Временно доступен

 

В течение долгих лет нацистская пропаганда так рьяно вопила о «слабости России», «неустойчивости советского строя», что этому поверили даже те лжецы, которые сами выдумывали подобные басни.

Безыменский Л. А. Германские генералы - с Гитлером и без него. - М.: Мысль, 1964, стр. 196

Безыменский Л. А. Германские генералы - с Гитлером и без него. ИСЭЛ, М., 1961, стр. 146

 

Угу...

 

Весною 1938 г. в Лондоне вышла книга лорда Лондондерри... дважды (в 1935 и в 1937 гг.) ездившего в Германию. В этой книге (озаглавленной «Мы и Германия») Лондондерри рассказывает о своих переговорах с Гитлером и передает следующую оценку Гитлером военно-политической мощи СССР. Гитлер указывал на следующие обстоятельства: 1) неисчерпаемые людские резервы СССР; 2) огромные территории, весьма опасные для того, кто вторгнется; 3) невозможность взять СССР блокадой; 4) наибольшую по сравнению с другими странами безопасность советской индустрии от воздушных атак, 5) силу большевистской идеи, под которую подведена такая материальная база, о которой не могла мечтать франузская революция; 6) наконец, на то, что, по признанию Гитлера, «СССР обладает самой сильной армией, самым сильным танковым корпусом и самой сильной воздушной армией в мире».

Вооружения капиталистических стран, Под ред. Е. Варга, ГВИ Наркомата Обороны Союза, М., 1938, стр. 34

 

Или Гитлер в течение тех «долгих» лет к нацистской пропаганде отношения не имел, или указанные лета были не столь и долгими? Или...?

Впрочем, можно ведь по-разному расшифровывать словосочетание «долгих лет». Так, самое позднее через 4 (вполне возможно, по мысли Безыменского, именно «долгих») года Гитлер скажет:

 

...русские вооруженные силы... [теперь] глиняный колосс без головы... русская армия лишена руководителей и плохо подготовлена... русским приходится преодолевать большие трудности в военной промышленности...

Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма..., М., Наука, 1973, т. 2, стр. 93

Дашичев В.И. Стратегия Гитлера. Путь к катастрофе, М., Наука, 2005, т.3, стр. 95

 

Так «самая сильная армия» или «глиняный колосс без головы»?

Или так – почему ещё сравнительно недавно «самая сильная армия» через «долгие» 4 года обернулась «глиняным колоссом без головы»?

Почему точка зрения Гитлера поменялась столь радикально? – та самая, указанная Безыменским, пропаганда сработала? – Гитлер поверил своим собственным «басням»?

Или вовсе от балды глаголит? Давно же (в рамках советских агитпропа-историографии – уж точно) известно, что Гитлер был «бесноватым дурачком». Может, и прежнее мнение лорду Лондондерри он просто от «дури» наболтал? Да, возможно, у него вообще точка зрения каждый день меняется! Удобное объяснение, особенно для советской историографии...

Но вдруг не от балды? И тогда вопрос: что могло заставить Гитлера так поменять свое мнение самое позднее к 1941-му году? (предполагаем, что оба мнения достаточно искренни и ни одно (первое) не является чисто пропагандистским прикрытием другого (в частности, второго); хотя, конечно, тут есть или можно найти поводы для споров; впрочем, как практически везде или очень много где J)

 

Например, отчего он думает, что теперь «русские вооруженные силы без головы» остались?

Не потому ли, что:

 

После суда, состоявшегося 11 июня [1937], Сталин распорядился на следующий день расстрелять восемь лучших командиров...

...после расстрелов 12 июня [1937] все высшие посты в Красной армии за немногими исключениями... заняты новыми лицами. Из четырех заместителей Ворошилова трое были сняты со своих постов, в том числе командующий Красным флотом. Был снят командующий Балтийским флотом и руководитель самой крупной военной организации в Советском Союзе – Осоавиахима. Также были назначены новые командующие в самые важные в случае войны военные округа – Московский, Ленинградский, Белорусский и Киевский.

Таким образом, руководство Красной армии получило совершенно новое лицо.

Немецкий журнал «Wehrfront» (№ 24), июнь 1937 г., «Новое лицо Красной армии»

РГВА. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1080. Л. 7—11. Машинописный экз. перевода на русский язык.

Военный совет при народном комиссаре обороны СССР. 1-4 июня 1937 г. — М.: РОССПЭН, 2008, стр. 514-516

 

И что за «новые лица»? – каково это «новое лицо» по словам тогдашней немецкой пропаганды, а потому и по чтению/слушанию и в конечном итоге мнению немалого числа немцев?

 

...высшие посты военного командования опять были заняты... невеждами. Военная квалификация была принесена в жертву политике и безопасности большевистской системы.

Особенно катастрофичным оказалось назначение новых командующих военными округами...

...после расстрела 12 июня [1937] фактически не осталось руководителей...

Немецкий журнал «Wehrfront» (№ 24), июнь 1937 г., «Новое лицо Красной армии»

РГВА. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1080. Л. 7—11. Машинописный экз. перевода на русский язык.

Военный совет при народном комиссаре обороны СССР. 1-4 июня 1937 г. — М.: РОССПЭН, 2008, стр. 514-515

 

Подобные пассажи немцы могли прочесть непосредственно в июне 1937-го (в конце концов, сталинский СССР особо и не скрывал проходящие широким фронтом репрессии в отношении высшего командного состава РККА; кто-то скажет, что чуть ли не рекламировал оные).

Это и есть пропаганда? Возможно. Но в немалой мере и реальность. Впоследствии вполне убедительно подкрепленная реальностью же; а именно ходом и результатами Зимней войны:

 

Руководство фашистской Германии пристально следило за ходом и итогами советско-финляндской войны, внимательно анализировало причины неудач Красной Армии.

«Сегодня» № 229, среда, 30 ноября 1994

 

Итак, по мысли Гитлера, у РККА дела шли хорошо, а затем – не очень. И потому... надо спешить; ибо все снова может стать хорошо. Еще раз цитата от 9 января 1941 года, но на сей раз более полная:

 

Особенно важен для разгрома России вопрос времени. Хотя русские вооруженные силы и глиняный колосс без головы, однако точно предвидеть их дальнейшее развитие невозможно. Поскольку Россию в любом случае необходимо разгромить, то лучше это сделать сейчас, когда [1] русская армия лишена руководителей и [2] плохо подготовлена и когда [3] русским приходится преодолевать большие трудности в военной промышленности...

Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма..., М., Наука, 1973, т. 2. стр.93

Дашичев В.И. Стратегия Гитлера. Путь к катастрофе, М., Наука, 2005, т.3. стр.95.

 

Одним словом, самое позднее к 41-му (а на самом деле раньше) у Гитлера появилась вера во временную слабость СССР – в то, что открылось некое «окно» для успешного нападения на Советы:

 

Как показывает анализ документов, ставших известными после разгрома Германии, немецкое руководство отдавало себе отчет в том, что Красная Армия способна быстро обрести необходимую боевую мощь и стать силой, опасной для вермахта.

«Сегодня» № 229, среда, 30 ноября 1994

 

В свете приведенной выше цитаты от лорда Лондондерри, наверное, правильнее было бы читать «не способна быстро обрести...», а «способна быстро вернуть...»; и далее по тексту.

А подарил эту веру Гитлеру не в последнюю, если не в первую очередь... сталинский режим (если, «округлить» до вождя, то сам Иосиф Виссарионович):

  1. Репрессиями против командного состава РККА – представленными не так чтобы тихим избиением командного (и не только высшего) состава РККА. О масштабах репрессий, конечно, можно спорить: сколько было репрессировано, сколько потеряно безвозвратно (расстреляно и погибло в заключении), сколько потом выпущено и сколько восстановлено по службе, насколько все это могло повлиять на реальную боевую готовность РККА. Но чего не отнимешь, так это гласность, если не громогласность, кампании. Последняя оказала образу готовности РККА и в целом СССР именно медвежью услугу – после столь нескрытного избиения, каковы бы ни были его масштабы в действительности (хотя для РККА они были немалыми, что бы там ни утверждали сталинисты и прочие «товарищи»), внешний «наивный» (а еще более действительно наивный) наблюдатели-слушатели вполне могли уверовать в то, что РККА осталась «без головы».
  2. Неудачными действиями в Зимней войне, ход и результаты которой как бы подтверждали предположения о последствиях избиения командного состава.
  3. Проблемы в военной промышленности. Вероятно, это впечатление стало результатом отголосков того же «большого террора» (невольно вспоминается Туполев *, а также некоторые высказывания самого Иосифа Виссарионовича, сделанные последним на совете по поводу «очищения» высшего командного состава в июне 1937-го **).

 

Указанные действия и некоторые, как минимум, внешне связанные с таковыми вполне зримые последствия достаточно толсто намекали Гитлеру – появился шанс. По крайней мере, пока.

 

Стимулы, возникшие вследствие столкновения интересов гитлеровской Германии и сталинского СССР по поводу Финляндии, Румынии, Болгарии, Югославии, Турции – само собой (но это отдельные темы)... Как и необходимость победы над СССР ради ресурсов для победы над Англией (тут СССР в немалой мере выступал в качестве инструментальной ценности – именно ресурсы: трудовые, продовольственные, недра, география...).

И т. д.

 

В мае в Японию прибыл специальный посланец Гитлера Нидемэйер. По приглашению посла Отта Зорге принял участие в беседе с ним и «узнал..., что начало войны между Германией и Советским Союзом – уже решенный вопрос. При этом война против СССР преследует три цели: во-первых, оккупацию Украины; во-вторых, в связи с недостатком рабочей силы в Германии, захват по крайней мере от одного до двух миллионов пленных для использования их в сельском хозяйстве и промышленности Германии; в-третьих, решительное устранение всякой опасности, существующей на восточной границе Германии. В беседе было сказано, что, по мнению Гитлера, если нынешний благоприятный случай для войны с СССР будет упущен, то другой не представится». («Материалы по современной истории», т. I. стр. 273-274.)

Волков Ф. Д., Подвиг Рихарда Зорге, Издательство «Гянджлик», Баку, 1978, стр. 115-116

 

Кстати, не подсказывали ли Гитлеру «ловить момент» сами большевики, причем не первый день... в рамках своей «ура»-пропаганды?

 

...для удара по Советскому Союзу. Время для этого упущено, и Гитлер придет слишком поздно; его шансы тают и уменьшаются с каждым днем. Фашисты не могут представить себе, что успехи социализма могут расти так быстро. Это был их последний шанс в сухопутной войне с Советским Союзом. Нельзя игнорировать того, что, осознав это все увеличивающееся опоздание... Гитлер в известный момент придет к отчаянному*** решению: «дать старт, не дожидаясь более»...

Эрнст Генри, Гитлер против СССР. Грядущая схватка между фашистскими и социалистическими армиями, перевод с английского, ГСЭИ, М., 1938, стр. 250-251

 

Эрнст Поль Генри – это составленный из трех имен – немецкого, французского и английского, соответственно – псевдоним советского агента-разведчика Семена Николаевича Ростовского...

К слову:

 

...кинофильмы «Чапаев», «Александр Невский», «Петр Первый», «Суворов» и др... вызвали злобную реакцию у фашистских руководителей... 3 февраля 1941 г., когда генералы Браухич и Гальдер докладывали Гитлеру проект директивы о стратегическом развертывании сухопутных войск для нападения на Советский Союз, он сообщил им, что в Москве идет в настоящее время «тенденциозный» фильм «Суворов».

Советский Союз в годы ВОв. Отв. ред-р ак. А. М. Самсонов. М., «Наука», 1985, стр. 22

 

Тот, кто видел фильм «Суворов» (Александр Васильевич накануне войны – по сути главный российский полководец, на смену которому, вследствие определенных начала и продолжения той войны, придет его ученик Кутузов), тот вряд ли удивится, почему Гитлеру он мог показаться «тенденциозным». Впрочем, и «Александр Невский», и «Петр Первый» – тоже непростые довоенные фильмы. А ежели еще вспомнить чуть ранее снятый «Если завтра война»...

Кстати, тут невольно вспоминается и постоянное, неудержимое славословие красных «товарищей» в адрес себя, любимых, по поводу «громадного» роста военной мощи РККА. Красные «камрады» особой скромностью вообще не отличались (по их собственным словам, они во всем самые-самые; не сейчас, так вот-вот; а вообще – всегда!), а тут и вовсе весьма выпуклым образом выставляли себя перед остальным миром Шумахером в гонке «разоружения». Подобными речами большевики в немалой степени сами растили в умах европейцев представление о «красной угрозе», что те же коричневые «товарищи» использовали в своих целях. В те времена академик Павлов писал Молотову: пропаганда идей мировой революции ведет к тому, что в европейских странах то тут, то там устанавливаются фашистские режимы; Молотов академика не слушал...

И т. д.

Так что приведенное в начале поста мнение Безыменского, как минимум, несколько неполное:

  1. Вполне возможно, не было столь уж «долгих» лет нацистской пропаганды о «слабости России». По крайней мере, сам Гитлер не всегда следовал букве оной; а то и вовсе – декларировал образ именно увесистой военной «восточной угрозы» (про неминуемо сопутствующую угрозу кровавого большевистского террора нацисты и так рассказывали почти постоянно; по крайней мере, до периода «дружбы и границы»).
  2. Вполне себе объективная реальность в какой-то момент стала намекать на то, что не все в порядке в большевистском «королевстве» и что это шанс для тех же коричневых решить проблему представлявшейся им достаточно реальной «восточной угрозы».
  3. Большевистская пропаганда сама порой (даже в период «дружбы и границы») напоминала тем же нацистам об этой самой, привидевшийся им «угрозе с востока».

 

--

* Сравнительно скоро после чисток конструкторских кадров советские власти столкнулись с тем, что советское авиастроение (и не только оно) даёт немалый крен. В результате стали пытаться восстановить поступательное движение «всё выше и выше, и выше...», вернув соответствующих конструкторов из строгих «обычных» лагерей и тюрем в специально созданные шараги «с человеческим лицом». Так, в августе 1938-го года группа арестованных авиационных специалистов была переведена под Москву в Болшево. В этой группе ещё не было Туполева, так как следствие по его делу продолжалось, а числился он, ни много ни мало, одним из руководителей «русско-фашистской партии» и резидентом французской разведки. Как следствие, Туполева привезли в Болшево позднее – 15 апреля 1939 года. И вот:

 

...[как-то] зайдя вечером к одному из засидевшихся на рабочем месте зэку, [Туполев] рассказал:

«...нас отвезли в Болшево... Кого там только не было: корабелы, танкисты, артиллеристы, химики... через пару дней [после 15 апреля 1939] меня вызвали к начальству и получил я первое задание – составить список известных мне арестованных специалистов. Откровенно говоря, я был крайне озадачен. Всех арестованных до меня я знал, а после? Не выйдет ли так, что по моему списку посадят ещё Бог знает сколько народу? Поразмыслив, я решил переписать всех, кого я знаю... Не может же быть, чтобы пересажали всю авиапромышленность? Такая позиция показалась мне разумной, и я написал список человек на 200. И что же ты думаешь, оказалось, что за редким исключением все они уже за решёткой. Да, знаешь, размах!»

Кербер Л. Л. Туполевская шарага

 

Именно что размах, который особо и не скрывался. Да и скрыть подобное не так уж и легко. В результате Гитлер получил ориентиры, на которые мог и/или посчитал возможным опираться при принятии решения о нападении на ослабленный подобными мероприятиями сталинский СССР (ну не усиленный же!.. впрочем, некоторые «товарищи»-сталинисты будут настаивать именно на этом; но даже эти не все!).

--

** Навскидку – на июньском (37-го года) военном совете-разбирательстве по поводу «чистки» высшего командного состава:

 

Сталин. Очиститься надо и поскорее, как НКПС [Народный Комиссариат путей сообщения] очистился, и он хорошо работает; ГПУ [Государственное политическое управление при НКВД] очистилось, и оно замечательно работает.

Буденный. Это мы сделаем, я клянусь, т. Сталин. Я клянусь, т. Сталин, что это будет, это будет пронизывать каждого бойца. Это мы сделаем...

Военный совет при народном комиссаре обороны СССР. 1-4 июня 1937 г. — М.: РОССПЭН, 2008, стр. 254

 

--

*** Вряд ли реальное решение Гитлера было столь уж отчаянным. Достаточно принять во внимание то, какие сведения он получал от немецкой разведки и насколько им верил. Да, угроза ему виделась, но не столь фатальная. Весной 41-го он наверняка был уверен, что успевает. Иначе вряд ли стал бы хоть на день отдалять нападение. А он отдалил. На месяц и одну неделю. Вероятно, нам очень повезло, что Гитлер, пытаясь оказать помощь своему не слишком дотепистому другу Муссолини, ввязался в войну на Балканах и в результате напал на СССР месяцем и неделей позже, а не 15 мая, как первоначально планировалось в рамках того же «Барбаросса». Напади вермахт в мае 41-го, и факторы климата (как минимум; особенно и именно в условиях «бескрайних» советских просторов), в частности, осенние ливни и зимние холода, могли не сыграть той роли, которую таки сыграли. Поскольку просто могли не успеть вступить в силу. И тогда план «Барбаросса» мог быть и выполнен. По крайней мере, угроза взятия той же Москвы выросла бы чрезвычайно...

Впрочем, как говаривал позднее сам Гитлер, знай он хотя бы, сколько у Советов танков, то ещё подумал бы, стоит ли нападать на СССР...

 

историяобществоpsk
136
0.207 GOLOS
0
В избранное
aaaladno
На Golos с 2017 M12
136
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (5)
Сортировать по:
Сначала старые