GOLOS
RU
EN
UA
varja
2 года назад

Исторические хроники. Репрессии

unnamed

В партийных органах строго соблюдалась субординация. Мы же, журналисты, не считали партийных работников небожителями, а просто делали свое дело.

Однажды летом, приехал к нам в район секретарь обкома с инструкторами промышленного отдела. Тогда же встречали гостей: директоров, главных инженеров леспромхозов, партийных работников - познакомиться с опытом нибегинцев - они трелевали лес за вершины.

Утром собрались все ехать в лесосеку, народ сел в автобус, кто-то в машину, а мы с фотокорреспондентом - в свой автомобиль. Когда раздалась команда ехать, мы рванули вперед чтобы встретить автобус на делянке и сразу начать работать. Лето было жаркое, дороги грунтовые, пыль за нашим уазиком поднималась столбом. Едущие люди за нами в автобусе наглотались пыли. Только подъехал автобус, наш первый секретарь райкома подошел ко мне с выговором: «Что натворила! В автобусе секретарь обкома! Надо было за ним ехать, субординацию соблюдать! Чтоб ехали отсюда последними!» Мы так и сделали. Приехали обратно, еще не раз раздражённо объяснили, как плохо я поступила. И смех, и грех.

Иногда первые секретари размахивают мечом из-за пустяка. Если праздничный день, каких у нас немало, попадает в редакции на газетный день, когда должна была завершиться работа над номером, мы сообщаем на последней странице «Зари Севера», что следующий номер выйдет тогда-то. Делали это с незапамятных времен, с позволения управления по печати или первого секретаря райкома - но скорее для проформы.

Ясно же что в праздничный день редакция тоже отдыхает. И вот однажды попадаю в такую историю. Заканчиваем последний перед праздником номер, а я дозвониться не могу ни первому секретарю, ни в управление по печати. Делать нечего, ставим сообщение а выходе следующего номера на нужное число, когда выйдет очередная «Заря Севера. После праздника меня вызывают в Райком. Как смела самостоятельно принять решение о переносе выпуска газеты? Дальше было партийное собрание коммунистов редакции, где мои подчиненные меня обсуждали. Осталась правда без наказания. Первый секретарь показал, кто в доме хозяин.

Наш район существует с 1939 года. Местных жителей было мало, но зато в 30 годы сюда баржами везли ссыльных со всего света, очень многих - с Алтая и Новосибирской области. Многих мужчин уводили ещё дома, не все возвращались к семьям. Кто остался вместе со стариками женами и детьми ехали в наши края. Вернее, их везли. Гибли по дороге сюда, умирали уже у нас. В тех случаях когда дети оставались одни, их определяли в детский дом.

Детских домов было 2, в Палочке и райцентре на месте бывшего райисполкома.

Мы в редакции решили провести акцию «Дом детства» - о детях, которые воспитывались в детдомах. Времена были тяжелые, перестроечные, с деньгами туго, но глава администрации Виктор Викторович Лощинкин проведение акции финансами обеспечил.

На наше приглашение откликнулись бывшие детдомовцы из Иркутской области, Томска, Колпашево и нашего района - всего человек 25. В течение 3 дней мы показывали им Белый Яр, Палочку, школы, ГПТУ, районный музей.

Помню, как около кладбища, где похоронены их родственники, гости наши вышли из автобуса и опустились на колени. Где кто конкретно похоронен неизвестно. Тогда люди умирали каждый день, гробы делать было некому, яму поглубже выкопают и кладут сегодня одних, завтра – других. Сердечно встретили гостей в Палочке. Многие были знакомы. После совместного ужина подарили бывшим детдомовцам подарки: женщинам - вязаные рукавицы, мужчинам - носки из овечьей шерсти. Чтобы не мерзли как в детстве. Последняя встреча была в районном доме культуры, вручили каждому картину местных художников.

Наши гости тогда высказали пожелание: построить обелиск в память о репрессированных. Глава местной администрации Владимир Леонидович Минеев на эту просьбу откликнулся, и теперь на берегу Кети стоит обелиск, напоминающий о тяжелом прошлом. Мне приходилось готовить в газету много материалов о репрессированных. Нет слов, чтобы передать, что пережили эти люди. Но отношение самих бывших переселенцев к этому разное. Одни говорят с горьким сожалением и обидой, другие - предпочитают не вспоминать вообще, третьи утверждают, что ничего дурного не было, всё хорошо. Но, как забыть. если даже прощение никто не попросил?

Альбина Корякина. 2017.

0
2.724 GOLOS
На Golos с June 2017
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые