"Не верю!"

 

Пару раз, глядя в телевизор (включенный), попадал на шоу «На самом деле». И каждый из этих пару раз коробило от заявлений «экспертов» по поводу того или иного ответа участника-героя передачи: «Это ложь!»

В своё время в университете, на лекциях по общей психологии, нам поведали, что идея создания прибора типа детектора лжи (полиграфа) родилась с появлением словесно-ассоциативного эксперимента, который придумал отец-основатель аналитической психологии Карл Густав Юнг. В рамках подобного эксперимента Юнг произносил слова, а клиент должен был как можно быстрее, не задумываясь, дать первую пришедшую в голову словесную ассоциацию. Юнг заметил, что на слова, которые имеют некую особую, как правило, «неудобную» и/или болезненную личную-смысловую-эмоциональную нагруженность-коннотацию для респондента, последний отвечает медленнее – ему труднее сразу подобрать ассоциацию и/или он не очень расположен, а то и попросту не хочет воспроизводить-произносить то, что первым пришло ему на ум. В результате ответ занимает больше времени, то есть время реакции увеличивается.

Вынесу за скобки, насколько верно утверждение, что ассоциативный эксперимент изобрел именно Юнг и, тем более, подсказало ли именно это изобретение идею полиграфа – в данном случае это неважно.

Но о том, что процедура исследования посредством полиграфа («детектора лжи») «слегка» отличается от описанного выше эксперимента, точнее, что механизм его работы иной, догадаться, наверное, нетрудно.

Во-первых, в эксперименте Юнга измерялось время психической реакции. То есть изначально давался стимул на уровне психики – слово – и замерялось время ответа-реакции тоже на уровне психики – опять-таки через слово (хотя, конечно, всегда можно попытаться усложнить определение-фиксацию особенностей ответной реакции испытуемого, попутно отслеживая его мимику, пантомимику, а то и интерлингвистику с паралингвистикой в рамках и «около» вербального ответа; если что, я не ругаюсь).

Детектор же фиксирует реакцию на уровне сомы (тела), а если точнее, физиологическую реакцию организма. То есть в исследовании посредством полиграфа испытуемому дается стимул на уровне психики – слово (вопрос, текст), а замеряются изменения физиологических показателей, в частности – время физиологического ответа-реакции на уровне соматики.

Во-вторых, если в ассоциативном эксперименте Юнга время ответа-реакции при возникновении «неудобного» для испытуемого слова-стимула росло, то на полиграфе, как правило, происходит обратное – время ответа уменьшается, так как организм достаточно сензитивно-оперативно реагирует на уровне физиологии. В отличие от психики, он не пытается осознанно или неосознанно спрятать, утаить компрометирующий, нежелательный ответ, не старается не выдавать таковой вовне, а наоборот – сравнительно быстро, наивно реагирует на «неудобный», услышанный-увиденный-полученный на уровне психики испытуемого вопрос-стимул экспериментатора. Так, например, будет обстоять дело, если в качестве ответа фиксировать изменение проводимости кожи ладоней, которые при «неудобном» вопросе увлажняются, а проводимость, соответственно, растёт. Впрочем, это смотря куда ставить клемы-контакты прибора – если возможно перенести таковые в ротовую полость, то результат должен быть обратным: при излишнем волнении (которое, как предполагается, должно возникнуть у испытуемого при задании ему того самого «неудобного» вопроса) слюноотделение снижается, то есть во рту, говоря бытовым языком, «всё пересыхает», проводимость, соответственно, снижается. Тут сразу вспоминается тест, использовавшийся в прежние, сравнительно далёкие времена китайцами: подозреваемый перед публичным расследованием-обсуждением преступления, в совершении которого его подозревали, должен был взять в рот горсть риса, который после разбирательства выплевывал. Если рис оставался сухим, то это принималось за доказательство виновности подозреваемого – мол, переволновался от осознания собственной вины – чуть ли не сознался (точнее, это его физиология «созналась»; в данном случае неплохо просматривается принцип работы детектора лжи – по сути присутствует этакий простейший полиграф в виде горсти риса). Можно вспомнить и учащение сердечно-сосудистых сокращений... И др.

Впрочем, стоит оговориться – можно ведь сказать (для некоторых показателей наверняка), что время возникновения ответа-реакции не столько снижается, сколько вообще возникает, ибо возникает сама выраженная реакция.  Например, при снятии показателей артериального давления. Впрочем, это не столь важно.

Важно отмеченное «во-первых» – детектор лжи фиксирует физиологическую реакцию. Поэтому говорить, что он фиксирует эмоциональную реакцию, как это иногда делают, не совсем корректно. Строго говоря, эмоция, хотя и имеет большое представительство-коррелят на уровне соматики, именно как эмоциональное переживание является психическим феноменом (да она является комплексным психосоматическим феноменом, но то, что мы понимаем под эмоцией, как некое оценочно окрашенное отношение к какому-либо событию среды [1], суть психический уровень «отражения», психический феномен). В этом смысле детектор лжи ловит физиологический коррелят эмоции, а точнее, такого сложного целостного феномена как психическое переживание с его эмоциональной составляющей.

Это важно –  детектор лжи не отслеживает (непосредственно) психологический уровень. Ни мысль, ни эмоцию (психическую составляющую таковой), ни переживание (аналогично). Попросту говоря, он не читает мысли: детектор лжи – это не мелафон.

В этом смысле заявления проводящего исследование «эксперта»: «Это ложь!» – это ни о чем.

И здесь речь даже не о том, что сама категория «ложь» подразумевает именно осознанное искажение фактов со стороны испытуемого; то есть таковой лжет, если, с одной стороны, понимает, знает, каковы факты, но осознанно, намеренно их искажает в своём ответе. Если такого намеренного искажения в действиях (в широком смысле, в том числе ментальных, а не только видимых поведенческих: вербальных или невербальных) испытуемого нет, то это не ложь – это может быть ошибкой, заблуждением вследствие недостатка знаний, информации, неспособности её воспроизвести (испытуемый запамятовал детали того, о чем его спрашивают) и т. д.

Да, конечно, «На самом деле» – это шоу, чего уже достаточно, чтобы использовались хлёсткие фразы, как открытые обвинения во лжи (да ещё и произносились с соответствующей «скандально»-хлёсткой интонацией-выражением). А с другой стороны, того же факта, что это именно шоу, достаточно для того, чтобы относиться к происходящему с «некоторым» недоверием. Как к частично срежиссированному действу. Или «даже» полностью срежиссированному (все – актёры, никто не в обиде – «так по сценарию»). Возможно, хотя бы поэтому создатели руководители данного шоу и не боятся подобной хлёсткости. В противном случае любой участник на заявление, что его выказывание есть ложь (особенно, в той эффектной для шоу, но откровенно грубой, если не сказать хамской, манере, в которой это делают изображающие-играющие «экспертов» участники шоу), мог бы с лёгкостью подать в суд за клевету. И даже выиграть процесс. Ибо «создателям» шоу было бы очень трудно, если вообще возможно, доказать истинность указанных выше утверждений своих «экспертов» (при условии, что у последних, кроме показателей полиграфа, нет однозначных доказательств того, что испытуемый в самом деле говорил неправду). Впрочем, да, конечно – даже если это не совсем (не полностью) постановка, участники наверняка подписывают некое соглашение перед съемками, и это соглашение (некоторые пункты в таковом) страхуют организаторов шоу от подобных исков; участник-испытуемый, например, даёт обязательство не «обижаться» (а именно не предпринимать действий в правовом поле) в ответ на прямые обвинения во лжи. Даже если знает (!), не говоря уже о «лишь» подозревает, что у обвиняющего на руках есть только показатели детектора, или знает, понимает, что таких доказательств, кроме показателей детектора, у обвиняющего не может быть в принципе.

При этом ещё раз – измеряется именно физиологический коррелят.

Во-первых, если взять чисто отвлеченно от события, в связи с которым производится исследование, не совсем понятно, чему соответствует этот коррелят. Да, конечно, детектор постоянно пытаются совершенствовать, делать более чувствительным, захватывать большее число показателей... Но, например, в своё время предпринимались попытки (да и сейчас наверняка предпринимаются) определить маркеры определенных эмоциональных состояний или даже базальных эмоций (в контексте, например, теории дифференциальных эмоций Изарда и аналогичных концепций) на уровне физиологии. То есть выявить показатели, позволяющие дифференцировать, отличать физиологическую составляющую-признаки одной эмоции от физиологической составляющей-признаков другой. Но опять-таки в своё время при некотором успехе были вынуждены признать, что по физиологическим маркерам однозначно эмоцию определить (пока) практически крайне сложноа то и невозможно. Это как правило, хотя в случаях ярких (острых) переживаний такое определение можно улучшить, физиологический маркер эмоции уловить четче, но все равно не окончательно однозначно. То есть физиология, соматика не может дать однозначный ответ по поводу испытываемой испытуемым эмоции, переживания (здесь – отвлеченно)...

Во-вторых – причина появления выраженного физиологического коррелята переживания может быть совсем не связанной с событием, по поводу которого проводится исследование. Это как в любой корреляционной связи. Два фактора связаны, но является ли первый причиной второго, или второй причиной первого, или есть третий фактор, который выступает причиной первых двух – по чисто корреляционной связи определить невозможно. Да, связь есть. Но что причиной – вопрос. Например, на слово «нож» испытуемый может дать реакцию, но с чем она связана, однозначно утверждать сложно, если вообще возможно. По крайней мере, без дополнительной информации, взятой из дополнительных, помимо показателей детектора, источников. Может, испытуемого аж в детстве испугали ножом. Плюс значительный вклад в реакцию может делать (и тем самым неслабо «путать карты» – искажать результат) стрессовая ситуация исследования (особенно в случае, сензитивного, мнительного испытуемого). С другой стороны, детектор можно попытаться обмануть, вызвав искусственно волнение у самого себя в местах, которые не являются релевантными предмету исследования – навести на ложный след, смешать, исказить картину показателей. Старое  доброе – вызовите секс-картинку – возникнет возбуждение – смешаете показатели. Впрочем, эксперты часто уверяют: нынче приборы столь хороши, что отличить самонаведенную испытуемым реакцию от непроизвольной истинной несложно или возможно с достаточной надёжностью; мол, чуть что, они увидят специфику возбуждения, что довольно сомнительно – не уверен, что можно (полностью) верить экспертам :)

Не зря в свое время, пусть и по иному поводу (о так называемых симптомах истерии) говорили о таинственном прыжке из психики в соматику. В случае детектора наблюдается некий прыжок из психики в соматику (а потом из соматики в детектор), но тоже весьма таинственный. В целом, нет возможности на основании физиологических показателей однозначно утверждать, почему на уровне психе возникло переживание; с какой именно эмоцией, переживанием связан всплеск на уровне физиологии.

Как следствие, показатели детектора лжи не могут использоваться в суде или при экспертизе как прямые улики-доказательство. По крайней мере, в рамках, условно говоря, цивилизованной, достаточно высокого уровня развития правовой системы (права).

Но это не значит, что такие показатели не могут использоваться как вспомогательные, направляющие. В качестве иллюстрации всегда привожу следующий, достаточно простой пример. Ведётся расследование убийства – есть подозреваемый, но нет основной улики – не найдено тело, труп. При этом известно, что подозреваемый мог убить жертву в определенный промежуток времени. Известно (есть все основания считать), что в соответствующий временной интервал подозреваемый мог ехать, должен был ехать или даже он сам признается, что ехал в своей машине по некоему шоссе. Соответственно, есть основания полагать, что сбросить тело он мог где-то около шоссе. Но участок шоссе, на котором, передвигаясь с немалой (условно говоря, средней) скоростью, в течение указанного достаточно продолжительного времени мог находиться подозреваемый, весьма немалый по своей протяженности. Соответственно, времени на его обследование уйдёт тоже немало (предполагается, что подозреваемый не мог успеть спрятать тело сравнительно далеко от шоссе). К тому же, например, добавляется условие, что тело следствию нужно обнаружить в течение суток, иначе подозреваемого придётся отпустить, и далее он сможет просто сбежать, пусть даже впоследствии тело будет обнаружено. Это достаточно умозрительная ситуация, потому корректность деталей сформулированных обстоятельств выношу за скобки (например, обсуждение возможных мер, которые не позволили бы или затруднили возможность ухода подозреваемого за границы досягаемости для следствия). Короче, у следователей ситуация цейтнота: в течение суток им необходимо обнаружить тело жертвы, участок, на котором оно может быть спрятано, имеет солидную протяженность, времени в обрез – искать «с нуля» времени нет. И вот тогда подозреваемого сажают на детектор (не буду обсуждать, как именно его уговорили или заставили сесть на детектор – сам ли сразу согласился, например, будучи уверен, что это ничего не даст следствию, или его как-то убедили-вынудили – короче, «усадили»). И вот запускают процедуру с полиграфом. И вдруг на слово «бетон» (вопрос о бетоне) подозреваемый даёт достаточно отчётливую физиологическую реакцию-всплеск (подлетает значение измеряемой физиологической характеристики). Следователи знают (или ещё раз смотрят на карту и узнают), что на участке шоссе, на котором должен был обретаться в означенное время подозреваемый, есть стройка – мост. Это зацепка.

Следователи едут к стройке и в одной из стоек моста обнаруживают тело. Если бы они не получили наводку и не прибыли к мосту в этот день, то было бы поздно – стойку в течение следующего дня просто залили бы бетоном (тогда и возможные меры пресечения подозреваемому обсуждать необязательно – ситуация, пусть и апостериори, оказывается, была крайне срочной).

Тут детектор даёт именно наводку, которая сама по себе не является уликой, но может помочь следствию найти таковую. Именно в этом контексте и используется детектор – его показания не могут быть прямым доказательством, но могут оказаться руководством к действию в рамках расследования.

Осудить только на основаниях показателей детектора нельзя, в цивилизованных с точки зрения развития правовой системы (за все утверждать не берусь) странах его и в суде использовать нельзя (не должно быль льзя), но получить наводку в ходе следствия можно. То же самое касается использования детектора при служебных расследованиях или при приеме на работу – уволить на основании полученных с его помощью показателей или не принять на работу (опять-таки в цивилизованных странах с должным уровнем развития права) официально не могут (не должны мочь); снятые показатели не могут являться официальной (даже в комплексе с другими, не говоря уже единственной) причиной увольнения или неприема. Хотя, конечно, показатели могут стать неофициальной причиной, поводом для подозрений, которые в свою очередь могут послужить поводом, чтобы присмотреться повнимательней к проходившему испытание лицу и/или поискать другие, легальные (могущие стать официальными) причины, для его увольнения или неприема на работу.

Впрочем, тут есть ещё один момент – заставить в цивилизованных странах сесть на детектор тоже не могут... не должны мочь... (?) должно быть сложно. Нужно добровольное согласие (обсуждение степени доброволия в разных обстоятельствах, в зависимости от таковых выношу за скобки – берём вполне добровольный вариант:)). Хотя, опять-таки отказ проходить детектор может послужить для того, чтобы присмотреться к подозреваемому повнимательней и поискать и таки найти другие причины, которые реальны или могут быть использованы официально для обоснования соответствующего решения.

 

человекобществоpsk
80
127.425 GOLOS
0
В избранное
mr-who-who
На Golos с 2018 M06
80
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (4)
Сортировать по:
Сначала старые