Судьбы алтайского духовенства в 20-е годы

 После гражданской войны наступление на Православную Церковь продолжалось. В феврале 1922 года был издан Декрет об изъятии церковных ценностей в пользу голодающих Поволжья. Этот документ вызвал многочисленные протесты в стране, жестокие репрессии и аресты духовенства. В Алтайской губернии изъятие церковных ценностей прошло спокойнее, чем в других районах Сибири. О ходе изъятия церковных ценностей в нашем районе документов не обнаружено, вероятно, что после партизанкой войны в разрушенных и разграбленных партизанами церквях было нечего изымать. Следующий этап государственной антицерковной кампании – организация внутри церковного раскола. Поводом для этого послужил арест патриарха Тихона и судебный процесс под ним. Во время отсутствия патриарха возникла так называемая «Живая церковь», организаторы которой стали активно сотрудничать с органами советской власти, а в церковных делах «Живая церковь» стала на путь реформ и обновления, отступив от канонов. В декабре 1922 года в Барнауле прошёл съезд духовенства и мирян, который носил обновленческий характер. На съезде было решено создать самостоятельную епархию в Алтайской губернии. Сибирская митрополия утвердила руководящий орган епархии – Алтайское губернское церковное управление в 1923 году.78 В этом же году патриарх Тихон был выпущен из тюрьмы. Чтобы сохранить Церковь, верную канонам и традициям Православия, независимую от государства, Патриарх был вынужден организовывать дела в рамках сосуществования с советской властью. 


Раскол в Русской Православной церкви разделили верующих на тихоновцев и обновленцев. В конце 1923 года Алтайскую епархию возглавил обновленческий архиепископ Александр (Введенский), прибывший из Томска. Сторонники патриарха Тихона были собраны под руководство Бийского архиепископа, бывшего начальника Алтайской духовной миссии владыки Иннокентия (Соколова). Заслуженного и всеми любимого архипастыря обновленцы решили уволить на покой в связи с преклонным возрастом. После того как владыка Иннокентий оставить кафедру отказался, обновленцы обратились к органам власти. Архиепископ Иннокентий был арестован и отправлен в Москву, где через некоторое время отпущен был на свободу. 

Архиепископ Иннокентий
Преосвященнейшего Иннокентия (Соколова) на Бийской кафедре заменил епископ Никита (Прибытков), который был хиротонисан патриархом Тихоном. Преосвященнейший епископ Никита был приверженцем политики патриарха, авторитетным пастырем, твёрдо отстаивающим традиционное Православие. На первоначальном этапе в Алтайской епархии большинство приходов оказалось в обновленчестве, в том числе и приходы нашего района, о чём свидетельствует «Историческая записка об обновленческом движении в Алтайской епархии» 80. В «записке» указываются 15 и 18 благочиния, к которым относились приходы Заринского района. К середине 20-х годов в крае сформировалось ещё одно объединение алтайского духовенства, приверженцев патриарха Тихона – Барнаульский совет староцерковников. В конце 20-х годов совет возглавил сподвижник епископа Иннокентия архиепископ Владимир (Юденич). Совет староцерковников был самым влиятельным в Алтайской губернии, из обновленчества к нему примкнули многие приходы Барнаульского округа, в том числе приходы Заринского района. Документов о деятельности Совета староцерковников очень мало. В краевом архиве сохранились регистрационные списки съездов староцерковников Барнаульсккого округа. Это едиственные документы, по которым можно установить имена священников приходов Заринского района к началу 30-х годов. Например, в 1926 г. по Барнаульскому округу было 137 общин староцерковников, из них 12 общин Чумышского (Заринского) района. На двух съездах староцерковников 1927 года присутствовали духовенство и миряне Сорокинского, Среднекрасиловского, Новодрачёнинского, ВерхКамышенского, Озёрно-Титовского, Хмелёвского, Мироновского, Жуланихинского и Голубцовского приходов. 

В годы НЭПа (1923-1925) советское государство ненадолго дало послабление Православной церкви. Эти послабления отражены в Постановлении ВЦИК за подписью Калинина (август 1924 г.). В нём устанавливались рамки взаимоотношений местных органов власти с верующими. Запрещалось препятствовать проведению религиозных обрядов, в пользование от государства по договору местные верующие получали церкви, часовни, причтовые дома. При этом обновленцы и староцерковники (тихоновцы) получали одинаковые права. Особо подчёркивалось, что не следует лишать верующих того или иного течения возможности исполнять свои обряды, как это имело место в последнее время, особенно в окраинах. На самом деле благие намерения центрального органа власти на местах не выполнялись. Церковные общины облагались жёстким налогом на строения и землю, а причтовые дома отдавались на нужды местной власти. Каждое действие священники должны были согласовывать с местными органами власти. Например, настоятель церкви Михаила Архангела с. Голубцово Александр Маврин был вынужден оправдываться перед сельским советом за то, что в селе в праздник Крещения Господня прошёл Крестный ход без ведома власти. Взаимоотношения государства и Церкви рассматривались на Всероссийском совещании начальников губернских отделов ГПУ и уголовного розыска в 1925 году. Жалобы со всех сторон России на закрытие храмов, притеснения верующих шли большим потоком. На совещании с учётом жалоб было отмечено, что работу политических органов страны по отделении церкви от государства нужно проводить гибко и осторожно. Предлагалось изменить тактику – не вмешиваясь в жизнь церковной общины, тщательно и полно проводить «изменение жизни и деятельности религиозной организации в области отношения к советской власти и в области влияния на население». С конца 20-х годов отношение Советской власти к Православной церкви резко изменилось. Оно стало воинствующим. Из притесняемой Церковь становится гонимой. Это связано с изменением политики государства в целом к своему народу. Был взят курс на коллективизацию и классовую борьбу, обострение разногласий между городом и деревней. Крепкие крестьяне объявлялись кулаками-эксплуататорами и становились вне закона. Эксплуататорами объявлялись и священнослужители, которые также становились вне закона.
Священнослужители, как и кулаки, в первую очередь были лишены избирательных прав. В «списках лиц, лишённых избирательных прав и материальных льгот» по Барнаульскому округу в 1927 году включены имена священнослужителей нашего района: 1) Семёнов Алексей – священник с. Новодрачёнино; 2) Шмаков Иван – священник с. Среднекрасилово; 3) Князькин Степан – псаломщик церкви с. Среднекрасилово; 4) Коронатов Василий – священник с. Сорокино; 5) Ломов Иван – священник с. Озёрно-Титово; 6) Ивановский Сергей – священник с. Жуланиха; 7) Куршин Василий –священник с. Хмелёвка; 8) Жданов Евтихий – служитель церкви с. Хмелёвка; 9) Шитов Гавриил – священник с. Мироновка; 10) Вифлеемов Александр – священник с. Верх-Камышенка; 11) Лебедев Александр – священник с. Верх-Камышенка.
Продолжение следует... 

pskисторияжизньтворчествомысли
112
2.131 GOLOS
0
В избранное
Андрей
На Golos с 2017 M12
112
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые