Как мы купили в Швеции яхту за 1200€ и дошли на ней до Канар. #12 Марокко

Пора завязывать с этим сериалом, други и подруги. Кто все читал, тот герой. Самое начало истории здесь
А это глава 11, предыдущая
Все остальные тоже где-то есть в моем блоге.

По идее, следующая глава должна быть про Португалию. Но так почему-то сложилось, что про мою любимую страну в контексте нашего путешествия рассказывать особо не чего. Мы ее быстро проскочили, стремясь в Марокко. Там-то нас и арестовали, потому что на лодку не было документов. И мы провели в Эссуэйр около месяца, разнообразно развлекаясь. Пожалуй, о том периоде лучше всего расскажут немного отредактированные записи из вахтенного журнала того времени, все же свежачок всегда рулит. Добавлю только для канвы, что переход Лиссабон - Эссуэйра занял пять дней, был лёгок и приятен. А ещё во время него я забеременела.

Запись 1

Стоим в рыбацком порту с налетом крепости, любимый мерзкий восток, общаемся в основном с полицией, потому что кого-то наконец действительно запарило, а чего-это у нас нет документом на лодку. Вообще, никаких. Не угнали ли мы ее на Канарах? Посмотри на них, это же пройдохи, - думают они, глядя на нас. Хотя, никогда не поймешь, что они себе думают, в этом и прелесть поездок по гребеням. Короче, круг замкнулся так замкнулся, непонятно, как размыкать. Делаем документы в фотошопе, торгуемся за ништячки.

Мы были в море 3,5 месяца и думали, что в Марокко остановимся, передохнем. Здесь кончаются наши карты Novionex. Но, видимо, придется грузить новые и снаряжать Леху на Канары. А я все собираюсь отсюда улететь повидать ребенка.
В качестве женских водных практик сходила в хамам, помылась с местными тетеньками. А в Порто стирала в уличной прачечной, там есть такие темы. С португалками бок о бок. Очень прикольно. Впервые в жизни вручную стирала мужские носки. Пройден круг, пройден, мы смогли!

Запись 2

Так и живем в рыбацком порту, рыбой нас подкармливают, Лехин паспорт я у них забрала, ждем-не дождемся, когда наши документы: сделанная на коленке в фотошопе якобы копия договора купли-продажи послана на два адреса-таможни и жандармерии с новенькой почты Торда Свенссона, полночи от руки писала показания, как мы дей бай дей шли из Швеции сюда. Какого числа вы прибыли в Брест? Сколько дней переходили Бискай? То есть какого числа вы были в Бивейро? Никто из них по английский не читает, интернета в офисе нету, теперь ждем, пока они расшифруют этот чудо-текст и отправят его в Маракеш начальнику, а еще грозят, что лично шведский консул должен подтвердить, что мы действительно купили эту, сорок лет назад построенную лодку, в Гетебурге на причале Жеребец. Без этого никуда. Но я уже не парюсь, женский хаммам-это супер тема, очень расслабляет. Пройдена инициация мытья общей мочалкой, на десять динар (1 евро) приношу большой пакет фруктов, Леха пытается толкнуть наш злосчастный движок Suzuki, подозреваю, просит за него г...ша, равного весом этому мотору. Связной мой банк не подкачал, закрылся, карта заблокирована до тех пор, пока новые хозяева не переделят бабло и не перевешают друг на друга долги, а у нас новый круг, снова объятия любимого, и все з...сь!

Запись 3. Наш марроканский бизнес

Ведро некрупной скумбрии в здешнем порту стоит 20 дирхам, если брать по local price. Это 2 евро. Леха давно уже помышлял о том, как заработать кучу бабла на копченой рыбе. И вот здесь, в Эссуэйре, его окончательно накрыло. Он пошел к сварщику с бутылкой испанского вина, чтобы тот ему за эту бутылку сварил коптильный аппарат, то есть ящичек такой. Сварщик бутылку взял, но на следующий день сказал, что надо еще 500 дирхам. Тогда Леха отнес ему мой фотик и плеер. Без спроса. Став обладателем железного ящика, на следующий день мужественный капитан пошел менять моторное масло на рыбу, потому что вино кончилось. Сам мотор он перед этим толково продал в ремонтную мастерскую за 100 дирхам (10 евро). На эту сумму, исключительно благодаря моему неземному обаянию и умению торговаться, мы взяли таки приличный кусок га..ша, а также фиников, мандаринов и лепешек. Так вот, на масло рыбаки не повелись. Тогда Леха отнес им свои часы ( Мимино, классика жанра), которые некогда евро 200-то стоили. За часы ему дали 4 (четыре) крупные скумбрии, сказав, что каждая по 10 дирхам. Тогда он еще был не в теме local price. Но то был первый опыт, тогда мы не решились на открытую продажу и сожрали их сами. Тем временем ко мне приехала в гости Даша, чего только не бывает. И дала денег. На деньги менять рыбу стало проще. С ведром скумбрии и ящиком мы ушли за город, в местную полупустыню, плотно заселенную верблюдами и коровами. Закоптив все, что было, мы пришли на местный рынок. Конечно, Леха все подкатывал ко мне, что это я теперь должна эту рыбу продавать, кому же еще. Он-то так классно все придумал. Наденешь, говорит, белый чепец, возьмешь корзинку... Да, детка, какой херней мы еще с тобой не занимались? Предел наступил - и мы его почуяли оба - когда средь бела дня на оживленной площади маленького галисийского городка мы выковыривали из мусорки остатки торта с розочками и подъедали, не отходя от бака, только слегка стряхивали налипший салат и прочее. После этого мы как-то поняли, что знаем уже все про путешествия без денег, и хватит уже. Теперь пора мутить бизнес!

Короче, я намекнула, что достаточно вложилась в этот копченый бизнес-проект, и сбежала торговаться за аргановое масло. Леха остался на реализации - единственный белый продавец за всю, видимо, историю местного рынка. Его фотографировали. Надо сказать, марокканцы - очень приятные и добрые люди. Так, они понимают, что если белый парень стоит на рынке с лотком на шее, в котором какая-то очень подозрительная рыбешка (копченых продуктов у них нет) - это значит, ему очень нужны деньги. Первой подошла местная девушка и дала 5 дирхам. Рыбу не взяла. Потом подкатил старичок из тех, кто сам собирает у туриков монетки. Дал дирхам, потом еще принес два яица! Рыбу не взял. Равнодушных не было, люди все больше ржали. Как сказал Леха: никто меня в серьез не воспринимал. Однако день окупился, двадцадку он насобирал. Рыбы убавилось незначительно, так что теперь у нас столько же денег, сколько было с утра. Плюс рыба при нас, есть ее уже нету никаких сил.

А вино мы здесь, в Эссуэйре, меняли на рыбу. Мы же до сих пор в рыбацком порту и в неясной ситуации. Пока Даша не приехала, остатки вина были нашей единственной валютой. Хотя вот сегодня пришел представительный господин и поинтересовался, почем мы продадим лодку. Так что марроканский бизнес набирает обороты.

***
Как-то так это было. В итоге мы надоели жандармам, и они нам состряпали бумагу, по которой мы обязуемся покинуть воды Марокко и никогда в жизни больше не заходить туда на яхте без документов. Засим мы поспешили удалится на Канары, да поживее, а то мистера Начальника порта осенило, что арестованы-то мы были арестованы, но по 10 € в сутки за стоянку не платили, как другие заезжие яхтсмены. И еще немного слайдов.

Такой вот зверь нарисован на стене в бывшем еврейском гетто. Сейчас в этом районе запустение и разруха, почти все евреи уехали в Израиль. Нам про это рассказал один из немногих оставшихся, напоив мятным чаем в своей забегаловке.

А это рыба-меч, редкость даже по местным океанским меркам. Вообще местный рыбный рынок поражает воображение, каких только тварей рыбаки не вылавливают. Там же можно поесть жареной, дёшево, даже если не торговаться.

Площадь в Медине, Старом городе. Рядом хостел Green milk, куда мы сбегали на несколько дней, офигев от портовой жизни.

После хамама. Типичная улочка Медины. В самом хамаме - вот где надо снимать, вот там настоящая восточная сказка с принцессами и ведьмами в декорациях. Но увы. Хорошо́, что вообще пускали, а не отправляли в спец спа для фарангов.

mapalaприключенияпутешествиямароккояхтинг
47
12.763 GOLOS
0
В избранное
Делаю из энергии материю, а из неживого-живое.
47
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (8)
Сортировать по:
Сначала старые