GOLOS
RU
EN
UA
vpodessa
2 года назад

Издательство @vpodessa - Воровской роман "Одесские гастроли"

nN5sTXs.jpeg

-- Шоб я оставил такие вещи? Будем вытягивать, -- скрипя зубами, ответил Швид.

Он достал и положил в саквояж еще одно колье. Еще немного пошарив в сейфе, он напрягся и вытянул руку уже более аккуратно. Разжав кулак, Швид с удовольствием посмотрел на ладонь: там лежало четыре бриллианта разного размера. Самый маленький был примерно с горошину, большой – с крупную фасолину.

-- А ты говоришь, пошли, -- улыбнулся Швид, достал из кармана платок, аккуратно сложил туда камни и, свернув его, отправил в саквояж.

Засунув очередной раз руку в сейф, он вытащил оттуда поочередно три золотых слитка, весом около двух фунтов каждый, и также сложил их в саквояж.

-- Вроде, больше ничего, -- буркнул про Швид, шаря в сейфе и переворачивая там пустые коробки.
-- Пошли тогда, -- сказал Граф, подталкивая ему ногой один мешок и беря два других в руки.

Закрыв свой саквояж, медвежатник положил его под мышку, взял свечку в одну руку, мешок в другую и пошел вперед. Спустившись на первый этаж, Швид уже не стал тушить свечку, так как было совсем темно. Они быстро прошли через вестибюль к лестнице и поднялись в зал. Остановившись возле простыней, Швид поставил свечу тут же за колонну.

-- Марк! -- позвал он громким шепотом, глядя вверх в темноту.
Тут же сверху раздался шепот Мельника:
-- Шо у вас?
-- Шо-шо, зараз тянуть будешь, -- ответил медвежатник.
-- С чего ви такие нервные, я здесь, на минуточку, тоже не шампань пил, -- огрызнулся Мельник.

Связав два мешка между собой, медвежатник привязал их к простыням.

-- Поднимай, -- шепнул он.

1ukT2LT.jpeg

Мельник принялся поднимать. В это время Швид привязал к ручке саквояжа последний мешок.

-- Ну что, раз-два и мы наверху? -- повернулся он к Графу.
-- Еще уйти надобно, -- серьезно ответил Граф, поправляя за поясом револьвер.

Его заботило, что все патроны остались в пиджаке, с ним были только шесть патронов в барабане. “Случись чего, и крыть нечем в ответ”, -- думал Граф. Швид уже привязывал к простыне саквояж и последний мешок с деньгами.

-- Давай, -- дернул он за простыню.

Груз начал быстро, рывками подниматься вверх.

-- Кто следом? -- спросил Швид.
-- Как скажешь, могу я, -- ответил Граф с беззаботным видом.
-- Ну лазай, -- шлепнул его по плечу Швид. -- Я покамест покурю.

Он сел возле колонны и прикурил от свечи. Сверху упала веревка из простыней, Граф дернул ее, проверяя на крепость.

-- Ну что, полез я, -- кинул он медвежатнику и, ухватившись повыше, подтянулся.

8gzUE3f.jpeg

Оторвавшись от пола, он обвил простыни ногами. Каждое напряжение мышц простреленной руки стоило ему больших усилий, простыни качались, руки-ноги скользили. Остановившись и тяжело дыша, вор прошептал:
-- Швид, придержи внизу.

Медвежатник быстро поднялся и, схватив простыни, зафиксировал их. Папиросу грек так и не выпустил изо рта. Лезть Графу стало удобнее, но с каждым напряжением руки он чувствовал, что адски устал. Спина была мокрая, пот лился по лбу, голова чесалась, руки скользили, но он делал усилия вновь и вновь, понемногу перебирая руками и сжимая до скрежета зубы. Он думал только об одном: добраться до лаза. Когда до заветной цели оставался метр, урка обессилел. Правой рукой он сделал круговое движение вокруг простыни и схватился за нее, таким образом зафиксировав руку. Левую руку он опустил, взявшись ниже и позволяя ей отдохнуть. Простыня пережала правую руку, вены вздулись, рука начинала неметь. Тогда вор левой рукой перехватил простыню выше и сделал несколько усилий, продвинувшись на сантиметров двадцать. Граф посмотрел наверх. Он уже хорошо видел лицо Мельника, но сил больше не осталось.

-- Еще немноже́чко, Граф, шоб я ухватил тебя за руку, -- шептал Мельник.

8WZy004.jpeg

Однако Граф не мог даже ответить ему, силы его оставляли.

-- Давай, давай, -- поддерживал его Мельник.

Граф закрыл глаза и сделал несколько успешных перехватов, подтягиваясь на простынях.

-- Еще чуть, Граф, еще маненько, -- просил Мельник, протягивая руку вниз.

Рыча, Граф перехватил правой рукой выше и, помогая себе ногами, продвинулся немного вверх. Мельник, хватая его за руку, старался поднять друга наверх, но потная рука выскальзывала.

-- Граф, я зараз тебе с простынею попробую поднять, ты только держись, -- сообщил Мельник и пропал.

Эта пауза показалась Графу вечностью. Руки уже не слушались, он даже не мог их отцепить, боясь сорваться. Зубами он также ухватился за простынь. Дыхание сбилось, стало частым. Вдруг простыня немного хрустнула и потихоньку поползла вверх. Затем остановилась и через несколько секунд опять поползла. Граф уже видел лаз, но сил не было совсем. Еще рывок -- и он почувствовал каменные края лаза. Глотнув воздуха, он сделал нечеловеческое усилие и ухватился правой рукой за край лаза. Левой рукой он уже не мог ничего сделать, она его просто не слушалась.

-- Держись, держись, -- прошептал Мельник. -- Ты держишься, я могу подойти?

Граф не мог ничего говорить, лишь промычал что-то в ответ. Он сам не знал, держится он или нет. Мельник на свой страх бросил простыню и подбежал к товарищу. Схватив под мышки, он пытался тащить его к себе. Руки его скользили по потному телу Графа, но одессит не сдавался. Кряхтя, Мельник кое-как по пояс затянул Графа внутрь. Чуть передохнув, он помог ему забраться в квартиру полностью. Граф на карачках прополз в комнату и лег на пол. Закрыл глаза. Сердце колотилось как бешеное. Вор тяжело дышал, не чувствовал рук, во рту пересохло.

-- Не лезь пока, нехай Граф отдохнет, и мы тебя поднимем, -- прошептал Мельник вниз Швиду.

baplJPE.jpeg

Пролежав минут десять, Граф пришел в себя.

-- Ты как? -- тут же спросил Мельник.
-- Живой, -- отшутился Граф. -- Дай покурю.

Дрожащими руками он открыл портсигар и достал папиросу. Мельник достал спички и дал подкурить, Граф затянулся. Он придвинулся ближе к кровати и оперся на нее спиной. Набрав полные легкие дыма, он закрыл глаза и откинул назад голову.

-- Был у меня один случай, -- начал тихо говорить Мельник. -- Похаживал я к одной генеральше, живущей таки на третьем этаже, пока ее муж…
-- Мельник, не делай шум, дай передохнуть в спокойствии, -- перебил его Граф, выпуская струю дыма.
-- Как хочете, -- обидевшись, отвернулся Мельник.

Граф затягивался и смаковал папиросный дым. Руки все еще болели, ноги прошивали мелкие колики. Он так устал, пока поднимался наверх, что хотел просто лечь и не вставать. Но как только вор подумал о больших деньгах, вытащенных из хранилища банка, сразу куда-то улетучились мысли о людях за дверью и стуке в квартиру Фриессе, и усталость вмиг ушла. Показалось, вот оно: все, что нужно для жизни, лежит прямо тут, на полу, в обыкновенных мешках. Докурив папиросу, Граф щелчком откинул окурок, поднялся и подошел к Мельнику, сидевшему у лаза.

-- Звиняй, братишко, устал... Давай вытащим Швида, и на ноги.
-- Об чем речь, давай уже закончим это дело, -- согласился Мельник, высовываясь в лаз.
-- Ну, шо там? -- послышался голос Швида.
-- Перестаньте мочить портки, уже лезте, господин Швид, -- весело ответил Мельник.

dy46fYL.jpeg

Межвежатник полез наверх. Сначала подтягивался резво, однако вскоре силы его иссякли, движения стали замедленными и тяжелыми. Придержать простыни внизу было некому, они раскачивались, затрудняя поднятие.

-- Давай подсобим, -- обратился Граф к Мельнику.
-- Не буду иметь против, -- ответил Мельник и взялся за “веревку”.

Граф тоже ухватился за простыню, и воры рванули ее на себя. Простыня захрустела, но поддалась. Еще рывок… Простыня с раскачивающимся внизу медвежатником медленно, но верно поехала кверху.

-- Тяжеловат, однако, -- прошептал сквозь зубы Граф.

Руки его болели и почти не слушались.

-- Таки да, -- ответил Мельник, сопя.

Урки напрягали жилы, простыни цеплялись за ракушечник, но все-таки поддавались. Швид уже был почти у цели, когда Мельник вдруг оступился и упал на колено. Тут же под весом медвежатника простыни соскользнули вниз. Мельник, ладони которого уже горели от трения ткани, разжал руки. Граф, обессиленный, не мог удерживать один такую тяжесть, противовес подтянул его к самому лазу. Понимая, что сейчас он просто выпадет в зал банка, вор отпустил простыни. Раздался хруст ткани, потом глухой шлепок о каменный пол. Установилась тишина. Мельник и Граф посмотрели друг на друга, боясь даже представить, что произошло.

-- Что меркуешь? -- спросил Граф тяжело дыша.
-- С откудова мине знать? Надобно глянуть тудой, -- неуверенно ответил Мельник.

Он подул на израненные простынями ладони и, согнувшись, аккуратно ступая, подошел к лазу. Взглянул вниз: там была темнота, лишь тоненькое пламя свечи освещало обездвиженное тело. Швид сорвался при резком рывке стопорящейся простыни и упал на каменный пол. Голова его была неестественно вывернута набок.

IXPl5ES.jpeg

-- Головой вниз упал, -- шепнул Граф, подойдя следом.
-- Швид, ты как? – прошептал Мельник в темноту.
Ответа не последовало.
-- Швид, -- позвал еще раз Мельник.

Молчание.

-- Таки шо мы будем делать? -- поинтересовался Мельник.
-- Он не выжил… С такой высоты и головой. А если и выжил, то нам его наверх не поднять, -- пояснил Граф.
-- Вина наша, жизнь его. Немноже́чко не так должно было все… -- задумчиво произнес Мельник.
-- Ничего не поделаешь, Марк, надобно уходить. Ему мы уже ничем не поможем.
-- Шобы так нелепо и сразу на цвинтар, эх …, -- сокрушался Мельник.
-- Давай думать, как уходить. Что там на этаже? -- потормошил его за плечо Граф.
-- Шоб я знал! Стучали у дверь наперед, то ходют там, то не, -- тихо ответил Мельник.

Граф задумался, потом, согнувшись подошел к зашторенному окну и выглянул на улицу. Стояла темнота. Вдруг он обратил внимание, что из лаза еле-еле мерцает свет. Граф вопросительно посмотрел на Мельника, тот на карачках подполз к лазу и замер.

-- Что там светит? -- прошептал Граф.
-- Пойди сюдой, что тут делать, до головы не пойму, -- пробормотал Мельник.

RIiO9MK.jpeg

Граф подошел к лазу и посмотрел вниз. Штанина лежащего медвежатника была охвачена пламенем, которое потихоньку перебиралось на остальную одежду. Сорвавшись с простыней, Швид попал штаниной на оставленную горящую свечку. Поскольку окна в этом зале были во всю высоту этажа, свет пламени могли увидеть с улицы.

-- Может, слезть? -- спросил Мельник.
-- Ты видел, как тяжело забираться вверх? Надо быстро уходить… Тело человека горит хорошо и долго, -- ответил Граф.
-- Давай уходить, -- Мельник достал револьвер и крутанул барабан.

Он встал с пола, закинул на плечо два связанных вместе мешка с деньгами и сделал шаг к закрытой двери из спальни.

-- Погодь, -- остановил его Граф.

Мельник остановился и вопросительно посмотрел на него. Граф понимал, что выходить через переднюю было опасно: непонятно, кто там ходил и что сейчас делается на лестнице.

-- Через окно пойдем, -- решительно заявил Граф.

Он встал и принялся вытягивать простыню из лаза. Мельник подошел к окну, отодвинул штору и глянул на улицу.

-- Вроде как тишина, -- повернулся он к Графу. Подергал окно, пытаясь открыть.

В это время в дверь постучали.

-- Владислав Карлович, откройте дверь, -- раздался настойчивый голос.

Воры переглянулись. Мельник стал сильно дергать ручку окна. Немного повозившись, он все-таки распахнул его. Граф выкинул простыни вниз и, присев перед саквояжем, стал искать в нем камни, драгоценности и золото. Среди инструментов он быстро нашел золотые слитки и украшения, переложил их во внутренние и боковые карманы пиджака. В который раз он переворачивал инструменты, но никак не мог найти камни, завернутые медвежатником в лоскут.

-- Ну, Граф, шо ты там глядишь? Надо таки уже уходить, -- нервничал Мельник.

tGmaWrf.jpeg

Граф не понимал, куда пропали камни. Достал колбы с жидкостями, отставил их в сторону и вытряс содержимое саквояжа на пол. Пошарив среди инструментов, он так и не нашел камней. “Видно, в карман переложил, когда я не видел”, -- с досадой подумал Граф. Он завязал горло мешка с деньгами на узел и подошел к окну.

-- Лезь наперед, потом я кину мешки, -- предложил Мельник.

Граф стал на подоконник и, взявшись за связанные простыни, начал спускаться. Спустившись до окна первого этажа, вор приготовился прыгать, но тут форточка открылась и оттуда высунулась голова женщины. Женщина с любопытством рассматривала простыню, свисающую сверху и болтающуюся из стороны в сторону. Подняв голову и увидев Графа, женщина истерично закричала. Граф, не долго думая, спрыгнул. Выпрямившись, он махнул рукой Мельнику. Мельник быстро скинул мешки и полез вниз. Граф тем временем достал из-за пояса револьвер и огляделся по сторонам.

-- Помогите! Воры! -- кричала женщина визжащим голосом.
Граф навел на нее револьвер, но та не смолкала. Наконец Мельник тоже спрыгнул на землю.

-- Ну шо, наступим на ноги, пока не зашухеровались ? -- весело крикнул Мельник и, взяв связанные между собой мешки, кинулся к выходу из маленького дворика, в котором одно за другим стали загораться окна.

Граф cхватил оставшийся связанный мешок и побежал за товарищем. Мельник, выбегая из арки двора, на ходу оглянулся на Графа, улыбаясь во весь рот. Граф бежал в семи шагах от него. Вдруг раздался выстрел. Мельник повернул голову влево и, не успев поднять свой превольвер, получил еще две пули в грудь. Граф прислонился к стене арки. Бросил мешок, опустился на корточки. В арку залетел полицейский с револьвером в вытянутой руке, оглянулся по сторонам. Он не заметил сидящего у стены Графа, тем временем тот дважды выстрелил. Полицейский оступился и пополз на землю. Справа, со стороны дороги, раздался полицейский свисток. Быстро, все так же на корточках, Граф подобрался к выходу из арки и, подождав немного, осторожно выглянул на улицу. Полицейский был уже близко, но не видел выглядывающего снизу вора. Урка тут же сделал три выстрела, полицейский упал. Граф взглянул на Мельника, на лице которого все еще дрожала улыбка. “Не жилец”, -- пронеслось в голове у Графа. Он подбежал к подельнику. Мельник часто моргал и шевелил губами.

-- Аше…, Аше…, -- из последних сил шипел Мельник.
-- Что? -- прислушивался Граф.

Так ничего и не разобрав, он схватил мешки, лежавшие рядом с умирающим другом и взял из его руки заряженный револьвер. Еще раз посмотрел в стекленеющие глаза Мельника и, повернувшись, глянул направо. Далеко в темноте он заметил тени полицейских. Свой мешок вор уже взять не мог -- одна рука должна была держать револьвер. Не теряя времени, Граф кинулся в сторону Торговой. Забежав за угол, он увидел Мелю, готового в любой момент сорваться с места. Граф заскочил в бричку:
-- Погнали!
-- А где?... – вопросительно посмотрел Меля.
-- Убили, -- крикнул Граф. -- Гони быстрее!

Меля дернулся с места и повернул направо, к Херсонскому спуску. Сзади уже бежали трое полицейских. С их стороны раздалось несколько хлопков выстрелов. Граф повернулся назад и из револьвера Мельника выстрелил в них три раза. Полицейские остановились и произвели еще несколько выстрелов, но бричка уже была далеко. Вор, не теряя времени, стал перезаряжать револьвер. Меля, зная свое дело, уже выезжал на Московскую. Перезарядив, Граф еще раз оглянулся назад: погони уже не было. На Александровской площади Меля пустил коня рысью и повернул к Водоподъемной станции. Переехав железнодорожные пути, свернул к Наливной станции. Обогнув ее слева, пересек Куяльницкую дорогу и, выехав на улицу Филодорова, свернул на Рождественскую. Там он быстро заехал к себе во двор, закрыл ворота и только тогда посмотрел на Графа.

-- Мельника прямо на глазах фараон застрелил, я его в ответ. Ну, а потом еще одного, -- сказал Граф.
-- Пошли в хату, чего стоять, -- предложил Меля.

Граф взял мешки и пошел следом за Мелей. Остановившись у двери, извозчик отомкнул; вошли внутрь. Там хозяин зажег керосиновую лампу, а сам вышел в чулан, откуда принес кольцо колбасы, бутылку мутного самогона и три куриных яйца. Из буфета он достал две кружки и хлеб, закутанный в полотенце. Нарезав хлеб большими ломтями, Меля сел рядом с Графом за стол.

-- Давай помянем Мельника и Швида. Мельник был хорошим вором. Швида я до дела не знал, -- начал Граф, разливая самогон по кружкам.
-- А что Швид? -- спросил Меля, беря свою кружку.
-- Сорвался с веревки и упал метров с четырех, -- ответил Граф. -- А потом… -- замолчав, вор махнул рукой и выпил содержимое кружки одним глотком.

Занюхал хлебом и, отломав кусок колбасы, принялся есть. В животе бурлило. Только сейчас, выпив самогона, он вспомнил, что целый день ничего не ел. Через несколько минут в животе потеплело, тело приятно расслабилось. Под закуску выпили бутылку самогона. Граф хорошо захмелел, Меля держался молодцом. Вор подвинул к себе мешки и, развязав их, открыл. Увидев пачки денег, Меля приствистнул.

-- Жаль только, что такой ценой эти деньги достались, -- с тоской сказал Граф.
-- Таки да, -- согласился Меля.

xhpx1fM.jpeg

Перекинув часть пачек из одного мешка в другой, он оставил в первом примерно четвертую часть денег, а второй мешок снова завязал.

Продолжение следует...
Автор: Сергей Устинов - @sergey13 Фото: @jurgan
Редактура: редколлегия сообщества "VP-Одесса-мама"


Создатели Pokupo предлагают совершенно бесплатный вариант создания собственного Интернет-магазина. Сейчас можно открыть магазин всего в несколько кликов. Это позволит каждому из нас монетизировать свое хобби, либо найти новых клиентов на свой товар. Все, что вам нужно, для создания магазина, это зайти на платформу Pokupo . Для решения текущих вопросов можно обращаться к представителю площадки @ivelon или в телеграмм-чат.


Большое количество картин разной тематики в одном месте

0
89.916 GOLOS
На Golos с August 2017
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые