Печенюшки

– Клео, я думал, ты хоть немного поможешь мне! – возмущался парень в солнцезащитных очках, и змеи на его голове неприветливо зашипели.
– Я итак тебе помогаю, – не повысив голоса, с королевским достоинством ответила девушка, – Я держу книгу, – поводила она у него перед носом раскрытой на рецепте с печенюшками книжкой.
– Я ценю твою неоценимую помощь, – скаламбурил юноша, – но это наше общее домашнее задание по домоводству, понимаешь? Какое тут ключевое слово?
– Задание?
– Нет, Клео, общее!
– Дьюс, прекрати истерить. Я выбрала тебя, чтобы ты все сделал. Если бы я хотела общее, я бы выбрала Гулию.
– Побойся Зевса, Клео! У тебя не было выбора.
– Хит?
– Всё бы сжег.
– Эбби?
– Лучше Хит.
– Дракулаура?
– С Клодом.
– Клодин?
– Ты шутишь? Это не магазин, это кухня, – Дьюс обвел руками просторную, золотую комнату, выполненную в египетском стиле, и вновь укоризненно посмотрел на девушку, чего она, конечно, не заметила из-за его очков.

Возможно, благодаря этим очкам их отношения и были такими легкими. Горгону они помогали на многое, буквально, закрывать глаза, а де Нил не видеть и половины того, что Дьюс хотел от неё скрыть, когда был не в настроении или чем-то раздражен, как сейчас. Меньше знаешь – меньше споришь.

– О Дьюс, ну пожалуйста, – взмолилась фараонша, – Ты же любишь готовить, не скрывай. Я знаю это. Вот и готовь на здоровье, а я не буду тебе мешать. Все счастливы, все довольны.
– Что? – окаменел Дьюс, будто посмотрелся в зеркало.
– Что? Да, я знаю. Давно, – закрыла книжку девушка и села на стол, – Я читала твой дневник. Не поверишь, он сам упал и раскрылся на той странице, – болтала она ногами, смотря в пол.
– Естественно, еще, наверное, сам выпрыгнул из моего ящика, – буркнул Дьюс и, скрестив руки, отвернулся.
– Дьюси…, – протянула Клео, соскальзывая со столешницы.
– Ты знаешь, что я ненавижу, когда ты так меня называешь.
– Дьюс, ты сам виноват.
– Старо как Древняя Греция.
– Ты сам виноват, что ничего мне не рассказываешь. Вообще, это я должна была обижаться, но… я смилостивилась. Не благодари.
– Как-нибудь постараюсь удержаться, Ваше Величество.
– Дьюс, чего ты хочешь? – надоело разводить сопли Клео, хотя, если это сопли, то…я прям не знаю.
– Чтобы ты помогла мне с домашним заданием, – ответил Дьюс. А что он должен был ответить? Чтоб она попросила прощения? Смешно, реально смешно даже для девушки, не говоря уже о самом крутом парне школы.
– О мой Ра! Далась тебе моя помощь, как пятое колесо колеснице! – гневно всплеснула руками фараонша, – Давай, с чего начнем?

Дьюс повернулся, и на его лице играла победная ухмылка. Девушка скривила губы.

– Ну, для начала неплохо бы найти муку. Где она у тебя хранится?

Клео одарила его, говорящим многое и очень лестное, взглядом.

– Понятно, так и знал, что надо было идти ко мне, – ворчал Дьюс, открывая и закрывая многочисленные дверцы гарнитура, – А, нашел! И мисочки тут, и сахар! – как ребенок радовался парень.

Принцесса закрыла глаза рукой и покачала головой, радуясь, что никого нет дома, иначе Нефера бы, как минимум, смеялась над ней до конца длинной-длинной жизни.

– Держи, – вывалил на стол охапку принадлежностей и продуктов Горгон.
– Мило. И что я должна с этим делать? – вновь кривила губы девушка, презрительно осматривая плошки-поварешки.
– Ничего сложного, но можешь начать с того, что уже делала, открой книгу, – примирительно улыбнулся Дьюс.

– Спасибо, солнышко. Ага, смотри, я пока растоплю масло, а ты разбей яйца.

Де Нил удержалась от злой шутки и взяла яйцо в руку. Повертев его, будто раздумывая, что же с ним делать, кинула в миску. Колдовавший у микроволновки Дьюс подскочил и обернулся.

– Я должен был догадаться, – сетовал он сам на себя.
– О чем? – стрельнула в него убийственным взглядом Клео.
– Ни о чем. Клео, разбить яйца это значит отделить скорлупу от содержимого, – учил Дьюс, вытаскивая скорлупу из миски, – понятно? Попробуй ещё раз.

В тысячный раз пожалев, что все-таки не выбрала в напарницы Гулию, с которой пусть бы и закончила эту домашку к следующему столетию, зато закончила бы без проблем, Клео вздохнула и, взяв два новых яйца-жертвы в руки, треснула их друг об дружку. Дьюс так же сильно треснул себя по лбу.

– Хорошо, этого достаточно.
– В самом деле? – язвила девушка, стряхивая липкую гадость с рук, – Ты издеваешься надо мной? Да чтоб ты знал, я, дочь фараона Рамсеса де Нила, никогда не потерплю с собой такого обращения!
– Бла-бла-бла, я уже выучил всю твою гневную триаду наизусть. Заносчива, как Цезарь в юности, чес слово, – отмахнулся Дьюс, насыпая муку.
– Да как ты…
– Вот, бить у тебя хорошо получается, может, взбивать тоже, – перебил её юноша и сунул в руки миксер.

Клео задохнулась от возмущения и не нашлась, что ответить или возразить.

– Я не умею. И не буду. Это крестьянская работа.
– Это твоя домашняя! Но ок, я помогу тебе, если ты будешь нормально себя вести.
– Ты забыл, это я тебе помогаю.
– Ну да, конечно, забыл. Забудешь тут, – отстраненно рассуждал Дьюс, подключая миксер к розетке, – Держи, – вновь протянул он его принцессе.
– И что с ним делать?

Дьюс зашел девушке за спину и положил свои руки поверх её, включая миксер.

– Не знала, что готовить так романтично, – полу-иронизировала де Нил. Дьюс усмехнулся.
– Готово, осталось только добавить миндаль и корицу. Ок, я сделаю это сам, – заметил он, как Клео обреченно закатила глаза.

– Кажется, всё. Так, что тут написано? «Выпекать 15 минут при 180 градусах». Понятно. Ждем 15 минут, – отряхивал руки парень, смотря в книгу.
– И чем мы займемся, пока ждем? – словно Торалей, промурлыкала Клео, кладя руки Горгону на плечо.
– Уберем посуду, – без задней мысли ответил тот, не обратив внимания на старания девушки.
– Да пошел ты! – таки вышла из себя сегодня Клео и отпрянула от парня.
– Шучу я, – рассмеялся Дьюс, обнимая строптивую принцессу за талию.

– Мне кажется или мы что-то забыли? – почувствовав запах гари, на секунду отрываясь от вновь сидящей на столе де Нил, спросил Дьюс.
– Фараоново проклятие! – резко открыла глаза и оттолкнула его Клео, – Печенье!!!

Дьюс кинулся к духовке. Клео закашлялась от дыма, наполнившего кухню. Но когда «туман» рассеялся, она увидела вполне нормальные, чуть подрумянившиеся печеньки. Горгон был того же мнения.

– Вроде успел. Хочешь попробовать? – поставил он противень и взял ещё горячую печенюшку.
– Нееет, сначала ты, – сморщилась Клео, защитно выставив руки.
– Щас, из-за тебя мы их чуть не сожгли, так что тебе и пробовать. К тому же, ты уже пожила, а мне всего 16, – пошутил насчет её календарного возраста Дьюс.
– Ах ты змееныш, давай сюда! – выхватила печенье принцесса и, чуть помедлив, откусила.

– А что, не плохо. Совсем не плохо, – пожала она плечами, задумчиво смотря на печенюшку.
– Правда? – недоверчиво удивился парень, – Дай мне тоже попробовать.
– Обломись, – увернулась девушка, – Я делала, мне и есть, – быстро затолкала она в рот всю печеньку. Так «по-королевски», если честно.
– Эй, мы же вместе делали! Ты мне, то есть, я тебе помогал, помнишь? – был готов сказать что угодно Дьюс.
– Уже п-п-поздно, – с набитым ртом выдавила Клео, умудряясь при этом улыбаться.
– Не поздно, – решительно возразил Горгон и стремительно приблизился.

– Да, ты была права, не плохо, – отпустил он де Нил, – Если бы в пантеоне существовала богиня печенья, ею бы однозначно стала ты.
– Очень смешно, – брезгливо отирала губы Клео.
– Следующий раз я с Джексоном, и не надейся, – пропустил её недовольный тон парень.
– Да пожалуйста, пусть все узнают твой маленький секрет.
– Подожди, то есть ты поэтому выбрала меня? Чтобы сохранить мой секрет? – удивился Дьюс, и его брови поползли вверх.
– Что за чепуху ты говоришь? Конечно нет, я выбрала тебя, потому что… просто так. Захотела и все. Моё желание – закон, – в свою очередь отвернулась де Нил, по примеру скрестив руки.
– Клео, – ласково протянул Дьюс, обнимая девушку.
– Что?
– Испечем ещё печенюшек?

monsterhigh
25%
0
23
4.562 GOLOS
0
В избранное
Школа монстров
На Golos с 2018 M01
23
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые