Пройдя через пустыню

НАЧАЛО

ГЛАВА 20 « Кем ты становишься по пути к своей цели»

Ульхет Сан Фирт продолжал еще что-то орать и размахивать хвостом, а я смотрела, как осколки зеркала собираются, сами по себе, в одно целое – зеркало Эллоиды.
Когда последний осколок стал на свое место, Ульхет выкрикнул:
— Все слова – истина!
Комната стала наполняться фиолетовым туманом, из которого шла к нам Эллоида.
Она шла откуда-то из недр, из глубины этого самого тумана. Звонко звучали её шаги, но сама она постоянно менялась: то становилась прозрачно-фиолетовой, то струилась зеленым густым туманом, то шла, похожая на себя, то исчезала вовсе и только её дыхание и звон шагов говорили о том, что она идет к нам.
Я вспомнила, как отец сказал, что у победившего нет врагов.
«Важно не то, что происходит, а то, как ты реагируешь на это!»
— Наше отношение! Всё верно! Важна наша реакция! — Моё сердце было сокрушено от откровений, полученных от отца. — Кого мы считаем врагом — тому мы и являемся врагами сами. А враг не может быть победителем! Что толку от знания тайн мироздания, если нет в сердце любви? Только Побеждающий наследует всё! Если ты возлюбишь врага своего, как самого себя, то только тогда сможешь стать победителем.
И где-то в глубине своего сердца я решила, что я буду победителем. Победителем во всём!
Чего бы то мне это ни стоило.
Ведь, не мир вокруг меня определяет то, какое у меня отношение к нему. А именно моё отношение определяет, какой мир вокруг меня! Если я буду видеть только врагов, то и мир станет враждебным по отношению ко мне. Но если я буду стараться видеть только самое лучшее и драгоценное, что есть в мире – то и мой мир станет самым лучшим. Побеждающий наследует всё!
Вот прозвучал последний шаг Эллоиды, и она предстала перед нами с Ульхетом.
И самое странно — в моем сердце больше не было ни страха, ни трепета перед ней. Я её больше не боялась! Я победила свой страх перед непостижимой и всемогущей Эллоидой!
Весь вид Эллоиды говорил мне о том, что она чего-то ждет. Я не знала, что она выжидает и почему молчит. Но я решила сделать шаг к ней первой:
— Прости меня, Эллоида. — Я заглянула в её изумрудные глаза. — Я осудила тебя в сердце своем по поступкам твоим, когда ты не знала отца моего. Я боялась в тебе той сущности, о которой ничего не знала.
Эллоида улыбнулась и, смахнув набежавшую слезинку, сказала:
— Го, ты достойная дочь своего отца. И теперь я убедилась в этом полностью. Важно не то, кем ты был раньше, а то – кем ты становишься по пути к своей цели.
— Позвольте! — Ульхет вскочил на задние лапы и подбежал к Эллоиде. — Цели у всех разные! Значит ли то, что, находясь сейчас в сущности кота и бога, нашей целью является некий божественный кошачий рай?
Эллоида схватилась за голову:
— Успокоишься ты когда-нибудь или нет? — И, выставив указательный палец в сторону Ульхета Сан Фирта, продолжила. — Как ты не знаешь путей ветра и звёзд, так не можешь знать всех дел Творца.
— Ну-с началось, назидайте нас, мы-с вникаем! И помедленней, пожалуйста, мы-с это всё сейчас законспектируем. — Ульхет устроился поудобней за столом, откуда-то достал пергамент и перо, и, приладив себе на нос очки, сделал весьма заинтересованный и покорно-слушающий вид:
— Ну-с продолжайте. Кто пренебрегает словом — тот причиняет себе вред. Обращающийся с мудрыми — будет мудр, а кто общается с глупыми — развратится. Падут нечестивые в сети свои. Тэк-с…записали… — Ульхет что-то шкрябал пером по пергаменту. — Дальше! Что вы говорите?! — Ахнул Ульхет и, всплеснув лапами, вновь застрочил по пергаменту. — Устами лицемер губит ближнего своего, но прозорливостью своею спасаются праведники! — Ульхет отложил в сторону перо. — Это ты точно подметила!
— Мы-с покорены своей прозорливостью! Да-с … покорены, а, стало быть, и спасены! Наша прозорливость спасает нас. Мы тут ходим, бродим по разным мирам, и если бы не наша прозорливость — сложил бы свою буйну головушку славный рыцарь Ульхет Сан Фирт Неотразимый на поле брани. Однако прозорливостью нашею спасаемся мы! Вот ведь штука какая: иной пустослов уязвляет как мечем, а язык мудрый и праведный врачует. — Затем, немного подумав над своими словами, добавил. — Советую при произнесении нашего-с имени добавлять Врачеватель. — Ульхет залез на стол и громко произнес:
— Прошу любить и жаловать! Ульхет Сан Фирт Неотразимый, они же врачеватель, они же мудрец в седьмом колене, они же потомственный праведник и исполнитель желаний, они же доблестный рыцарь и просто хороший, добрый, честный, смиренный, скромный лев. Тут можно добавить еще, что и они же царь царей, но мы-с об этом скромно умолчим, смиренно потупив наш взор и низко склонив голову. — Кот низко поклонился, потом, выпрямившись, поднял правую лапу вверх и назидательно произнёс:
— Мы-с живём праведной жизнью. А желания праведных — есть одно сплошное добро. Это вот ожидания нечестивых — есть зло, а желания праведных — добро! Я Альфа и Омега, Начало и Конец! — Ульхет еще раз поклонился и стукнул себе лапой по груди так сильно, что свечи погасли в канделябрах. — Первый и Последний!
А Эллоида с такой силой махнула своей рукой, что кота сдуло ветром со стола как пылинку:
— Ты любишь всякие гибельные речи, язык коварный! За это тебя низрину из твоего жилища точно так же, как улетел ты с этого стола!
— Протестуем! — Крикнул Ульхет из-под стола.
— Протест отменяется. — Холодно заметила Эллоида.
Из-под стола появилась голова Ульхета, потом появился он сам. Сан Фирт, немного поморгав глазами и погрозив в сторону Эллоиды лапой, начал усиленно карабкаться на стол, но Эллоида, раз за разом, сдувала его со стола вниз. Я, с величайшем наслаждением, наблюдала за всем этим представлением, и, с нетерпением, ожидала развязки.
Свалившись, в очередной раз под стол, Ульхет заорал:
— Мы-с перенесли бы это, если бы враг поносил нас. Мы бы укрылись от него. Но ты, Эллоида?! Та, которая была для нас то же, что и мы, друг наш, и близкий наш! С которым мы разделяли искренние беседы и ходили вместе! Наше сердце наполняется печалью и скорбью! — Ульхет громко высморкался. — Уста твои мягче масла, а в сердце вражда, слова нежнее елея, но они суть обнаженные мечи! Мы-с бродим по разным мирам, но с таким жестокосердием встречаемся впервые. Мы-с потрясены, до глубины души! Но сердце наше готово, готово к противостоянию и борьбе со всеми злыднями и нечестивцами!
Ульхету удалось таки вновь вскарабкаться на стол и занять на нём твёрдую позицию. Сколько Эллоида ни пыталась его сдунуть снова со стола, у неё ничего не получалось. Ульхет стоял твердо, и только шерсть его развевалась и металась, из стороны в сторону, под порывами ветра, насылаемого на Ульхета Эллоидой.
— Посрамлены буду делающие беззакония! — Злорадно выкрикивал Ульхет. — Говорим безумствующим: не безумствуйте, ибо тщетны усилия ваши. Наша вера в суд Справедливого сильнее вашей зловредности! Ха-ха…мррр…мур-мяу!
Я просто уже держалась за свой живот обеими руками от смеха, и слёзы выступили на моих глазах.
Иногда мне казалось, что Ульхет просто не может жить без того, чтобы не устраивать концертов и не злить Эллоиду.
«Это он ей мстит за то, что она считает его прибором. — Думала я, наблюдая за их противостоянием»
Но на этот раз Эллоида была как-то не особо расположена к перепалкам с Ульхетом. Когда ей крики и выступления Ульхета окончательно надоели, она просто взмахнула своим мечом, и Ульхет, вдруг, стал очень серьёзным. Он перестал орать и выкаблучиваться на столе, а, быстро спрыгнув с него, стал позади Эллоиды и произнес голосом, которого я раньше никогда не слышала у него:
— Я готов!
Эллоида повернулась ко мне и сказала:
— Идём, Го. Тебя ждут!
Она взмахнула мечом и где-то внутри зеркала засверкала разными цветами огненная дорога. Как только дорога достигла её ног — я увидела, как изменилась Эллоида: она стала светиться желтым обжигающим светом. Её волосы распустились и стали подобны темным быстрым рекам, ниспадающим в огонь, на голове появился венец из двенадцати самых ярких звёзд и на спине появились два огромных золотых крыла.
Потом огненная дорога коснулась лап Ульхета Сан Фирта.
И вот я увидела, что он стал подобен огромному рыкающему льву. И грива его была огненная, и языки пламя исходили из чрева его при каждом рыке, от которого сотрясалось все вокруг. И на спине его тоже выросли шесть огненных крыльев.
« Он действительно лев. — Подумала я. — Он никогда не врёт. Он лев!»
Как изменилась я — я не знала, но чувствовала, что меняюсь. Я видела только, что мое тело укрыл красный плащ с какими-то начертанными словами, прочитать которые я не могла. Вместо меча в моих руках, которые стали светиться как радуга, появился огромный и тяжелый железный жезл.
Огненная дорога несла нас куда-то в глубину зеркала и огненного чрева. И, проносясь по этой дороге, я видела, как расступаются перед нами звезды, как кружатся в каком-то странном танце различные чертоги и галактики, как падают к нашим ногам миры.
Я не знала своей цели, но знала, что меня ждут.
А ещё я знала, что я победитель.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

pskпрозарассказголосмысли
154
0.157 GOLOS
0
В избранное
Taha
На Golos с 2018 M02
154
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (2)
Сортировать по:
Сначала старые