[Проза] Аджиамбо 11

Автор: @ondantr
Редактор: @nikro

Представьте, что вы никогда не видели крокодила.
Я даже не говорю про зоопарк. Я говорю про фотографии, фильмы, энциклопедии, мультики про Чебурашку и иллюстрации в детских книжках.
Так вот, увидев крокодила впервые за кого вы его примете?

Первая часть, Вторая часть, Третья часть, Четвёртая часть, Пятая часть , Шестая часть, Седьмая часть, Восьмая часть, Девятая часть, Десятая часть

Аджиамбо 11
(рассказ из цикла «Пряности»)

За разговором они незаметно приблизились к стенам города, и Родригу прекратил разговор, полагая, что у него ещё будет возможность спросить Аджиамбо о золоте. Перед ними распахнулись ворота, и первое, что увидел капитан, была толпа воинов во главе с королём. Все громко разговаривали, показывая пальцами на огромное безобразное животное, лежащее на земле.

Длинную широкую пасть, из которой выглядывали устрашающего вида зубы, стягивали верёвки. На глаза зверю повязали плотную тряпку. Короткие лапы были прикручены к чёрно–зелёному туловищу, покрытому сплошным панцирем из квадратных и прямоугольных пластин толстой кожи. Кое–кто из воинов играл со зверем в странную игру, тыкая в него копьями и уворачиваясь от ударов длинного мощного хвоста, бившего по земле из стороны в сторону. В отдалении на безопасном расстоянии стоял монах, глядя с некоторым ужасом на странное животное.

Капитан догадался, что зверь – это и есть тот самый крокодил. Монах, завидев Родригу, крестясь, торопливо подошёл к нему.

– Дьявольское отродье эта тварь. Воистину, Господь не мог сотворить такое. Это всё Сатана, по образу своему и подобию. Это – происки дьявола. Ишь, затих...

Капитан осторожно приблизился к зверю, обходя на почтительном расстоянии хвост.

– Да. Странен и ужасен. Были бы у него крылья, что пешему, что конному – не уйти.

Родригу выпрямился и встретился взглядом с Аджиамбо, которая со странной улыбкой смотрела на капитана. Её глаза не отрывались от лица Родригу. Неожиданно она приняла независимый вид, фыркнула, повернулась и через мгновение исчезла во дворце. Да Коста вздохнул.

– Святой отец! Не знаете – моей команде отправили воду и пищу?

Монах пожал плечами, потом хлопнул себя по лбу.

– Какой–то Гонсалу сидит в моей келье. Воины вернулись с побережья, а он увязался за ними. Говорит, что он твой помощник. Лицо у него, какое–то испуганное. Глаза бегают. Я ему предложил исповедаться, а он – ни в какую. Ждёт тебя, сын мой.

– Вы не проводите меня, Святой отец? В этом дворце столько переходов, что я не запомнил дороги.

– Эх, Родригу. Побывал бы ты в гостях у царя Муене Мутапа. Там в главном городе заблудиться совершенно не возможно, – затараторил монах, сопровождая капитана. – Улицы прямые, вымощены плитами из песчаника. Такого я не видел даже в Константинополе. А цитадель – штурмом не взять. Огромная. Круглая. Крепость сложена из треугольных гранитных плит так искусно, что все башни выглядят по–разному. Стены – толщиной в десять локтей...

– И, что за народ там живёт? – спросил да Коста, легонько подталкивая монаха в спину.

– Они называют себя племенем Шона, а город свой – Зимбабве, что означает на языке туземцев – "Большие каменные дома"[1] или "Дома поклонения"...

Гонсалу спал на койке монаха, уткнувшись в кучу тряпья. Да Коста тронул помощника за плечо. Тот поднял всколоченную голову и обвёл мутным взглядом келью.

– Господи, – зевнул помощник. – Снится всякая дрянь. И прошлой ночью – тот же сон. Будто мы с вами, маэстро, заблудились в океане, а "Беатрис" получила пробоину...

– Святая Дева Мария! – перекрестился капитан. – Что? Не мог другой сон посмотреть? Сплюнь три раза через левое плечо.

– Плюют, когда чёрная кошка дорогу перейдёт, а здесь – не поможет, – ещё раз зевнул Гонсалу.

– Ещё слово, попрошу короля отдать тебя на съедение крокодилу, – занервничал да Коста.

– Какому такому крокодилу?

– Узнаешь, когда он в тебя зубы воткнёт, – засмеялся монах. – У этого змея пасть – двух таких, как ты проглотит и не подавится.

– Какие вы страсти рассказываете, святой отец... Маэстро! Да я ничего такого и в мыслях не держал, чтобы наша малышка, да ко дну пошла. Просто пригрезилось.

– Ладно, – сказал Родригу. Команда сыта? Вода есть?

– На борту всё в порядке. Припасы черномазые привезли. Денег не спросили. Говорят, местный король щедр и гостей любит? И Дворец у него – позавидуешь. Это ж надо, как дикари живут. Никогда бы не подумал. Но пора и честь знать. Маэстро! Когда с якоря сниматься? Засиделись мы тут. Вы же сами говорили: "Нас ждёт золото",
– последнюю фразу помошник прошептал на ухо капитану.

Родригу понял, что эти слова – упрёк в его адрес. Он смутился и отвернулся к окну.

– Не твоё дело, Гонсалу. Еда на "Беатрис" есть. Чего тебе ещё нужно?

– Так, ведь, матросы шепчутся, что вы тут прохлаждаетесь, а они на палубе, да в кубриках от жары плавятся.

– Кто шепчется? – Родригу сурово свёл брови.

– Ну, так. Слышал краем уха, а кто – не разобрал.

– Снимемся с якоря, когда я скажу. И нечего здесь валяться. Разлёгся, словно пьяный британский моряк в кастильской таверне. Твоё место – знаешь где? Поднимай свой парус и двигай на "Беатрис".

– Да, что это с вами, маэстро? – засуетился помощник. – Какая муха вас укусила? Я ведь против ничего не имею. Мы дисциплину понимаем...

– А если понимаешь, тогда, чтобы через час был вместе с командой. Вам, что – там дел мало? А то – вон целое блюдо разных сладостей сожрал. Поэтому и сны дурацкие разум туманят, – рассвирепел Родригу, заметив на полу поднос с остатками фруктов.

– Господи! Да иду уже. Туда и за половину дня не дойдёшь по жаре. Но, если правду сказать – мы оснастку на гроте новую поставили, фальшборт по правому борту подновили, балласт в трюме переложили. После последнего шторма там всё наперекосяк было. А вы – вон ругаетесь, – ворчал обиженный Гонсалу, натягивая на босые ноги башмаки.

– Святой отец! Попросите кого–нибудь из воинов проводить моего помощника, а то не дай Бог, он дорогу к морю не найдёт, или угодит в пасть крокодилу. Бишу с собой захвати, – крикнул он вслед помощнику. – Тоже, наверное, где–то спит в тенёчке. От лени опух.

"Не найду дорогу к морю? – думал Гонсалу, направляясь к двери. – Я море по запаху чую. Да, что это с нашим маэстро? То ему золото подавай. И шторм ему не помеха, а тут – крепи якорь. Расхаживает в шутовском наряде. Сам похож на туземца в полосатом балдахине. Интересно, за что наш маэстро тут зацепился?"

Родригу остался один. Он в раздражении стащил с себя туземное облачение и, оставшись в одной набедренной повязке, растерянно огляделся. Рядом с его ложем на полу стопкой лежали его выстиранная рубашка, штаны, шейный платок и куски белой ткани. От всей одежды пахло свежестью. Капитан переоделся. От долгой езды на осле он чувствовал некоторое утомление. Родригу злился на себя, на Гонсалу, на монаха, не находя причин своего раздражения. Он лёг не на чистые полотнища ложа, а на койку монаха, где ещё пахло потом помощника. Лицо Аджиамбо появилось перед глазами, и капитан внезапно понял, почему ему не хотелось возвращаться на корабль. Он глубоко вздохнул, зажмурился и представил девушку без одежды. Видение было настолько ярким, что да Коста вскочил на ноги и принялся ходить по келье, словно загнанный зверь.

"Да, что это со мной? Что я женщин не видел? – думал Родригу. – Видел, и похлеще этой туземки", – он вспомнил шлюх в тавернах Лиссабона и брезгливо поморщился, не отдавая себе отчёта в том, что раньше не находил ничего странного в хмельных и не совсем пристойных выходках девиц, наполнявших по вечерам портовые кабаки.

– Но таких красавиц, как Аджиамбо я ещё не встречал, – пробормотал он, останавливаясь возле распятия.

– Что это, сын мой, ты сам с собой разговариваешь? – голос монаха заставил капитана развернуться к двери.

– Разве? – рассеянно спросил да Коста.

– Истинно говорю. Да и видок у тебя, – святой отец покрутил в воздухе рукой. – Ты, будто потерял что.

– Нет. Всё на месте, – Родригу похлопал себя по карманам штанов. – Просто – мысли вслух.

– Ну, и ладно, – монах ухмыльнулся. – Тогда, ступай за мной. Король приглашает нас на трапезу. Там и Аджиамбо уже сидит. Благоухает, что твоя роза.

– Не пойду, – насупился да Коста.

– Это, почему же?

– Не пойду, и всё.

– Неучтиво с твоей стороны. Грех – отказать королю разделить с ним пищу.

– Я здесь побуду. Вон – остатки фруктов. Да и не голоден я.

– Не поверю! Почти целый день – в саванне, и не голоден. Уж, не заболел ли ты часом?

– Ага! Наверное, перегрелся на солнце.

– Ну, дело твоё, – монах облизнулся. – Там – стол... М–м. Ломится от еды.

– Да, ступайте уже, Святой отец. Расхворался я. Наверное, съел что–нибудь, – едва не взвыл Родригу. – И помолиться вон хочу, – да Коста повернулся к распятию.

– Что ж. Помолись, сын мой. Хорошая молитва нагоняет аппетит и гонит прочь любую хворь...

[1] Большой Зимбабве (Великий Зимбабве) – название, данное каменным руинам древнего южноафриканского города, расположенного в провинции Масвинго государства Зимбабве. Большой Зимбабве, как считается, был главной святыней и культовым центром предков народа шона (народ группы банту). Торговал с Ближним Востоком и Индией через гавань Софала.


Торговая платформа Pokupo.ru


дизайнеры @orezaku

vox-populivoxmensvm-proseпроза
310
204.311 GOLOS
0
В избранное
vox.mens
Литературное сообщество
310
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые