XVI. “Янки-додж” спасает от боли

Раньше хирургические операции были очень болезненны, но новый метод изменил отношение людей к хирургическому вмешательству. Исчезли страх перед скальпелем и опасность смертельной инфекции.

"Сегодня мы впервые используем янки-додж, джентльмены", — объявил Роберт Листон, главный хирург больницы "Юниверсити колледж" в Лондоне, готовясь к первой публичной операции в Европе — ампутации конечности. Пациент с помощью эфира должен был погрузиться в бессознательное состояние.

Анестезия, о которой говорил Листон, впервые стала практиковаться за 2 месяца до того, 16 октября 1846 года в больнице "Дженерал Массачусетс" в Бостоне. Главный хирург и основатель больницы Джон Коллинз Уоррен успешно удалил опухоль на челюсти 20-летнего печатника Гилберта Эббота. Анестезиологом был Уильям Томас Грин Мортон, зубной врач, который за месяц до этого впервые удалил у пациента зуб без боли, используя эфир как анестезию. Как только наркоз начал действовать, Уоррен удалил опухоль. А когда Эббот очнулся, врач спросил его: "Вы чувствовали боль?" "Нет, сэр! — ответил молодой человек. — Просто кто-то водил тупым предметом по моей щеке".

Раньше хирургам приходилось производить ампутацию конечностей очень быстро, потому что пациент находился в полном сознании. Обычно его привязывали к операционному столу и, истекая кровью, он кричал от невыносимой боли, не помогал и кусок кожи, который ему клали в рот, чтобы он кусал его зубами. Более гуманные и сострадательные врачи гипнотизировали своих пациентов, даже слегка придушивали или поили их допьяна, давали опиум или замораживали ту часть тела, которую нужно было оперировать.

До того как стать анестезиологом на знаменитой операции в Бостоне, доктор Мортон был партнером дантиста Хораса Уэллса, который первым применил закись азота, или веселящий газ, как анестезию в зубной хирургии. В 1844 году доктор Уэллс удалил свой собственный зуб, находясь под воздействием веселящего газа, а позднее успешно опробовал этот метод на своих пациентах.

Однако Мортон предпочел эфир как лучший способ справиться с болью. После удачной демонстрации действия эфира он запатентовал свое открытие и назвал его летеоном (от названия реки забвения Леты).

Уэллс между тем активно предлагал свой способ анестезии — веселящий газ, который, как он утверждал, намного безопаснее эфира. Именно в это время, 21 декабря 1846 году, шотландский врач Роберт Листон, следуя примеру доктора Уоррена, вошел в операционную с намерением дать пациенту наркоз. На нем был его обычный пиджак и фартук со следами застаревшей грязи. Через несколько секунд ввели пациента, дворецкого по имени Фредерик Черчилл, которому предстояло оперировать бедро. Ассистент Листона приложил к лицу пациента губку, пропитанную эфиром. Листон взял нож с зазубренным лезвием и сделал надрез на бедре. Он закончил операцию через 30 секунд, и Черчилл ничего не почувствовал. Затем Листон повернулся к зачарованной аудитории и воскликнул, широко улыбаясь: “Джентльмены, янки-додж разбил гипноз в пух и прах”.

В тот день среди наблюдавших операцию был 19-летний студент Джозеф Листер, посещавший лекции доктора Листона по анатомии. Его ужасали антисанитарные условия в операционных того времени, он считал, что для пациента это чревато риском заражения инфекцией. Именно от заражения ран, или попросту гангрены, уже после операции и погибало большинство больных. В Англии после хирургического вмешательства умирал каждый третий.

Многие врачи полагали, что заражение происходит от проникновения воздуха в свежие раны. Однако Листер предположил, что причиной тому был не сам воздух, а содержащиеся в нем микробы. Прошло 20 лет, прежде чем он сумел это доказать. В 1861 году Листер был назначен хирургом в Королевский лазарет в Глазго. Последующие 5 лет наблюдений доказали, что 50% пациентов умирают от сепсиса, или заражения крови, причиной которого становится инфекция, попадающая в раны. В 1865 году Листер ознакомился с работой французского химика Луи Пастера, утверждавшего, что причиной заболеваний могут стать микробы, переносимые по воздуху. Так Листер начал экспериментировать с антисептиками, которые, как он надеялся, надежно защитят раны от вторжения бактерий. Опробовав несколько химических соединений, он остановился на карболовой кислоте. До этого ее использовали в основном для очистки смердящих канализационных труб.

Листер решил испытать кислоту на пациентах с открытыми переломами, когда кость прорывала кожу. Они чаще всего влекли за собой смерть от инфекции. Его первым пациентом стал 11-летний мальчик, доставленный в больницу с переломом ноги. Листер обработал рану раствором карболовой кислоты. На больную ногу наложили шину и забинтовали. Через 4 дня бинты сняли: не было ни запаха, ни нагноения. В последующие дни рану обрабатывали антисептиком 2 раза, и она начала затягиваться. Через 6 недель пациент покинул больницу. Его нога срослась.

Работа Листера получила признание королевской семьи в сентябре 1871 году, когда он успешно вскрыл абсцесс в левой подмышечной впадине у королевы Виктории. На следующий день она записала в своем дневнике: "Выпила чашечку кофе перед началом этой ужасно долгой перевязки. Доктор Маршалл (ее личный врач) ассистировал мистеру Листеру. Его величайшее открытие — действие карболовой кислоты на микробы — было использовано перед тем, как снять бинты, и во время перевязки".

Джозеф Листер отошел от дел в 1893 году, когда стерильная хирургия стала обычной практикой. В последние годы он оглох и ослеп. Умер он в возрасте 85 лет в Уэлмере, графство Кент.

В 1879 году один из учеников Джозефа Листера в Глазго, доктор Уильям Мейсуен, удалил тромб из головного мозга, а затем в том же году провел успешную операцию по удалению опухоли мозга. Такие операции были бы невозможны без применения антисептиков. В частности, Мейсуен использовал простерилизованные марлевые бинты. 20 годами позже немецкий хирург Людвиг Хойснер изобрел паровой стерилизатор (автоклав) для обработки инструментов и перевязочных материалов.

В начале XX века в Англии и Германии начали активно применяться асептические методики. В отличие от антисептики, которая предусматривала уничтожение бактерий, асептика гарантировала изначальное их отсутствие. Кожа пациента перед началом операции обрабатывалась специальным образом, а вся остальная часть тела покрывалась стерильными простынями. Хирург и его ассистенты надевали стерильные халаты, перчатки и маски, инструменты и бинты стерилизовались перед использованием путем химической или тепловой обработки.

Применение асептических методов снизило смертность среди рожениц во много раз. Пионером в этой области стал венгерский акушер Игнас Филипп Семмелвайс. Его работы, изданные в Вене в 1840 году, стали настоящим открытием. До этого от родовой горячки и инфекций в европейских больницах умирала каждая четвертая роженица. Семмелвайс был убежден, что сами врачи переносили инфекцию от больных рожениц к здоровым. Он обязал весь медицинский персонал родильных домов дезинфицировать руки раствором хлорной извести. Это позволило снизить уровень смертности в 25 раз.

Вот так вот, всеми известная хлорка досталась нам в наследство от этого акушера. Но судьба удивительна, так как он умер от сепсиса, над которым одержал победу.

Контакты

Чат Легиона Хаоса в телеграм: Scintillam
Почтовый ящик для желающих стать авторами: vpchaoslegion@gmail.com
Личка в телеграм: varwar и mamasetta
Тег: chaos-legion


Sequere nobis. Nos scientiam

@chaos.legion

cl-medicinechaos-legionмедицинаобразованиеpsk
71
7.639 GOLOS
0
В избранное
Легион Хаоса
И хаос породил воинов, несущих знания всем жаждущим. И имя им Легион Хаоса, призванный возродить этот мир и привести его к порядку
71
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (12)
Сортировать по:
Сначала старые