Народный эпос - феномен мировой культуры

В поэтической традиции каждого народа исторически сложилась своя форма героического эпоса, обладающая яркими национальными чертами и вместе с тем отчетливо соотносящаяся с другими национальными формами. Эпос обычно бывает либо полностью стихотворный (как правило, песенный), либо прозаическо-стихотворный. Для некоторых видов эпоса характерна строгая упорядоченность чередований: прозой излагается ход событий, в стихах передаются речи героев. Так, в туркменском «Кёроглы» большинство песен поется от имени самого героя, которому, кстати, устная традиция приписывает их авторство. Но в узбекском «Алпамыше», например, преобладают большого объема стихотворные пассажи, соединяемые краткими прозаическими включениями. Кыргызский «Манас» — при его огромных размерах — сплошь стихотворный.

Проза часто носит ритмически организованный характер, как, например, в узбекских дастанах. Исполнители якутских олонхо повествовательные и описательные части «декламируют», проговаривая в быстром темпе, а речи и диалоги героев поют.

Переводы не могут, конечно, передать сложной организации и всех тонкостей поэтической техники народного эпоса. Тщательно разработанная система стиха, с рифмой или без нее, с богатой аллитерацией, повторами, ритмико-синтаксическим параллелизмом, строгая организация строк, строф или тирад и многое другое придают эпическому тексту в исполнении больших мастеров совершенную художественную форму.

В эпическом творчестве едва ли не всех народов отмечена тенденция к циклизации, то есть к внутреннему и внешнему объединению отдельных песен в одно сюжетное целое. Есть основания считать, что народный эпос первоначально никогда не возникая в виде больших законченных поэм, он складывался постепенно в виде самостоятельных песен, не обязательно связанных между собою сюжетной последовательностью и взаимозависимостью. В якутском эпосе десятки олонхо похожи одно на другое по содержанию, мотивам, характеристикам героев, так что их можно рассматривать как самостоятельные вариации одной темы. С другой стороны, об одном герое сложено несколько олонхо, но их не обязательно петь вместе.

Эпические песни с течением времени циклизовались вокруг одного героя или эпического центра — локуса, сохраняя при этом свою самостоятельность. Таковы, например, русские былины, в которых часто фигурируют одни и те же герои (Илья Муромец, Добрына Никитич и другие), события стянуты в Киев, и своеобразную централизующую функцию в них выполняет князь Владимир. Хотя любая былина внутренне закончена и независима, она обнаруживает определенное тяготение к циклизации, и целый ряд ее особенностей может быть понят лишь на фоне всего цикла.

В эпосе армянском циклизация пошла еще дальше: множество песен о Давиде Сасунском, его предках и потомках взаимосвязано последовательностью воспеваемых событий и биографий персонажей, и любая песня, будучи самостоятельной, находит себе место в единой цепи сюжетов; ее содержание подготовлено предшествующими песнями, и сама она, в свою очередь, подготавливает следующие за ней сюжеты. Однако песни «Давида Сасунского» все же нельзя уподобить главам одной большой поэмы. Характерно, что сказители помнили и исполняли их отдельно, и эпос, видимо, никогда не был пропет целиком. Осознание его цельности в народной традиции существовало вне единого текста.

Эпос тюркских народов дает образцы огромных по объему эпопей, заставляющих подчас вспоминать «Иллиаду», «Одиссею» или «Песнь о нибелунгах». В «Манасе», «Алпамыше», «Кёр-оглы» и других памятниках процесс циклизации достиг очень высокого уровня. Но и здесь полного единства, взаимосвязанности между составными частями, их неразделимости нет, сохраняется относительная самостоятельность частей. Можно сказать, что в коллективном фольклорном творчестве тенденция к циклизации проявляясь более или менее сильно, никогда до конца не реализуется. В содержании отдельных песен, в характеристиках персонажей могут быть противоречия и несогласованности, повторения и т. д. Циклизация может осуществиться лишь на почве личного творчества — сказительского либо, чаще и полнее, литературного.

В XIX веке среди романтически настроенных европейских ученых и писателей, увлекавшихся национальной поэтической стариной, было распространено убеждение (позднее опровергнутое наукой), будто сохранившиеся эпические народные песни — это осколки некогда существовавших великих поэм. Некоторые ученые и литераторы видели свою задачу не просто в добросовестном собирании и издании таких «осколков», но и в восстановлении утраченного целого.

Эпическое творчество принадлежит к тому ряду феноменов человеческой культуры, которые не воспроизводимы в новых исторических условиях, они с закономерной необходимостью возникают в определенные эпохи, выражая собою их содержание и смысл, развиваются и меняются с изменениями образа жизни и склада мышления народа, а затем постепенно уходят из памяти и быта народа. Насколько закономерно и необходимо возникновение героического эпоса, настолько же неизбежно его угасание. У большинства народов Западной Европы эпос угас много столетий назад в результате быстрых и коренных экономических, социальных, культурно-бытовых перемен. По-иному сложилась судьба эпоса у большей части народов востока: Сибирь, Азия, Кавказ, Урал, Поволжье, русский Север, Украина, Молдавия, Карелия оказались своеобразными эпическими заповедниками, где столетиями хранилось и развивалось эпическое наследство. Было бы неверно объяснять наличие таких заповедников культурной и экономической отсталостью. Нелепо говорить об отсталости, например, отдельных районов Средней Азии, с их тысячелетней культурой, высокой образованностью, великим искусством. О крестьянах русского Севера, хранивших былины, известно, что грамотностью, развитием народного мастерства они превосходили жителей сел средней России, где эпос был давно забыт. Дело было не в отсталости, а в наличии особых форм жизни, хозяйствования, быта, социальных институтов, в специфических условиях, которые весьма способствовали сохранению и поддержанию эпического искусства.

В условиях современной действительности эпос стал восприниматься всей культурой как великое художественное наследие, как один из плодотворных источников национального искусства. Лучшие мастера эпоса получили всеобщую известность, а эпос через книжные переводы, через театр, кино, симфоническую музыку стал достоянием всех народов.

При всем том неизбежный процесс затухания живой эпической традиции дает себя знать вполне отчетливо. Угасло творчество былинных сказителей. Число знатоков эпоса всюду уменьшается, и сужаются возможности традиционного их исполнения. Это процесс естественный и необратимый, связанный с качественными изменениями и образе жизни всего общества, с распространением новых форм коммуникации. Новые времена — новые песни...

Картинки: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7

pskкультуратворчествоu75апвот50-50
251
3.953 GOLOS
0
В избранное
Благородный Господин
Путешествия, путеводители, достопримечательности.
251
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (7)
Сортировать по:
Сначала старые