Териберка. Сон совести рождает чудовищ.


Для большинства жителей России это край света. Шутка ли - поселок на 300 километров севернее полярного круга на берегу Северного Ледовитого океана. И несмотря на то, что сюда проложена грунтовая дорога качество которой лучше многих дорог в Подмосковье для многих поездка в эти места это «экспедиция», свершение и достижение. По правде сказать, мне предложение поехать сюда тоже поначалу казалось, чем-то невероятным. Но оказалось, что 150 километров от Мурманска до Териберки можно проехать чуть больше чем за 2 часа, несколько раз в неделю рейсовые автобусы за 300 с лишним рублей доставляют всех желающих на «край света» - единственное в России место на берегу Северного Ледовитого океана доступное любому автомобилю в любую погоду.

Дорога петляет между сопок, на гравии немного трясет, но это именно тот вид тряски который позволяет не терять связь с реальностью и только подчеркивает ощущение того что все вокруг настоящее.

Настоящее серое хмурое низкое небо, настоящие заросли черники, голубки и морошки на обочинах, мягкий и пружинящий ковер из мха и ягеля под ногами не из сказки, а тоже настоящий. Впрочем как и похожие на хребет доисторического животного снегозащитные заборы - щиты Потопова.

Это сейчас они кажутся какой-то непонятной конструкцией и вызывают недоумение у приезжих, но при разработке и установке такого щита нужно было исследовать метель, аэродинамические и физические свойства снега в данном конкретном месте, направление и переменчивость ветра, количество переносимого снега и вычислить угол под которым надо «встречать» снежный поток. И только после расчетов создают определенный тип снегозащитного сооружения. Бывают снегозадерживающие заборы — за зиму они задерживают тысячи кубометров снега. Весной этот снег превращается в потоки воды, поэтому вблизи дорог строят снегопередувающие заборы — они изменяют скорость пурги возле себя, и снег перелетает через дорогу, не засыпая ее и создавая более равномерный покров.
Но ветер, снег и время сделали свое дело - щиты разрушены и только кое-где остались опоры, которые местные жители и туристы еще не успели утащить на дрова для костра - с древесиной в тундре проблемы.

Как и в любом путешествии все самое интересное начинается стоит только свернуть с проторенной дорожке.

Неприметный поворот вправо и каменистая дорожка немного размякшая от проливного дождя приводит нас на перевал и вершину Лисьей Горы. На первый взгляд это просто вершина небольшой сопки - тундра влево, тундра вправо и бескрайнее пространство поросшее мхом и прерываемое озерами уходящими за горизонт и скрывающимися в нижней кромке облаков.

Но это Север и тут все немного не такое, как кажется на первый взгляд. И в хаосе камней здесь спрятаны места силы и символы шаманов.

Сама Териберка тоже не то что кажется на первый взгляд. Когда дорога выходит из-за сопок и делает последний поворот перед мостом через одноименную реку поселок становится видно как на ладони - развалившиеся, заброшенные дома, брошенные лодки и корабли странно и очень хаотичное ощущение тоски и безисходности. И первая мысль - «А что, тут живут люди?!!!». Живут.

Около 800 человек.
А во время расцвета поселка, с 1940 по 1960 в посёлке работали два рыболовецких колхоза, две молочные фермы и птицеферма. В колхозном стаде насчитывалось около 2 тысяч оленей, работала ферма по разведению американской норки, два рыбных завода, мастерские и склады Беломорской базы Гослова, работали судоремонтные мастерские и жило больше 4.5 тысяч человек. Но потом суда стали большими и перестали помещаться в судоремонтные мастерские, да и обслуживание им стало требоваться реже, а весь рыбный промысел переместился в Мурманск, стада оленей были переведены в Ловозеро. До прошлого года тут действовала рыбоперерабывающая фабрика, но в прошлом году она остановила производство, после чего без работы остались около 100 жителей Териберки. Поправки к закону «О рыболовстве» позволили обрабатывать и перегружать добычу прямо в море - фабрики на берегу стали не нужны.

Когда людей которые всю жизнь зарабатывали рыболовством лишают последнего заработка они превращаются в браконьеров. Териберку даже называют браконьерской столицей - бывший глава поселка Валерий Яранцев личность мифическая - браконьер, который чуть было не стал пиратом. Яранцев, бывший тогда капитаном рыболовного судна «Электрон» моряк, известный тем, что во время рыбалки около Шпицбергена в нейтральных водах не подчинился требованиям норвежской береговой охраны и под обстрелом (в прямом смысле) сумел добраться до Мурманска, задержав у себя на борту норвежских военнослужащих-инспекторов, что было инкриминировано ему позже как «захват заложников». Но международный суд капитан выиграл, норвеги принесли извинения и позвали "пирата" работать на корабль береговой охраны "Тромсе", чтобы использовать его опыт, капитан отказался. Выплатил, наложенный судом штраф в 100т рублей, был отстранен от капитанской должности. После чего выбран главой поселка, и на этой должно находился с 2009 по 2012 год. Влюбленный в родной край, прямолиненейный и целеустремленный он верил, строил планы на будущее и ругался с чиновниками.

Потребовали статистику по штрафам за переход на красный свет. Глава ответил: «Переходов на красный свет не выявлено». Потому как в поселке нет ни одного светофора. Из области снова возмущенная бумага: «Как так! У всех нарушения есть, а у вас нет!» «Копим на светофор, чтобы были нарушения», - ответил Яранцев.

По закону я имею право брать только квотируемую рыбу, то есть вписанную в разрешение. А по правилам рыболовства я не имею права ничего выбрасывать за борт. Допустим, вписана треска и пикша. Но я же не могу рыбе прокричать под воду: «Эй, ты, треска и пикша, иди сюда, а зубатка и окунь — разбегайся!» В результате когда я ловлю рыбу, то нарушаю один закон, а когда выбрасывают за борт то, что попалось мимо квоты, — другой.


Вот и получается, что единственное что осталось местным жителями - предоставлять транспорт и вывозить в море туристов и тех, кому удалось купить квоту на вылов рыбы.

Судов в поселке не осталось - дорого содержать, вот и лежат разбросанные осколки рыболовного флота по берегам залива вросшие в землю, одни затонувшие корабли стали пристанью для других затонувших кораблей и вот так упираясь боками друг в за друга как-то держатся на поверхности воды. а может быть просто дно тут слишком близко и дальше тонуть просто некуда?

Вся история Териберки, это история о несбывшихся надеждах. фермы, стада, рыбоперерабатыващий завод - все со временем оказалось не нужным. Последняя большая надежда Териберки на возрождение была связана со Штокмановским месторождением и заводом по переработке сжиженного газа и отправке его в США, были громкие слова про рабочие места, про завод, два больших порта, школы-детские сады. Но единственное, что осталось от этих надежд - несколько километров шикарной дороги пробитой в скалах и уходящей от поселка дальше на берег холодного северного моря. Дорога которую теперь используют лишь местные рыбаки и грибники, дорога которая очень символично заканчивается упершись в отвесную каменную стену.

Новая надежда Териберки - туризм. Сначала был Левифан Звягинцева, новая местная глава Т. С. Трубилина ругала фильм и он был запрещен к показу в Мурманской области, но это не помешало тому, что о Териберке начали говорить, а доступность информации привела к тому, что сюда потянулись туристы, московские хипстеры и прочие искатели эксклюзива. Второй раз в Териберке прошел фестиваль «Териберка. Новая жизнь» - модные слова, гранты и бюджеты и на один день в жизнь всеми забытого поселка врывается несколько сотен туристов, музыкальные группы и повара с модными блюдами из местных даров моря. 500 рублей за кашу с мясом. кто из местных жителей смог позволить себе заплатить столько? Можно по разному относится к таким фестивалям, с одной стороны всем нам хочется чтобы все было аккуратно, красиво, а местные жители жили в достатке. Но с другой стороны, стали ли местные жители счастливее от набега раз в года а пару дней нескольких сотен человек со своей развлекательной программой?

Все кто хотел и мог отсюда уехать уже давно уехали, остались либо те кому совсем некуда уезжать либо патриоты своего родного края, которые хоть как-то пытаются по каплям собрать небольшой туристический ручеек начинающий просачиваться сюда в последние годы. И если приглядеться, то среди обветренных и просоленных стен полуразложившихся домов виднеются красные домики новой турбазы похожие на норвежские рорбу. На другом конце поселка строится какой-то большой дом, а центре обновленный пластиковым сайдингом дом культуры.

Как раньше уже не будет. Никто не знает как оно будет, но как раньше точно не будет.
Здесь нет рыбы, нет больницы, нет котельной и нет бензина. Топливо взятое в долг надо возвращать именно топливом, а не деньгами. Эта та часть света где деньги уже не имеют власти. Тут все измеряется другими материями. И эти места притягивают именно своим суровым диссонансом. Уберите полузатопленные корабли от берега, замените полуразвалившеся хибары на модные особняки а усыпанный обломками берег закатайте в аккуратную бетонную набережную и вы получите еще один безликий город, похожий на сотни других и утративший свою атмосферу и такое манящее и притягательное ощущение чего-то настоящее, хоть и грустное, но зато настоящее.

Оригинал опубликован у меня в блоге - http://liseykina.livejournal.com/220698.html


Все фотографии и тексты в блоге мои :)
Я тревел и пейзажный фотограф, амбассадор компании Фуджифильм в России.
Пишу про красивые места, фотографию и путешествия.
Подписывайтесь чтобы не пропустить ничего интересного! 
Связаться со мной [elena@liseykina.ru] [ Facebook ] [500px] [Instagram

mapalaфотографияпутешествияроссиякольский
36
55.483 GOLOS
0
В избранное
liseykina
Блог о фотографии и путешествиях
36
0
Комментарии (9)
Сортировать по:
Сначала старые
Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий
Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.