «насмешливо» не из лексикона, из которого соткана вся первая строфа, а, во-вторых, мне, как читателю, почему-то очень не хочется, чтобы здесь, в этом месте, кто-то что-то говорил (в обычном понимании, говорил слова). Ибо за это словесное говорение скажет сама природа и атмосфера данного места:своими звуками, своим молчанием… Таким образом, четвёртая строка снижает, скажем так, мистический, таинственный смысл строфы, к тому же ослабляет, на мой взгляд, всю строфу не совсем полнозвучной рифмой (кустам- словам)… А по всему стиху автор стремится к исключительной полнозвучности, и этот малюсенький прокол становится заметным…

Практически каждая строфа данного стихотворения (их восемь) заслуживает не меньшего внимания, чем первая, но из соображений краткости (а мои заметки затянулись) мы не будем здесь этого делать. Просто с удовольствием отсылаю любителей настоящей поэзии перечитать это выдающееся стихотворение,- "Попытка лирики"!

Я мог бы отослать наших чутких читателей почти к каждому стихотворению Залины за последнее время (Травинка, Кто ты, Чтоб не сгореть, Она ему писала и другим), но остановимся ещё только на двух ( поскольку не объять необъятное!)

Завораживает своей сказовостью стихотворение ВОДОХРАНИЛИЩЕ. О нём трудно сказать сразу по прочтении (потребовалось не единожды его прочесть), но когда всё укладывается в голове, возникает волнение, как от какого-то загадочного, тревожащего и в чём-то возвышенного фильма! Переданы именно авторские предощущения, авторские предвидения чего-то бывшего-небывшего, какой-то были-небыли, которая в стихотворении Залины стала настоящей реальностью...

"Вождь сел под берёзой, не чувствуя силы в ногах;

Он знал только то, что давно уж не видит дорог,

Тому уже год, как он в знанье своём одинок,

И тихо подкрался заплечный предательский страх.

Как хочется смерти в бою, от секиры врага!

Покрасить бы в красное склизкие эти дожди.

Запомни, потомок, не плачут от страха вожди!

Он быстро очнулся, и в стремя скользнула нога.

Восстало и племя с туманных промокших полей -

Надежда вернулась. Надежда на яркую смерть;

Что названо жизнью - обязано кровью кипеть!

Меч к небу взметнулся уверенной правдой своей."

Согласитесь, речь вовсе не о кровожадности, а о какой-то возвышенной смерти, которую призывает к себе Вождь! "Надежда на яркую смерть" - вот что движет одряхлевшим от времени доблестным воином, и это какая-то новая, парадоксальная тема, которую нащупала в своей душе, в своей генетической памяти Залина!

И форма стихотворения - почти былинный сказ - как нельзя лучше подходит к этому содержанию... Грусть и волнение охватывают меня-читателя, когда я читаю финальные строки стиха:

"Века пролетели. А было ли что-то всерьёз?

Курганы на дне иллюзорный хоронят покой;

А был ли тот вождь? Что сокрыто под тихой водой?

Возможно, то знает один лишь скалистый утёс."

Длина строкИ, её волнообрАзность способствуют органичному проникновению стиха в замеревшую душу...

Наконец, самое последнее по времени публикации стихотворение ЧЕЛОВЕКУ-ПОЭТУ-ЧЕЛОВЕКУ (2011) Оно загадочное уже в самом названии, и этим привлекает и интригует...

"Зачем возвращаюсь к твоим я стихам,

Читая их снова и снова?

Пора бы прибиться к другим берегам,

К иным искусителям слова. --

Калённая правда клокочет и бьёт

Вулканом с излившейся лавой,

А я продолжаю свой низкий полёт

И балуюсь малой октавой."

И в финале:

Ты "ждёшь нас, уставших от бури ночной,

В своей поэтической келье;

И я наполняюсь, как реки весной,

Стихов твоих лечащим зельем."

Кто этот неизвестный нам человек-поэт? И каковы должны быть его стихи по уровню, если перед ними склоняет голову такой невероятно талантливый поэт, как Залина?

Ответа мы не получим, но получим волнующее подтверждение того, что возлюбленный нами Автор обладает редчайшим качеством на сегодняшний день: способностью радоваться успехам и талантам другого человека больше, чем своим! Лично меня это человеческое качество Залины, при её несомненно выдающейся поэзии (которую я для себя называю интуитивной) заставляет уже по отношению к ней поступить так же, как она в своём стихотворении отнеслась к таинственному автору - склонить перед ней голову и воскликнуть:

"И я наполняюсь, как реки весной,

Стихов твоих лечащим зельем."

Порадуемся тому, что мы являемся современниками удивительного человека-поэта-человека - Залины Газдановой!

0
117.401 GOLOS
На Golos с July 2017
Комментарии (5)
Сортировать по:
Сначала старые