Механизм преодоления промежуточных институтов в России

Промежуточные институты в России – это условная частная собственность, возникающая в процессе перехода от всеобщей государственной собственности к частной, о чем ещё в 1844 году писал в своих экономико-философских рукописях Карл Маркс.


Рентный доход формирует экономику перераспределения, силовики ставят под контроль весь бизнес и занимаются крышеванием от рейдерских захватов, в результате предприниматели вынуждены платить дань вместо инвестирования денег в развитие бизнеса, это ликвидирует стимулы вложения в технологический капитал и у силовиков, и у предпринимателей.


В 2012 году расползание контроля за бизнесом достигло нового максимума, в каждом регионе были созданы группы из сотрудников силовых структур для контроля за бизнесом для предотвращения якобы финансирования террористической деятельности. Под прикрытием оперативных задач стали осуществляться мероприятия по тотальному сбору информации, используя её, силовики стали решать какому бизнесу жить какой уничтожить с использованием силового ресурса.


Логическое развитие расширения контрольных функций привело к подмене рыночных механизмов конкуренции силовым ресурсом. Первая группа силовиков, выполняя поставленные задачи добросовестно трудилась, создавая порочный круг расширения рынка контроля за счет уничтожения зачатков рынка частной собственности. Эти люди не занимались крышеванием, им ставили задачи, они их выполняли, тот факт, что добросовестная работа честных людей привела к экономическому кризису – это вопросы к центральной власти. Именно она создала порочный круг разрушения частной инициативы опустив страну в болото промежуточных институтов.


Вторая группа силовиков, к счастью довольно незначительная, но именно в её руках сосредоточены основные рычаги принятия решения, стала использовать ресурс полномочий для превращения контроля над бизнесом в банальный механизм сбора дани. Эта узкая группа лиц постепенно устранила урок от контроля над бизнесом, заняла его место в перераспределении доходов от ренты и бизнеса, стала использовать криминал для грязной работы по отжатию бизнеса несговорчивых предпринимателей.


Двойной рычаг, с одной стороны, в виде уголовной расправы, с другой стороны, в виде криминальных набегов на бизнес дал эффективный результат. Практически всё, что ещё не сдохло в России так или иначе принадлежит либо контролируется силовиками.


Люди реагируют на стимулы, основной стимул для второй группы силовиков контролировать всё что происходит в стране, интерес бизнеса – работать рабочими пчёлками, интерес криминала – делать грязную работу. Так произошел процесс слияния силовых структур и криминала.
Население России пропустило мимо глаз этот процесс, более того патологические психологические комплексы в виде ненависти и зависти к предпринимателям находили у некоторых позитивный отклик при уголовных расправах над бизнесменами.


Забавно, что народец вздрогнул, когда тот же механизм использования криминала в отношении бизнеса стал применяться в отношении политиков и активистов, пытающихся отстаивать интересы граждан России. Публичная казнь Бориса Немцова, преследование журналистов, проводящих расследования деятельности второй группы силовиков, нападение на Алексея Навального, пресс со стороны силовых структур политических активистов – всё это продолжение мероприятий по контролю над бизнесом, плавно превратившиеся в попытки контроля над всем обществом.


Что такое социальное пространство человека?


Это поле альтернативных возможностей, множество точек пространства, в котором человек может осуществлять свою деятельности, это территория свободы. Когда его под контроль ставят силовики, социальное пространство сужается до его полной ликвидации, потому что логика расширения контроля движется всегда до полного запрета любой деятельности, до достижения точки, после которой, прежде организации любого дела нужно сначала спросить дозволения. Это состояние обычного российского рабства, ликвидация частной инициативы купирует экономический рост, воспроизводит массовую бедность.


Механизм преодоление промежуточных институтов довольно прост, я много раз уже писал о нем. Главная задача – это защита института частной собственности от посягательств со стороны силовых структур, для чего нужно реформировать существующие в России институты в сторону инклюзивности.


Реформа силовых структур


Есть у силовиков понятие подследственности, когда формально дело в зависимости от статьи попадает к ОБЭП, оперативной таможни, в следственный комитет или ФСБ. Только вот принцип кураторства со стороны ФСБ делает подследственность совершенно формальной. Более того, крыши у бизнеса разные в силовых структурах, это заставляет противодействовать при наезде на своих или устраивать торговлю полномочиями, что цементирует вторую группу силовиков.


Ликвидировать контроль силовиков над бизнесом можно разграничением полномочий каждой силовой структуры. Достаточно создать финансовую полицию, подчиняющуюся министерству финансов, с полномочиями возбуждения административных и уголовных дел в отношении бизнеса. Для остальных силовиков должен быть полный запрет на возбуждение и расследование уголовных дел в отношении предпринимателей.


Для прекращения наездов на политических активистов, разграничение полномочий силовых структур необходимо произвести в соответствии со статьями административного и уголовного кодексов, чтобы ФСБ не имело право вмешиваться в общественную жизнь.


Реформа налоговой инспекции.


Налоговая в нашей стране не занимается сбором налогов, она включена в силовые структуры в виде исполнителей по репрессиям в отношении неугодного бизнеса. Контроль второй группы силовиков позволяет нужным людям не попадать под налоговые проверки, а вот тех, кого нужно, просто уничтожают. Такой избирательный принцип деятельности налоговой инспекции наносит существенный ущерб экономики России, а безумные затраты на администрирование делают её работу просто бессмысленной.


Для ликвидации злоупотреблений нужно перевести весь сбор налогов на блокчейн, смарт контракты позволяют фиксировать все сделки, начислять налоги согласно их исполнением. Уже сейчас налоговая программа контролирует выставление НДС в счет-фактурах, достаточно продолжить эту идею и создать программу слияния налогового и бухгалтерского учета, чтобы публично совершались не только сделки, но и ведение бухгалтерского учета единым национальным центром без участия людей. Создание реестров сделок, основных средств предприятий, контрактов с работниками позволяет начислять все налоги без участия людей, а открытие одного расчетного счета для осуществления предпринимательской деятельности позволяет резервировать суммы налогов и списывать автоматически.


Только в случае не поступления налогов в бюджет, система автоматически должна направлять материалы налоговым полицейским для расследования инцидентов и взыскания с нерадивых налогоплательщиков.


Подробнее я писал уже в своих постах «Идея свободы частной инициативы», «Перераспределение углеводородной ренты в пользу граждан России», «Прогрессивный налог на богатых в пользу бедных» для предвыборной компании Ксении Собчак и «Четыре простых вещи для выхода на устойчивый экономический рост».


Сбор налогов без участия человека самый простой способ ликвидировать один из инструментов контроля за частной инициативой.

Таможня не дает добро


Таможенная служба в России также является инструментов уголовной и административной расправы над экспортерами и импортерами. Чтобы создать условия перераспределения доходов от транзита товаров через таможенную границу силовики сначала создают барьеры, а за тем за деньги помогают посредством своих людей преодолевать препятствия.


Таможня сама может не только создавать препятствия для экспортеров и импортеров через помещения чужих в риски, а своим давать зеленый свет для монополизации трансграничной торговли, но еще может посредством контроля после выпуска товаров уничтожать неугодных путем административного и уголовного преследования.


Экономический рост напрямую связан с открытостью границ для товаров, услуг и платежей, высокие риски приводят к отказу инвесторов вкладывать деньги в перенос производств из развитых стран в Россию, они сейчас побежали в Украину, там уже началась локализация производств.
Реформа таможенной службы позволит ликвидировать препятствия для транзита товаров, услуг и капиталов, это отзовется устойчивым экономическим ростом.


Импорт английского гражданского права и суда


Поле альтернативных возможностей создается гражданским правом, основное условие его существования - это наличие непротиворечивых норм, ясных для каждого. Гражданский кодекс России претерпел множество дополнений и поправок, государственная дура умудрилась напечатать кучу противоречащих друг другу законов, что создало ситуацию неопределенности, позволяющую судам принимать по одинаковым обстоятельствам прямо противоположные решения. Такая ситуация создает не позволяет прогнозировать последствия своих действий, невозможно оценить риски, что является основной причиной отказа от инвестиций.


Английское право наиболее изощренно защищает право частной собственности, поэтому для ликвидации ситуации неопределенности, а попросту бесправия, необходимо его импортировать.
Благодаря английской системе права Сингапур стал Гонконгом, и Россия тоже сможет стать на траекторию устойчивого экономического роста.


Вторая проблема – это независимость судей. В России они могут быть сняты с должности силовиками, такая ситуация позволяет второй группе силовиков манипулировать решениями и приговорами судов, что разрушает всю правовую систему, превращая Россию в безжизненное пространство, в монгольскую степь.


Только выборность судей позволит поставить их в зависимость от общества, а не от силовиков.
Высший арбитражный суд должен быть в Лондоне, его решения должны быть обязательны для исполнения. Эта мера вместе с импортом гражданского законодательства приведет к появлению ясных условий для ведения бизнеса, возможность оценивать риски инвесторов выстроит в очередь для открытия предприятий в России.

Как реализовать данные изменения институтов?


Для этого нужно убрать от власти вторую группу силовиков. Обычный рецепт изменений в России – это бунт, бессмысленный и беспощадный. Он подходит для смены одних олигархов на других по железному закону олигархии, но делает неосуществимым институциональные изменения.


Страны, в которых основной доход от ренты, всегда имеют один простой институт – это насилие, сложные общественные связи не формируются, перераспределение доходов этого не требует. А вот созидание путем создания положительной обратной связи между политическими и экономическими институтами, приводящими к устойчивому экономическому росту, требует усложнения общественных связей, что требует от людей сотрудничества и взаимодействия.


Первым делом необходимо постепенно шаг за шагом двигаться в сторону парламентской республике, о которой рассказывает Михаил Ходарковский и Ксения Собчак, для неё я написал пост «Я буду последним президентом России».


По сути дела, борьба за гражданские права путем выдавливания каждой точки пространства альтернативной возможности у второй группы силовиков есть процесс формирования устойчивых связей гражданского общества и создание демократических процедур. Этот процесс как раз приводит к созданию положительной обратной связи между политическими и экономическими инклюзивными институтами, что приводит к переходу на устойчивый экономический рост через изменение стимулов от перераспределения и инвестициям в силовой актив к созиданию и инвестициям в технологический капитал.

pskgoldvoiceэкономикамыслижизнь
146
3.603 GOLOS
0
В избранное
varja
На Golos с 2017 M06
146
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (3)
Сортировать по:
Сначала старые