Конкурс «Истории у костра». Ночь на кладбище

   Источник 

До сих пор, когда вспоминаю ту ночь у меня мурашки бегают по коже.
Было мне тогда лет 10, не больше. Как всегда, летом меня отправили на каникулы в деревню. Там жили обе бабушки, но большую часть каникул я проводила у бабушки со стороны мамы. А в тот день я отправилась в гости к бабушке со стороны отца. Там я бывала редко, не знаю в силу чего, но та бабушка особо меня не любила и жила больше для себя, чем для окружающих. К примеру, почти никогда меня не кормила, единственное, что из еды помню- это хлеб и кислое молоко. Ну, да ладно, история не про это. Мамину бабушку звали Лена, и она меня редко куда отпускала просто так, лишь при помощи уговоров мне удавалось вырваться на реку или в лес. А вот бабушка со стороны папы-Евдокия, была в этом плане намного более свободных нравов, ей просто было всё равно где мы и что делаем.

Вот и в тот день так случилось. Мой двоюродный брат Серёга уговорил меня пойти погулять к реке. В обед, взяв его овчарку, мы отправились на речку. Был очень жаркий, я бы сказала знойный день. Солнце пекло, пот катился с наших лиц. Мы уже предвкушали, как окунемся в прохладную реку. Добираться до реки надо было минут 40, но иногда мы срезали путь через огороды, это намного сокращало путь. В тот день нам повезло, и мы быстро добрались к реке. Искупались, нажарились на горячем песке, поиграли в мяч с компанией ровесников. И вдруг кто-то заговорил о духах, кладбищах, вампирах, пошли страшилки про «в чёрном-чёрном городе…»

Было не страшно. Ведь был полдень, солнце жарило, никто ведь не боится страшилок среди бела дня. Это вам не байки у костра. Посмеялись, повалялись на полотенцах, продолжили купаться дальше. Потом кто-то предложил на спор провести ночь на кладбище. Вроде в шутку поначалу. А потом мальчишки стали друг друга подзуживать, типа брать на слабо. И порешили самые смелые, что вечером, после того как пригонят домой коров, собраться у моста и идти на кладбище. Кладбище от деревни было примерно километрах в двух. Не так далеко, но и не близко. Я в том месте была только днём. Моя бабушка Лена всегда меня предостерегала, что нельзя находится на кладбище вечером, а особенно после захода солнца. Но ведь в толпе детей все смелые!

Вернулись домой, переоделись, перехватили еды, какую нашли и порешили идти таки на кладбище.

Уже смеркалось. Коровы неторопливо шли по селу и негромко мычали, видимо предупреждая свою хозяйку о своём присутствии.

Мы вышли из дома и пошагали в сторону кладбища. Идти решили не по центральной дороге, а вдоль реки. Сама река не доходит до кладбища, но туда отходит небольшой ее рукав, вдоль которого нам и предстояло топать.

По дороге туда мы встретили еще несколько мальчишек. Девочек среди этой компании было всего две, это я и еще одна, она была местная, деревенская. Разговоры при приближении к кладбищу становились более громкие и какие-то нервные.
От реки тянуло прохладой. Появился ветерок. После дневной жары от степных трав тянуло горьким ароматом, в котором смешались все запахи земли.

Вот уже видны вытянувшиеся к небу кресты. На ночь калитку кладбища запирали. Вот и сейчас мы увидели, что она закрыта на проволоку. Почему-то есть поверье, что на ночь кладбище нужно запирать.

Мы смело подошли и сняли проволоку. Прошли внутрь. Солнце уже скрылось за горизонтом, но было еще не темно. Прошли дальше. До первых могил было еще далеко. Самые смелые шли впереди.

В середине кладбища был склеп, непонятный для христиан, мы-то привыкли видеть простые кресты. Про этот склеп в народе ходили разные слухи. Будто построил его купец, у которого на реке утонул сын. И будто сам купец так страдал от смерти сына, что каждый день приходил к этому склепу, а в итоге и умер там же, как говорили от горя. Возле склепа росла старая, кривая вишня, кем-то давно посаженная.
Странно было смотреть на это дерево, будто росло оно на сильном ветру-так оно искривилось. При этом все деревья за оградой кладбища были в обычном состоянии.

Возле одной из могил стоял вбитый в землю деревянный стол со скамьей. Мы сели за этот стол и стали нервно ждать полной темноты. А темнеет летом очень долго. За столом пошли разговорчики о нечистой силе, о вампирах, о ведьмах и иже с ними.

Эти разговоры уже достаточно сильно влияли на нашу нервную систему, это не дневные пугалки у речки, тут можно реально напрудить в штаны со страху: вокруг кресты, могильная тишина и усиливающийся ветер, из-за которого старая вишня кряхтит, будто человек.

Кто-то из нас уже стал потихоньку оглядываться. Кто-то смелый только смеялся, но смех из раза в раз становился всё нервнее.
Вдруг где-то за старой вишней что-то будто вскрикнуло и зашумело, разом все вскочили на ноги. Но это была только ворона, которая видимо взлетела и зашумела своими крыльями. Выдохнули с облегчением.

Сели обратно. Но с каждым мигом напряжение нарастало. Чувствовалось, что еще немного, и вся компания с визгом бросится в калитку и помчится прочь от кладбища.

Но еще держались. Хотя я понемногу тыкала брата в бок, может уже пора и по домам? Нет, он же смелый, он тут всех пересидит. Делать нечего, мне не хотелось идти домой одной, еще и вдоль реки, там точно так же страшно, как и на кладбище.

Кто-то начал рассказывать о деревенской жительнице, о которой в селе шла недобрая слава: она будто бы была ведьмой, и уже не в первом поколении. Её мать очень мучилась при смерти, пока не поговорила с дочерью, будто бы именно тогда она передала ей свою силу. Но почему-то эта история особо нас не напугала. А вот мальчишка, ее сосед, нервно сглотнул.

А вот и началась история о купце и его сыне. Стало совсем жутко. Наступила какая-то могильная тишина и только шепот рассказчика раздавался в этой тишине. Это был видимо шутник. Он рассказывал всё тише и тише, но вдруг начал громко рассказывать, как у склепа как-то видели мальчика в белом одеянии, в саване и что он ходит там у склепа исключительно по ночам. Ходит и ищет своего отца.

После его слов деревенская девчонка не выдержала, завизжала-она сидела к склепу спиной, и дёрнула на выход. За ней помчался ее брат. Только пятки их засверкали в сумерках.

И вот двое не выдержали напряжения и страх выгнал их. Мы с братом были городские, видимо это пока нас и спасало, мы были далеки от страшилок про кладбища и духов. А в деревне вот оно кладбище, недалеко от селения, да и бабушки любители постращать внуков, чтоб не шлялись там по ночам.

Мы держались. Но я из последних сил. Я уже, не скрываясь, дёргала брата за руку, просила его пойти домой. Страх меня просто обуял. Ночь, кладбище, скрип вишни, да еще эти жуткие истории. Но брат только отмахивался от меня. И тогда я решительно встала и направилась в сторону калитки.

Мне было всё равно, оставаться здесь было выше моих сил. Вышла за ограду. Послышался плеск воды. Речушка была внизу, в овраге. Кто-то сделал там запруду и вода, переливалась, иногда всплескивала.

Я подумала, что и этот раз это был обычный всплеск воды, или может быть рыба метнулась за насекомым. Решительно пошла к воде, думала, что брат одумается и пойдет меня искать.
На небе уже во всю властвовала луна то выглядывая, то опять скрываясь за облаками.

Вот я подошла к краю овражка и уже хотела начать спуск к воде, как луна вышла из-за тучки и на другом берегу речушки я увидела, как рыба плещется у берега. Никогда я не видела такой большой рыбы, ее хвост встрепенулся, и чешуя заблестела при свете луны.

Впрочем, ничего удивительного, это же река, поэтому и рыба плещется у берега. Ну да, рыба, откуда же тогда там человеческая рука, которая раздвинула камыши?!

Я завизжала и «рыба», взмахнув хвостом, ушла на глубину, только волны пошли по глади воды. Своим визгом я напугала, наверное, всю окрестность. Прибежали оставшиеся на кладбище. Впереди всех бежал брат. Он прекрасно знал, что я не из пугливых. Я не могла вымолвить ни слова, только показывала пальцем на другой берег и пыталась вздохнуть. Наконец, смогла вымолвить, что видела там у камышей была рука и рыбий хвост.

Мальчишки засмеялись, откуда там рука, как вдруг с того берега нам послышался женский смешок. Тут уже завизжали все, даже «смелые» мальчики, и мы бросились от берега в сторону дороги.

Почему-то вышибло из памяти как мы добежали до дома, будто в один миг преодолев эти пару километров. Бабушка уже спала, я кинулась на кровать, не раздеваясь. Накрылась одеялом с головой. Лежала и дрожала. Это не было обычным страхом. Это состояние не могу описать до сих пор. Наверное, так себя чувствуют больные с высокой температурой, когда ты не понимаешь, где ты находишься и начинаешь бредить. Всю ночь я провела в таком горячечном состоянии.
На рассвете услышала, как кричит петух. Взошло солнце, а меня всё так же трясло. Брат вызвался проводить меня до моей другой бабушки.

Эту дорогу я тоже не помню. Помню только какие-то всплески сознания, когда я лежала на кровати на перине, под кучей одеял и мне всё равно было холодно, и еще я беспрестанно зевала.

Пришлось рассказать бабушке, что случилось. Она очень сильно ругалась, но тем не менее выхаживала меня, крестила, поливала святой водой и молилась, но помню я это очень смутно.

Когда приехали родители бабушка не стала рассказывать им про эту историю, видимо, посчитав, что им не обязательно об этом знать. Тем более тогда было время, когда церковь не была в почёте у государства.

В общем, вот такая получилась длинная история. Не знаю, правда ли я видела тогда руку, или просто лунный свет так преломился, но уж смешок слышали все явно.

Я до сих пор не могу без какого-то ужаса вспомнить ту ночь, которую я провела уже дома, под одеялом, находясь в непонятном состоянии. С тех пор я никогда не была на кладбище даже вечером.

Пост написан в рамках конкурса от @chaos.legion:

   "Истории у костра" 

С уважением, @orenolga

chaos-legionконкурспрозамистикаголос
265
171.973 GOLOS
0
В избранное
Ольга
На Golos с 2018 M04
265
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (12)
Сортировать по:
Сначала старые