Фантастический рассказ "Имитация", 1-я часть (киберпанк)

Что-то потянуло меня снова писать рассказы. Просто недавно опубликовал небольшой опус про бутылку Клейна, и вдруг попутно вспомнил, что написанный ещё год назад рассказ "Имитация" я так до сих пор на Голосе и не опубликовал. К тому же на днях посмотрел фильм "Зои", который честно говоря, потряс меня до глубины души. Чем-то мой рассказ перекликается с тем фильмом. Впрочем, многим это кино покажется занудным...

Аннотация:
Эдвард Бёрд, рядовой служащий крупной компании, сталкивается с нелёгкой жизненной проблемой, решить которую весьма необычным образом помогает товарищ по работе. Тот советует Эдварду обратиться в компанию, которая занимается воссозданием цифровых аналогов любой личности. По словам друга, это поможет хотя бы отчасти скрасить последствия беды.

Тем злополучным утром Эдвард Бёрд проснулся ровно в шесть утра, под назойливый писк электронного будильника. Он всегда просыпался по будильнику, и даже если иногда забывал ставить тот на звонок, все равно поднимался в одно и то же время, словно был не обычным человеком, а куклой на пружинке, спрятанной в маленькую коробочку.
Сегодня он спал на своём диване в гостиной, не сняв с себя даже брюк, и, как выяснилось утром, ещё и рубашки. Он часто так поступал, ведь обычно приходил с работы поздно и, буквально, плюхался на постель, порой забывая раздеться полностью. Усталость, что тут сделаешь! К тому же Эдвард не хотел будить жену и дочь, производя поздними вечерами лишний шум по дому.
"Пусть спокойно поспят – думал он – набегаются ещё за день".
Как бы сильно не был занят Эдвард, он, как хороший семьянин, был в курсе всех семейных событий. Сегодня был особенный день: Ингрид и Стефани предстояла дальняя дорога сначала до аэропорта, а потом у них будет долгий полёт на Суматру. Несколько недель подряд они обсуждали эту поездку, и даже много раз спорили с супругой, общаясь по видеосвязи. Жаль, что и в этот раз Эдвард не может полететь с ними. У него очень важная и ответственная работа, где отпуск бывает крайне редко.
Эд выглянул в окно и поморщился. Начинался самый обычный день, абсолютно похожий на многие предыдущие: за окном было пасмурно, солнце не проглядывало совершенно. Привычное дело! Эдвард с домочадцами давно жили в этом хмуром районе мегаполиса. Уж кто-кто, а он хорошо знал, что так здесь бывает всегда. Даже если б сегодня стояла безоблачная погода, из окна вряд ли можно было разглядеть небесное светило. Высокие серые дома района "Медиа-сити" стояли так плотно друг к другу, что даже в полдень лучи солнца сюда не проникали.
Времени до начала работы было ещё достаточно, а пока можно было принять душ, и сменить мятую одежду на новую. Дом Эдварда был вполне современным: роботизированный комплекс вовремя стирал, отглаживал и развешивал пиджаки и брюки в шкафу. Беспокоиться о готовке еды тоже было не нужно, холодильник сам оценивал запас продуктов, периодически посылая запрос в Интернет-магазин. Когда доставлялась еда, домашний робот раскладывал всё по местам и давал команды электронному повару, чтобы всё было вкусно и в срок приготовлено.
Утро было прекрасным, до работы у Эдда даже оставалось время, чтобы выпить чашечку крепкого капуччино и попутно полистать новости в просторах глобальной сети.
Когда ритуал подготовки выхода из дому был окончен, Эдвард Бёрд отправился в коридор. По пути он взглянул на себя в зеркало и поправил галстук. Затем он открыл входную дверь, привычно бухнулся в салон припаркованного аэромобиля и пулей полетел на работу, прямиком к зданию офисного центра на Тауэр-стрит.
Он ещё не успел добраться до места, когда экран видеосвязи отобразил сигнал вызова.
– Привет, папочка! – Дочь выглядела немного заспанной, но довольно жизнерадостной на вид. Её волосы были растрёпаны, но в руке уже была зажата зубная щётка, и слышался шум воды в раковине. На заднем плане экрана интеркома иногда мелькала Ингрид, которая также проснулась, и теперь передвигалась по комнате, хлопоча по своим делам.
– Как дела, Стеф? – спросил Эдвард и улыбнулся, радуясь тому, что может хотя бы так, по дальней связи перекинуться с близкими людьми парой слов перед работой.
– Всё нормально, па – хихикнула дочь – только... представляешь, мама забыла, куда дела свой красный купальник, который привезла в прошлом году из поездки на Гавайи. Просто не знаю, как она теперь будет плавать в океане!
Сказав так, Стефания начала чистить зубы щёткой, но видеосвязь не отключила. Вид её был невероятно озорной, словно это она специально спрятала мамину вещь, и теперь просто её разыгрывает.
– Ты бы поскорей заканчивала свой утренний туалет, да помогла мне – откуда-то из дальней комнаты послышалось недовольное ворчание Ингрид – не успеем вещи вовремя собрать.
– И вправду, Стеф – неодобрительно покачал головой Эдвард – зачем так шутить, ты же знаешь, маму нельзя нервировать. Сядьте и вместе подумайте, что ещё нужно не забыть взять в дорогу, а то вы так будете полдня укладываться.
В этот момент такси нырнуло вниз, начав причаливать прямо ко входу в офисный центр, и Эд поспешил закончить разговор.
– Ладно, детка, отключаю связь, я уже прибыл на место. Начальство ждать не любит. Поцелуй за меня маму и будь паинькой.
– Хорошо, папа! – с набитым зубной пастой ртом произнесла Стефания и улыбнулась. Улыбка получилась жутковатой, но всё равно милой – Мы привезём тебе сувениров. Чего бы ты хотел?
– Не знаю... Давай свяжемся, когда вы будете в аэропорту. Пока, радость моя – Эд мигом отключил интерком и пулей вылетел на широкую ровную площадку перед входом в огромное здание.


Через минуту Эдвард Бёрд уже двигался на быстроходном лифте к двести восемьдесят шестому этажу здания "Энерджи дайнамикс", а ещё через две минуты удобно устроился на своём рабочем месте, где мгновенно погрузился в привычные для него строчки таблиц и графиков.
Эдвард любил свою работу. Он был отличный специалист, и всегда целиком поглощался своей деятельностью. Начальство ценило Эда, выделяя его среди остальных сотрудников. Оклад его был в среднем выше, чем у других служащих отдела, поэтому Эдвард Бёрд мог себе позволить жить в элитном районе, снимать очень даже приличные по площади апартаменты, а также время от времени путешествовать на разные курорты. Впрочем, как уже говорилось, отдыхать Эду приходилось очень редко, поэтому супруга и дочь летали на море, как правило, вдвоём без отца семайства.
Эдвард Бёрд любил свою жену, и ещё больше любил свою дочь. Из-за плотного рабочего графика он крайне мало виделся с ними. Для него было непозволительной роскошью провести с семьёй хотя бы одни выходные, не говоря уже о вечерах после работы. Но и здесь Эд не видел большой проблемы. Прогресс человечества позволял находиться на связи с любым собеседником, будь тот хоть на самом дальнем конце мира, ведь под рукой всегда был незаменимый интерком! Эдвард в любой доступный момент мог дозвониться как до Ингрид, так и до Стефании, чтобы перекинуться парой добрых слов. Конечно, он всегда был рад дать мужской или отеческий совет в любой трудной ситуации. Однако больше всего Эду нравилось, когда жена или дочь сами звонили ему, в эти минуты он чувствовал себя невероятно нужным и заботливым мужчиной.
Эд взглянул на результаты проделанной за сегодня работы и остался вполне удовлетворён увиденным. Он откинулся в удобном кресле, чтобы размять мышцы спины, а затем посмотрел на часы. Близился полдень.
"Жена с дочкой, наверное, уже сели в самолёт – подумал он – и свяжутся со мной теперь только после перелёта. Пожалуй, стоит пока пойти перекусить".
Эд не очень любил обеденное время. Пищеблок, расположенный всего четырьмя этажами ниже, всегда был заполнен большим количеством людей. Это вызывало у Эдварда чувство невольного раздражения, к тому же там постоянно возникали очереди, и, невзирая на то, что процесс подачи еды был полностью автоматизирован, людям приходилось толкаться и испытывать неудобства вплоть до того момента, пока они, наконец, не рассядутся с подносами за своими столиками.
Выйдя в коридор, Эдвард направился к лестнице, которая по старинке соединяла между собой все этажи здания. Этой лестницей почти никто никогда не пользовался. Все сотрудники, в отличие от Эда, предпочитали ездить в лифте, он же любил пройтись пешком, всегда считая любую физическую нагрузку за пользу.
– Эй, Эд! – вдруг раздался голос за спиной и послышались чьи-то громкие шаги – Ты не против, если сегодня я присоединюсь к твоей пешей прогулке?
Запыхавшийся голос принадлежал сотруднику их отдела Франко Пирелли. Тот был итальянцем по происхождению, однако давно уже адаптировался в новой для себя среде обитания. Он не хуже местных и почти без акцента тараторил на здешнем наречии, чем вызывал симпатию одних сотрудников офиса и одновременно полную антипатию у других. Эдвард не очень любил этого весельчака и любителя поговорить "обо всём и ни о чём". Однако сейчас ему, похоже, было не отвертеться от безудержного потока ненужных новостей и прочей словесной белиберды "старины Франко".
Не дожидаясь одобрения со стороны угрюмого сотрудника, Пирелли первым подошёл к двери, ведущей на лестницу, и услужливо открыл дверь, пропуская Эда вперёд.
– Прошу – проговорил итальянец и протиснулся на площадку вслед за вошедшим коллегой.
Сотрудник Эдварда не был бы самим собой, если бы тут же не начал рассказывать о том, что считал наиболее важным или заслуживающим внимания, совершенно, конечно же, не считаясь с мнением своего невольного слушателя. Всю дорогу, длинной в целых четыре этажа, на бедную голову Эда лились обрывки новостей и сплетен, которыми с самого утра была наводнена глобальная сеть. И, слава Богу, что за годы работы с Пирелли у Эдварда выработался стойкий иммунитет к личности этого жуткого типа, иначе он бы не выдержал и кубарем бы спустил своего вездесущего сослуживца на пару этажей ниже положенного.
– Представляешь, Эд – эмоционально декламировал возбуждённый итальянец – наши сотрудницы совершенно от рук отбились! Нет, ты подумай! Мало им всяких дополнительных прав, которые они себе сами напридумывали, почти приравняв себя к мужчинам, они теперь всерьёз требуют от начальства по два часа из своего рабочего времени, чтобы проводить его в виртуальных магазинах, примеряя всевозможные наряды. Им, видите ли, не хватает выходных, чтобы самим бегать за покупками!
До пищеблока было ещё далеко идти. Первые несколько лестничных пролётов Эдвард молча шёл, пропуская мимо ушей всё то, что выливал на его несчастную голову назойливый спутник. Однако когда речь Пирелли вдруг зашла о разработке электронного мозга, сравнимого с человеческим, Эдвард, отчего-то вдруг стал идти медленней. Ему показалось, что он однажду уже слышал подобные вещи, вот только никак не мог вспомнить, когда именно..?
Пирелли, безусловно, заслуживал того, чтобы кто-нибудь когда-нибудь надавал ему по физиономии за его навязчивость, но сейчас, чтобы отвлечься от странных, тревожных мыслей, Эдвард Бёрд отчего-то решил поддержать разговор.
– Скажи мне, Франко, а что именно тебя настораживает? – задал он свой вопрос – В наших домах уже давно существуют "умные" системы обслуживания, по улицам ездят и даже летают всевозможные виды транспорта, где нет водителей. Даже основную физическую работу давно делают всевозможные роботы, а не люди. И не говори мне, что ты против того, чтобы посуду за тобой мыл автомат, а не твоя любимая супруга.
Пирелли немного опешил от слов Эда. Он, видимо не очень привык к тому, что к его словам прислушиваются или вообще хоть как-то реагируют на потоки его словесного мусора. Итальянец вдруг замолчал, а затем театрально всплеснул руками и произнёс с улыбкой:
– Знаешь, Эд, думаю, автомат пусть и дальше моет за мной посуду. Тем более, что я не женат.
– Вот видишь, Франко! – победоносно произнёс Эдвард, хлопнув того по плечу – Если наши очкастые умники действительно создали такой искусственный интеллект, о котором ты рассказал, поверь, они и лично для тебя скоро электронную женщину сделают. Облепят её синтетической кожей, придадут красивые формы. И тогда, поверь, тебе не надо будет вообще жениться!
Франко отчего-то притих, может даже всерьёз задумался над словами Эда. Они вдвоём уже добрались до нужного этажа, и вышли с площадки в коридор, когда сам не зная отчего, Эдвард, вдруг, повеселел.
– Смотри, – сказал он, указывая кивком головы в сторону пищеблока – вон сколько народу. Если не хочешь сегодня остаться без обеда, советую тебе быстрей занять очередь!
Он оставил Пирелли в одной части толпы, а сам, словно рыба, нырнул в гущу человеческих тел, чтобы постараться оказаться как можно ближе к точке раздачи. Эду больше не хотелось видеть этого многословного итальянца, по крайней мер до конца перерыва.


Беда случилась во второй половине дня, когда примерно час спустя после возвращения из пищеблока, Эд заканчивал производить основные аналитические расчёты.
Красный огонёк вызова замигал, когда на интерком поступил звонок. Краем глаза, чтобы не отвлекаться от монитора компьютера, Эдвард увидел – входящий номер не принадлежит ни Ингрид ни Стефании.
– Здравствуйте – произнёс незнакомый голос неизвестного Эду человека, образ которого возник на экране – вы Эдвард Бёрд?
– Да – ответил Эд.
Человек немного замялся, ненадолго опустил глаза, затем снова поднял их на собеседника, и несколько сдавленным голосом продолжил:
– Мы вынуждены вам сообщить, что... ваша супруга и дочь погибли сегодня в авиакатастрофе, которая произошла над тихим океаном. Самолёт потерпел крушение по невыясненным пока причинам. Все пассажиры и экипаж... В общем, не выжил никто...
Человек на экране говорил что-то ещё несколько минут, но Эдвард его не слышал. Перед его глазами вдруг встала пелена какого-то багрового тумана, руки и ноги сделались ватными, язык словно отсох. В голове, словно бесконечная заезженная пластинка, звучала только одна фраза: "...ваша супруга и дочь погибли в авиакатастрофе... погибли в авиакатастрофе".
Эд медленно поднялся с рабочего кресла, и ни слова не говоря пошёл в сторону ближайшего окна. Хотелось просто вдохнуть свежего воздуха
– Мистер Бёрд? С вами всё в порядке? – голос в интеркоме стал взволнованным, видимо, собеседника на другом конце связи насторожило то, что Эд вышел из поля зрения виртуальной камеры и исчез из виду
Эдвард уже не слышал этого голоса. Он был раздавлен, опустошён, уничтожен.
Начальство встретило новость о кончине родных Эдварда холодно, но достаточно уважительно.
– Видите ли, мистер Бёрд, вы ценны для нас, как очень хороший сотрудник. К сожалению, мы не можем предоставить вам отпуск, чтобы вы похоронили своих родных, но наша компания сделает всё, для того, чтобы вы ни в чём не нуждались. Представители наших ведомств займутся организацией доставки тел Ваших жены и дочери, а также процедурой их кремации.
Конечно же, этого было не достаточно. Этого было вообще не достаточно. Но что он мог тут поделать? Эд сам готов был мчаться на другую сторону Земли, чтобы даже из самой глубокой впадины океана достать и вынести на собственных руках истерзанные тела Ингрид и Стефани. Ему никак не верилось, что ещё несколько часов назад он видел их, общался с ними. Сейчас Эдвард почему-то вспоминал смешную физиономию дочери, когда та чистила зубы и хитро при этом улыбалась, веселясь над забывчивостью матери, которая не помнила местонахождения своего купальника. В тот раз рот Стефани был весь белый от пасты, её улыбка была такой живой...
"О, боже, кто теперь вернёт мне её улыбку?" – сокрушённо подумал Эд – И кто вернёт мне мою бедную Ингрид...


Он не помнил, сколько времени прошло с тех пор, как вся его семейная жизнь полетела кувырком. Эдвард тяжело переживал смерть близких ему людей. Он пробовал даже запить, но алкоголь почему-то плохо помогал ему, просто отупляя сознание, однако совершенно не решая проблем с душевными муками. В остальном жизнь Эдда не претерпела кардинальных изменений. Он по-прежнему ездил по утрам на работу, спал по ночам в одежде на своём диване, заказывал кухонному автомату яичницу, ветчину и крепкий кофе. Однако в те комнаты, где раньше жили Ингрид и Стефани, он теперь не решался заходить. Ему не хотелось ворошить ту огромную рану, которая оставила на его сердце их безвременная гибель. Эдварду было проще думать, что они до сих пор там, что жена и дочь всё ещё живы. Это ведь не составляло большого труда так думать, правда? "Конечно, нет" – успокаивал Эд сам себя, ведь он почти и так не видел родных подолгу, чаще общаясь лишь с их цифровыми изображениями на экране интеркома. Более того, Эд так редко проводил с ними своё свободное время, что даже стал забывать, когда это было в последний раз в живую...
В тот раз из состояния прострации Эдварда Бёрда вывел неизменный Франко Пирелли. Тот вновь как-то увязался за ним следом по пути на обед, и принялся рассказывать тому нечто весьма любопытное.
– Старина Эд! – Пирелли всячески старался проявлять неподдельную заботу в отношении своего несчастного коллеги по работе, вышагивая рядом с ним – Я же вижу, как ты страдаешь! Почему бы тебе не воспользоваться советом твоего друга Франко. Мне кажется, что твою беду могло бы вылечить только человеческое участие. Но я замечаю, что женщины из нашего офиса тебе не интересны. Тебе никакие девушки не интересны, ты просто зациклился на своей беде. И я тебя прекрасно понимаю. Похоже, ты слишком сильно любил тех, кого потерял.
– Ты прав, дружище – сдавленным голосом ответил Эдвард, хотя ему стоило некоторых внутренних усилий называть Пирелли "дружищем" – я действительно крепко любил Ингрид и Стеф. Поверь, никто на свете не заменит мне их.
– В таком случае – оживился, вдруг, собеседник Эда, у меня есть потрясающая для тебя новость. Существует одна компания, занимающейся технологиями цифровой имитации на основе всё того же пресловутого искусственного интеллекта. Более того, у них есть разработки, касающиеся как раз таких случаев, как у тебя. Думаю, они смогут вернуть тебе родных.
– Вернуть родных? Ты смеёшься надо мной, Франко.
– Ничуть – итальянец взмахнул руками – Я видел один рекламный ролик, там как раз был представлен почти твой случай. Послушай, попробуй им дозвониться. У меня даже где-то сохранился их телефон.
Вскоре, по мере пути к пищеблоку, молчавший всё время Эдвард немного стал оттаивать и даже проявил интерес к тому, о чём говорил Франко Пирелли. Более того, сегодня после обеденных посиделок они расстались почти друзьями, настолько друзьями, что у Эда почти не возникло естественного желания спустить назойливого сослуживца с лестницы за его болтливый язык, когда после обеда они возвращались обратно в офис.
Закончив рабочий день, Эдвард Бёрд всё-таки взял такси и отправился по найденному в сети адресу. Спустя всего несколько минут он сидел перед менеджером фирмы имеющей немного пафосное название "Цифрал Спирит" и вёл с ним довольно оживлённую беседу.
– Вы хотите сказать – в третий раз подряд спрашивал Эд у немолодого человека с небольшой лысиной на голове по имени Отто Карсон – что можете внедрить свою программу в различные средства коммуникации, и она будет способна создать иллюзию общения с самым настоящим человеком?
– Верно, Мистер Бёрд. Это не составит для нас большого труда, более того, на основе имеющихся данных в виде цифровых видео- и голосовых записей – если вы их нам предоставите – мы могли бы воссоздать виртуальный образ любого человека. Со всеми его чертами внешности, характером, привычками, а также другими индивидуальными особенностями, включая его голос и манеру говорить.
– Невероятно... – тихо, словно про себя, только и смог произнести Эд.
– Более того, сэр, вы, кажется, говорили, что у вас случилось горе... Поймите меня правильно, мне бы не хотелось быть бестактным.
– Нет-нет, говорите.
– Хорошо – Отто Карсон елейно улыбнулся – дело в том, что как раз для таких случаев, как ваш, мы предусмотрели целую программу реабилитации, которая поможет Вам постепенно свыкнуться с мыслью, что вы потеряли родню.
– И каким именно образом действует эта программа?
– Всё очень просто. После того, как мы сымитируем личности ваших безвременно почивших родственников, их виртуальные образы будут доступны для контакта. Одним словом, всё будет происходить так, будто они живы, но находятся, скажем так, на некотором расстоянии от вас. Вы будете звонить им, а они будут связываться с вами через тот же интерком. Мы гарантируем, что имитация личности будет максимально приближена к исходному человеческому прототипу. Пускай пройдёт какое-то время, когда вы сможете, наконец, смириться с потерей, и тогда сами поставите нас в известность о прекращении контракта. Поверьте нашему опыту, компания "Цифрал Спирит" существует уже более пяти лет, и мы имеем репутацию...
– Постойте, постойте – замотал головой Эдвард – вы только что сказали, что занимаетесь этим уже целых пять лет. Но я думал...
– Хм, мистер Бёрд, мы действительно уже давно на этом рынке услуг, но... Погодите-ка, мистер Бёрд, я кое-что посмотрю в нашей базе данных.
Перед менеджером возник полупрозрачный экран, и он стал что-то быстро листать на нём. Эдвард был поглощён ходом своих мыслей и не обращал внимания на действия мистера Карсона.
Наконец, экран потух, при этом на лице менеджера фирмы обозначилась некоторая озадаченность. Длилось это всего пару секунд, затем тот словно взял себя в руки и вновь изобразил на своём округлом лице услужливую улыбку.
– Да-да, мистер Бёрд, конечно же, мы можем подключить вас к нашей виртуальной среде. В нашей базе данных... – здесь Отто Карсон будто осёкся, но затем продолжил говорить прежним слащавым тоном – В общем, как только мы заключим договор, будем ждать от вас самых подробных данных о Ваших безвременно почивших родственниках. Будет полезна любая информация, скопированная с предоставленных Вами цифровых носителей. Более того, чем полнее будет объём информации, тем точнее будут как образы самих Ваших родственников, так и имитация той среды, где они могли жить и обитать...
В тот же вечер, перечислив довольно крупную сумму на счёт "Цифрал Спирит", Эдвард подписал контракт с менеджером компании Не сказать, что он был очень доволен сделкой, но всё-таки решил попробовать, что из всего этого выйдет.
"Почему нет? – думал он – Пускай это и стоит несколько тысяч кредитов, но теперь моя душа, может быть, обретёт равновесие и покой. Даже хотя бы на какое-то время".

Иллюстрация автора статьи

(Окончание следует)

артрассказтворчестволитература
36
5.669 GOLOS
0
В избранное
Yurchello
На Golos с 2017 M06
36
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (11)
Сортировать по:
Сначала старые