Судьбы алтайского духовенства в 20-е годы (продолжение)

Начало здесь 

В 20-е годы органы власти ужесточили контроль деятельности церквей и приходов, в срочном порядке проводились проверки и оценки имущества церквей, денежных средств, отчётность. Устанавливалась негласная слежка за священнослужителями и верующими. Один из документов той поры гласит: «…В срочном порядке выявить наличие библиотек при религиозных обществах, места их хранения, ответственных лиц, подбор книг, контингент читателей. К делу выявления библиотек подходить со всей осторожностью, не допуская административного вмешательства. Означенную работу провести самому начальнику… или заместителю». Налоговый пресс, жёсткое административное давление, бесправие священников привели к обнищанию приходов и к закрытию церквей. Священнослужители и их семьи оставались без средств к существованию. В поисках работы священники переходили из прихода в приход. Барнаульский епархиальный совет староцерковников получал письма такого содержания: «Священник получает 15 руб., псаломщик 7. Приход беден». К концу 1928 года Чумышского благочиния как такового уже не существовало. Вот сведения годового отчёта Барнаульского епархиального совета староцерковников помесячно за 1928 год: «В первом полугодии 1928 г. поступило в казну по Чумышскому благочинию 409-414 р., в июле поступления снижаются до 27 р., а в декабре поступлений уже нет.


За 1928 год в отчёте указывается только одна церковь Чумышского благочиния – Сорокинская». В 1929 году церковь Вознесения с. Сорокино была закрыта. Закрыта она была не смотря на документы высших органов власти и мнение верующих. На бедняцких собраниях нескольких улиц Сорокино предлагалось закрытие церкви. В протоколах участковых собраний бедняков с. Сорокино, на которых присутствовало по 20 человек (4 окт. и 4 ноя. 1929г.) обозначена повестка дня, в которой среди прочих решался вопрос о передаче Вознесенской церкви в ведение сельского совета. На одном собрании представители бедноты проголосовали против передачи церкви, в другом – «за». Закрытие храмов шло повсеместно. Большим количеством шли жалобы верующих в высшие органы советской власти. Верующие жители с.Сорокино не смирились с закрытием церкви. В мае 1929 года Сибирский крайисполком разослал циркулярное распоряжение во все округа огромного Западно-Сибирского края «О закрытии храмов и церквей», в котором попенял местным органам власти, что увеличилось «число дел по вопросу расторжения договоров» и изъятия из пользования верующих храмов и молитвенных домов» и указал на недостатки в конкретных округах. По Барнаульскому округу указывалось о неправильном закрытии только одной церкви – церкви Вознесения с. Сорокино. «В с. Сорокинском Барнаулького округа на общем собрании в присутствии члена РИКа и участкового пом. прокурора обсуждался вопрос о закрытии храма. Голосовали «за» лишь несколько человек. Остальное собрание воздержалось. Вопрос о закрытии был решён». Далее в документе идут пустые фразы «о недопустимости «грубых приёмов» в закрытии храмов». Несмотря на это письмо и протесты верующих, церковь в Сорокино так и не была открыта.
А вот жителям с. Озёрно-Титово свою церковь, во имя святых апостолов Петра и Павла, удалось отстоять на несколько лет. Они написали письмо председателю ВЧИК т. Калинину. Реакция была следующей. В мае 1930 года Барнаульский окружной исполком получил директиву с грифом «особо секретно». В ней среди прочих недостатков указывалось: «В Чумышском районе была закрыта Озёрно-Титовская церковь. Начальник РАО сообщает, что постановление СКИКа,, утверждающее ликвидацию молитвенного дома религиозной общины, не обжаловано, тогда как известно, что это постановление о закрытии церкви общиной обжаловано во ВЧИК, о чём был своевременно поставлен в известность начальник РАО. Несмотря на это указание, приостанавливающее изъятие церкви из пользования общиной, РАО пыталось дело замазать». Как видно из документа, местные начальники намеренно вводили в заблуждение вышестоящих. Церковь во имя святых апостолов Петра и Павла удалось отстоять. Закрытие, обнищание церквей привели к тому, что две церкви Чумышского (Заринского) района перешли к обновленцам: церкви с. Жуланиха и с. Мироновка. Об этом свидетельствует отчёт Барнаульского епархиального управления за 1930 год: «…Четвёртое благочиние состоит из 3-х приходов. Центр – с.Жуланиха Чумышского района. Благочинный – священник К.Михайлов. Благочиние новое. Приходы присоединились в этом году… Благочинный работает энергично». Далее в отчёте определены насущные вопросы в 1931 году: «Повести решительную борьбу со староцерковниками, особенно с появлениями в его недрах чудотворцами и пророчицами – этими церковными вредителями. В Богослужении особенно выделить евхаристический момент. Ввести в практику общую исповедь». Судя по отчёту жуланихинского благочиния за 1931 год «энергичного благочинного» в Жуланихе уже не было. Настоятелем Никольской церкви был священник Тихон Феодосович Соколов, настоятелем Казанской церкви с.Мироновка – протоиерей Николай Павлович Ильинский, прибывший из Колыванского благочиния.

pskисторияжизньhobotмысли
25%
0
121
1.331 GOLOS
0
В избранное
Андрей
На Golos с 2017 M12
121
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (3)
Сортировать по:
Сначала старые