Коллапс между стратегиями выживания

  

 Мы имеем две стратегии выживания. В ходе реализации одной выстраивается иерархия, формируется условная собственность, так как главарь имеет неограниченное право на всё, что душе его мятежной будет угодно. 

Люди встроены в множество вертикальных связей в зависимости от способности к насилию, все демократические, гражданские институты носят имитационный характер. Мораль отсутствует как избыточное состояние, законы работают выборочно только в пользу верхних ступеней иерархии. Так живут общества, где доминируют примитивные группы, а эгалитарные маргинализированы.

 Другая стратегия выстраивается через горизонтальные связи, насилие заменяется правом, институт частной собственности требует более сложной организации общественных отношений в виде демократических процедур, гражданского кодекса и прочих инклюзивных институтов. В таком обществе уже маргинализированы примитивные группы, а эгалитарные доминируют.

 Порочный и благотворный круги



 В обществах, где доминируют примитивные группы создается порочный круг блокирующий созидание. Так как главари имеют полное право контролировать чужую собственность пропадают стимулы к созиданию, производству товаров и услуг. Более эффективным является распределение. Доступ, к которому зависит от положения в иерархии, а не от ума, трудолюбия и сообразительности. 

 Такие общества как правило живут за счет ренты от земледелия, углеводородов, природных и ископаемых ресурсов. На низшей ступени иерархии как правило находятся малообразованные люди, которыми легко управлять. Они за копейки согласны батрачить на привилегированные сословия.

 Стоимость человеческой жизни в таких обществах крайне мала: «бабы ещё на рожают». Как я раньше рассказывал про достижение равновесия через теорию игр «пять пиратов» в таких сообществах люди конкурируют между собой за копейки, готовы согласиться с присвоением главарями основного рентного дохода.

 В результате создается порочный круг поляризации общества на богатых и бедных. Чем меньше достается низшим слоям населения, тем ожесточеннее борьба между людьми за проявление верноподданических чувств, тем меньше костей можно им бросать с барского стола, тем ожесточеннее укрепляется вертикаль, идет война всех против каждого. В таких условиях одна надежда на царя-батюшку, чтобы бояр осадил, не дающих люду житья. 

 Так работает механизм поляризации общества на богатых и бедных, богатые богатеют, бедные беднеют. Чем больше богатств сосредотачивается в высших сословиях, тем больше ожидаемая премия от бунта и захвата высших мест в иерархии, больше премия от доступа к контролю распределения рентного дохода. 

Это создает стимулы к захвату власти и переворотам. Новая власть, которая как правило, идет на борьбу под лозунгами справедливости, равенства и братства тут же устанавливает свою вертикаль, срабатывает железный закон иерархии и всё повторяется вновь. И Ленин такой молодой и юный октябрь впереди! И вновь продолжается бой и сердцу тревожно в груди: достанется ли место у корыта?

 Такие страны как правило недоразвиты без устойчивого экономического роста. Это объясняется очень просто. Как только новая власть забронзовеет, так сразу она направляет все силы на блокирование созидательного разрушения. Меритократический принцип управления всегда нарушается сословными перегородками. Взрывной рост догоняющего развития сменяется длительной стагнацией и отставанием.

 Всё продолжается до следующего бунта. А после него короткий рост, опять вся социально-экономическая жизнь погружается в болото и так продолжается вечно. Поскольку насилие вплетается в ткань человеческих взаимоотношений, оно даже не видно для участников. 

Когда вы входите в свою комнату вы же не замечаете там предметов, они уже стали вашей привычкой, не отделимой частью вас самих. Так и насилие, как множество модусов человеческого бытия совершенно незаметны для тех, чьи сердца ими одержимы. Это придает устойчивости примитивным группам.

 Если двое российских граждан попадут на необитаемый остров, прежде всего они будут устанавливать иерархию между собой при помощи ругани и брани, очень часто переходящей в мордобой. А потом уже всё остальное. 

Несмотря на устойчивость отношений в примитивных группах всё же есть механизм их трансформации в эгалитарные сообщества. Совершенно по не понятной причине существуют избыточные состояния человека о которых я писал вчера, они создают флуктуации в иерархической системе отношений.

 Она их немедленно отвергает, умники всегда своими мыслями угрожают главарю, подрывая его авторитет. Единственно верная стратегия для него подвергать их гонению, унижать и оскорблять, отводя угрозу от своего статусного положения. 

Умники вынуждены либо адаптироваться к иерархической системе, превратиться в серых кардиналов при дворе, либо создавать собственные комьюнити уже на принципах горизонтальных связей. Так в каждом обществе, где доминируют примитивные группы немыслимым и противоречивым образом формируются маргинализированные эгалитарные сообщества.

 Посмотрите на Древнюю Грецию. Кругом враги. У них как раз общества состоят из примитивных групп. Даже часть древнегреческих государств не смогли построить гражданское общество, освободиться от иерархических структур.

 Но большая часть древнегреческих городов смогла и создала эталонные принципы инклюзивных институтов, их научную базу и показала всему миру, что более выгодной стратегией является способность договариваться между собой, чем осуществлять безумное насилие.

 Как только в обществе начинают доминировать эгалитарные группы, власть расползается по множеству институтов, так сразу же возникает благоприятный климат для экономического роста, силу набирает средний класс. Он становится тяжелым якорем для предотвращения социальных катаклизмов, блокирует как притязания богатых инвестировать деньги в политический капитал, ликвидировать инклюзивные институты, сосредоточить власть в руках не многих и установить деспотизм.

 И останавливает голытьбу в её вечных стремлениях всё отобрать и поделить между собой. Так появляются два устойчивых равновесия между доминированием примитивных и эгалитарных групп.  

 Коллапс между доминированием примитивных и эгалитарных групп 

  Общество – это не застывшая субстанция, а открытая неравновесная система, подчиняющаяся законам диссипативных систем. Можно условно делить социальную жизнь на экономическую и политическую, но это единый и не раздельный процесс. 

И только с этой точки зрения можно достичь понимания метаморфоз, которым подвержены общественные отношения. Предположим, что наше общество прошло точку бифуркации А и установилось доминирование примитивных групп. Умникам поднять голову нет никакой возможности, да и умников ещё тоже пока нет. 

 В рамках системы совершенно беспричинно начинают появляться избыточные человеческие состояния. Один уперся в литературу, другой – поэзию, Мишель Монтень - в нравственность и так далее. Это флуктуации, они не делают никакой погоды в общей вакханалии насилия. 

Но квантовая запутанность человеческой жизни, о которой я писал в прошлый раз позволяет находиться человеку в различных регистрах жизни. Более того, человек присутствуя то в одном пространстве, то в другом начинает выбирать для себя смысл и основу своего существования. 

 Происходит коллапс и непредсказуемый индивидуальный выбор. Можно пойти в услужение злу и насилию, а можно отказаться от этого. Причем в каких-то точках человек ломается и не может сопротивляться системе, а в других становиться собственно человеком.

 У него появляется внутренний стержень из моральных принципов, которые начинают определять его выбор. Я уже писал статью «За что убили Сократа» и развернул тему морального выбора именно там. После того как моральный выбор сделан и началась повторяемость в поведении и мышлении отдельный индивидуум становиться той самой флуктуацией, всего лишь маленькой точкой, букашкой, которую норовят все раздавить.

 Но у него есть то, чего не бывает у людей в примитивных группах – моральные принципы. Они создают уникальную основу человеческой жизни, появляется некоторая масса с гравитационными волнами.  И они начинают притягивать умников друг к другу.

 Элементы системы ранее разобщенные, находящиеся в хаотическом состоянии, начинают видеть друг друга и создавать локальные комьюнити. Самое главное здесь то, что процесс набирает силу и каждое усиление таких комьюнити позволяет противостоять давлению и насилию со стороны иерархической системы. 

Начинается коллапс иерархической системы, множество людей начинают делать выбор между двумя стратегиями выживания. Возмущения в системе приводят к точке бифуркации Б, общество изменяется, возникают новые институты, традиции и обычаи.

 В этой точке система может усложниться и доминировать начнут эгалитарные группы, а может деградировать, доминировать начнут примитивные группы, а то и того хуже – конфликтные. 

Также экстрактивные институты могут в точках перелома усложниться и появятся инклюзивные институты, но общество может сползти и к суперэкстрактивным. Выбор системы идет по человеческим головам и всё зависит от нас.

 Причем в точке бифуркации может быть достаточно предпочтений одного человека, девочки в розовом.   

pskжизньобразованиечеловекмысли
539
618.952 GOLOS
0
В избранное
varja
На Golos с 2017 M06
539
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (5)
Сортировать по:
Сначала старые