Сайт работает в режиме только на чтение.

Ноябрьский полдень. Мы были искренними, но про нас забыли … Часть Первая.

«Правда, как солнце. От нее можно закрыться на какое-то время, но от этого она никуда не исчезнет».
Элвис Пресли

Эта история произошла тридцать лет назад – в ноябре 1987 года, на историческом факультете Уральского государственного университета им. А. М. Горького. Поводом для неё стали события, развернувшиеся после знаменитого и, как впоследствии оказалось, поворотного, пленума Центрального комитета КПСС 21 октября 1987 года, а причиной – вопиющее несоответствие реальной жизни тем образам, целям и идеалам, которые усиленно транслировались обществу инициаторами шедшей второй год «Перестройки». Ещё до октябрьского пленума (по крайней мере, в Свердловской области и в Москве), а после пленума тем более, именно «Ельцин в сознании поколения 80-х ассоциировался с правдой – в пику партийной номенклатуре, которая на генетическом уровне ассоциировалась и у отцов, и у детей с враньём» (1). Поэтому тот первый студенческий самоорганизованный митинг в поддержку Бориса Ельцина был нормальным гражданским поступком, естественной и осознанной, почти мгновенной реакцией на демонстративный, чудовищный и вызывающий недоумение акт лицемерия.

За прошедшие годы об этом студенческом митинге не было ни одной публикации. Он вскользь упоминается только у двух авторов:
– Кирьяков Ю. С. Уральский университет в общественно-политических событиях конца восьмидесятых / Ю. С. Кирьяков // Известия Уральского государственного университета. Сер. 2, Гуманитарные науки. – 2010. – №3 (79). С. 246 (2);
– Алексей Килин. Сердечный человек. // Дышать свободой. Книга о Юрии Кирьякове. – 2016. – С.151. (3).
При этом Юрий Сергеевич писал о выступлении студентов по факультетскому радио «в защиту Б.Н. Ельцина», Алексей же – о безадресном «стихийном митинге» «для мобилизации масс и обсуждения острого политического вопроса». Но из всех организаторов того события оба автора называют только одного человека – Евгения Сусорова, бывшего на тот момент студентом третьего курса и членом бюро ВЛКСМ факультета. Мне не известно авторство этой «канонической» парткомовской версии, но на самом деле всё выглядело не совсем так. Женя Сусоров, безусловно, был отчаянным и смелым парнем. Он присоединился к нам в ходе обсуждения мероприятия и пошёл с нами до конца, и я до сих пор с уважением отношусь к его поступку. Тем не менее, организация сего действа (идея и план, выходящий далеко за пределы факультета) осуществлялась спонтанно возникшей ячейкой студентов академической группы И-201 (специальность «история КПСС»).

Однако помимо двух указанных «письменных источников», доказывающих, что выступление студентов исторического факультета в защиту Ельцина в 1987 году действительно имело место, есть ещё один – косвенный, появившийся совсем недавно. Речь идёт о прошлогодней статье на сайте газеты «Уральский рабочий» от 25 октября 2016 года за авторством Юлии Гольденберг (4), в которой она сообщала о вечере-презентации книги, посвящённой памяти Юрия Сергеевича Кирьякова – декана исторического факультета (1985–1990) Уральского государственного университета.
Среди всего прочего, Юлия приводит слова Виктора Кокшарова, припомнившего «как в 80-х Кирьякову приходилось страдать от некоторых «политических бандитов»». Прочитав указанный пассаж, мне сразу стало ясно, что этот спикер имел в виду. Видимо Кокшаров на всю жизнь запомнил тот свой поступок – «самоотверженный прыжок в канаву» и этот поступок до сих пор не даёт ему покоя. Виктор Кокшаров в те времена возглавлял комсомольскую организацию университета и после начала митинга помчался в корпус на Ленина за подмогой – членами парткома и преподавателями философского факультета, а потом издалека (из холла возле туалета) наблюдал, чем всё это «безобразие» закончится.
Оставим нелепые слова о Кирьякове на совести «пламенного», в прошлом, борца с «политическим бандитизмом» на истфаке1980-х. Но от лица одного из таких «политических бандитов» я и хочу восстановить эту полузабытую историю или, если угодно, изложить собственную версию студенческого митинга на историческом факультете УрГУ в ноябре 1987 года.

Накануне

Для того чтобы понять чувства и настроения инициаторов студенческого выступления, необходимо вспомнить морально-политическую обстановку тех лет. 1987 год был особенным. Он проходил под знаком приближающегося «юбилея Великого Октября», от которого многие ожидали чего-то важного и переломного. Кроме того, тот год был богат на события с самого своего начала и до конца (5). Но были среди тех событий особенные, оказавшие серьёзное воздействие на мыслящую часть общества, во всяком случае, на нас, студентов-историков.
Во-первых, это антисталинский фильм-драма Тенгиза Абуладзе «Покаяние», вышедший на широкий экран в марте 1987 г. и в буквальном смысле оставлявший зрителей в состоянии шока (6).
Во-вторых, сенсационное «Письмо десяти», представленное в переводе газетой «Московские новости» №13, 29 марта 1987 г. под заголовком «Пусть Горбачев предоставит нам доказательства» (7), в котором утверждалось, что успех «перестройки» невозможен без отказа от действующей идеологии.
В-третьих, Открытое письмо Фёдора Раскольникова Сталину от 17 августа 1939 года, опубликованное доктором исторических наук Василием Поликарповым в журнале «Огонёк» №26 (3127) 27 июля 1987 года (8), содержавшее «беспощадное обнажение образовавшегося зла, без скидок на те «объективные» причины, которые часто преднамеренно используются для его оправдания».
Но было ещё одно событие, локальное по масштабу, но внушительное по воздействию на восприятие происходящих процессов в стране. Это – участие студентов нашего факультета, нашей группы И-201 (включая автора этих строк) в операции «Коммунар» под руководством Владимира Быкодорова. В результате этого мероприятия в Свердловске был воздвигнут «Мемориал героям революции и гражданской войны» на Ивановском кладбище, который, по сути, стал первым в Советском Союзе памятником жертвам «Большого террора». Мы, студенты-историки, занимались информационной поддержкой «Коммунара» посредством архивных разысканий и интервью с родственниками тех, чьи фамилии (более 260) должен был увековечить Мемориал. В конечном итоге, каждый из нас пропустил через себя массу людских трагедий, связанных с известным периодом советской истории (9).

В полном неведении

21 октября для того, чтобы «обкатать» доклад Горбачёва (10) на предстоящих торжествах по случаю 70-летия «Великой Октябрьской социалистической революции», в Москве был созван очередной Пленум ЦК. Первоначально, этот Пленум не вызвал особого интереса в обществе, поскольку информация о нём, переданная по радио и телевидению, а чуть позже – в центральной (11) и местной (12) прессе, не содержала чего-либо экстраординарного.
2-3 ноября 1987 г. в Кремлевском Дворце съездов прошло торжественное заседание, на котором Горбачев выступил с докладом «Октябрь и перестройка: революция продолжается». В газетных репортажах и отчётах об этом заседании можно было заметить, что никаких изменений в персональном составе руководства партии и государства не произошло (13).
5 ноября состоялось торжественное заседание МГК КПСС и Моссовета, на котором Ельцин также присутствовал: открывал заседание и выступал с юбилейным докладом (14).
7 ноября 1987 г. на Красной площади в честь праздника прошёл большой военный парад, а вечером того же дня – торжественный приём в Кремле. Борис Ельцин, вместе со всеми руководителями партии и особо важными гостями, находился на трибуне мавзолея (15) и был на торжественном приёме (16).

Пятница, 13-е

Праздничные дни закончились. Очередная учебная неделя на истфаке началась во вторник 10 ноября (по причине переноса выходного дня c 7 на 9 ноября). Эта неделя была обычной до пятницы 13-го. В тот день, накупив свежих газет (по устоявшейся к тому времени привычке), в киоске «Союзпечать» на углу ул. Тургенева и пр. Ленина (17), я спешил на первую пару. Ещё в очереди за прессой услышал обсуждаемую новость о том, что «сняли Ельцина». По дороге, на ходу, успел просмотреть некоторые газеты: действительно, в одной из них (18) мелькнула фамилия Ельцин. До начала занятий, успев пообщаться с частью студентов нашей группы, узнал, что многие уже в курсе случившегося и понял, что в споре двухнедельной давности оказался, к сожалению, прав. Дело в том, что на последней неделе октября в одной из передач радиостанции «Свобода» (19) я услышал сообщение о конфликте между Горбачёвым и Ельциным, произошедшем на октябрьском Пленуме ЦК. Естественно, поделился этой информацией с ребятами из нашей группы и между нами завязался эмоциональный спор о том, что будет дальше: уберут Ельцина или нет и какой на самом деле расклад сил в Политбюро. В конечном счёте, я был посрамлён, поскольку все дальнейшие события с участием Ельцина, свидетельствовали не в мою пользу. И вот теперь ситуация в корне изменилась. Все перемены пятничного дня мы провели в дискуссиях. Попытки выяснить подробности у преподавателей даже нашей «материнской» кафедры не увенчались успехом. Создавалось общее впечатление, что все обо всём знают, но молчат, словно дали расписку о неразглашении. К концу дня из студентов нашей группы спонтанно возникла ячейка тех, кто считал, что нельзя до бесконечности обсуждать это событие и надо что-то предпринимать. Больше всего нас раздражала не только сама процедура коллективного остракизма Ельцина, сопровождаемая его ритуальным «покаянием» (по аналогии с методами борьбы Сталина с оппозицией во второй половине 1920-х – начале 1930-х годов). Мы были возмущены тем, что модератор этой расправы сам ещё недавно анонсировавший «искренность в политике» (20) фактически отказывался от им же сформулированных принципов: «Коммунистическая партия твердо стоит за то, чтобы народ знал всё. Гласность, критика и самокритика, контроль масс – это гарантии здорового развития советского общества. Раз они нужны народу – значит, они необходимы всем … КПСС … заинтересована в гласности, в критике и самокритике, ибо это реальные и надежные формы нормального функционирования КПСС. Это именно те средства, которые способны уберечь партию от ошибок в политике» (21). К тому же, в словах Ельцина, представленных в изложении Горбачёва, мы не усмотрели никакого «криминала», напротив, Горбачёв противоречил самому себе. Приписывая Ельцину слова о том, что «перестройка практически ничего не даёт и людям» (22), Горбачёв одновременно проговаривался, оправдывался и выражался даже более резко, чем, по его словам, Ельцин. Так, например, заявляя о том, что «партии, всем трудящимся предстоит … в ближайшие годы добиться заметного улучшения в удовлетворении насущных потребностей народа» (23), он фактически признавал серьёзную проблему. На нашем гуманитарном факультете, даже посредственный студент знал, из «Немецкой идеологии» Маркса и Энгельса, что насущные – т.е. витальные или первичные потребности человека – это потребности в пище, одежде и жилище. А если дело обстоит так, как выразился Горбачёв, что может быть ещё хуже? Кроме того, «попытки товарища Ельцина представить в превратном свете работу и обстановку в Политбюро ЦК …в вопросах, касающихся принципов коллегиальности» (24) на самом деле свидетельствовали о явных признаках «наследственной» болезни партии – зарождающемся культе личности (на этот раз Горбачёва), что тогда было более чем очевидно не только Ельцину. Просьба Ельцина об отставке нас не удивила. Удивило то, что ещё три с половиной недели назад в его партийно-политической карьере была поставлена точка (25), а вся страна пребывала в полном неведении …
К концу дня пятницы 13-го наша инициативная ячейка, в которую вошли восемь человек: (Надежда Аничкина, Елена Н., Ирина Б., Ирина Л., Ринат Л., Евгений Зеленко, Роман С. и автор этого текста) (26), приняла принципиальное решение об организации митинга. Мы запланировали его проведение на большой 40-минутной перемене, которая начиналась после второй пары, около 12 часов дня, но с датой пока не определились: сегодня было уже поздно, суббота (последний учебный день недели) также не подходила по ряду обстоятельств.

План был такой: на короткой перемене оповестить факультет по радио о митинге с темой «Ельцин на октябрьском Пленуме ЦК». На самом митинге в небольшом выступлении проинформировать студентов о ситуации, сложившейся в отношении Бориса Николаевича. Обозначить наши требования к руководству партии и государства (прекратить компанию дискредитации Ельцина, опубликовать стенографический отчёт октябрьского Пленума ЦК, сделать свободный доступ в спецхраны партийных и государственных архивов для студентов-историков). Обсудить эти требования. Заручиться (голосованием) поддержкой студентов факультета. Дальнейшие действия нам представлялись делом техники: оформить наши требования в виде письма в Центральный Комитет КПСС. Был ещё один пункт нашего плана на тот случай, если активность студентов окажется бурной: организовать после занятий студенческую демонстрацию от ул. Тургенева до пл.1905 года с лозунгами, выражающими наши требования.

Суббота, 14-е

В субботу 14-го ноября почти все (27) участники нашей «банды» подтвердили своё намерение действовать согласно плану и решили, что «митинг нужно проводить в понедельник 16-го. «Ждать ещё день было нельзя – спадёт накал, всё забудется …» (28). В тот день, после небольшого, но содержательного разговора на перемене, к нам примкнул ещё один человек – Евгений Сусоров, третьекурсник, член бюро ВЛКСМ истфака, с которым мы познакомились в ходе операции «Коммунар». Женя был человек-пружина, человек – слова. Сказал – сделал, и он нас не подвёл. Вот как он сам описывает этот момент: «Я один из участников этого импровизированного бунта. Собственно, «в дело» попал совершенно случайно. То ли прогуливал лекцию, то ли лекцию отменили, то ли ещё какой форс-мажор. Детали имеют свойство стираться, даже если в них прячется Дьявол. Помню, что ко мне подошли студенты-первокурсники (мы уже чуть больше двух месяцев учились на втором курсе – прим. автора) с отделения истории КПСС. Спросили, как я отнёсся к истории со снятием Ельцина с поста 1-го секретаря МГК КПСС. Ответил, что возмущен и озадачен. Тогда ребята предложили поучаствовать в акции захвата факультетской радиорубки, чтобы созвать студентов и преподавателей на митинг протеста» (29).

Первой выступать перед студентами вызвалась Надежда Аничкина – красивая светловолосая статная девушка, парторг нашей группы и секретарь студенческой партийной организации факультета. Надя была чуть старше нас и намного опытнее в партийно-комсомольской и общественно-политической деятельности. К тому же, то, что случилось на октябрьском Пленуме ЦК, Надежда, по-моему, приняла очень близко к сердцу. «Как же так, – возмущалась она, – они ведь все до одного вместе с Горбачёвым чуть ли не ежедневно твердят нам о гласности и критике недостатков. Неужели это всё относится только к их предшественникам? Что такого плохого сделал Ельцин? Он ведь высказал свою точку зрения, позволил себе не согласиться с тем, как идёт перестройка. Неужели за это надо так карать и унижать его?». Все попытки убедить её не выступать первой, поскольку в нашей группе есть парни, наталкивались на её безапелляционный ответ: «Как Вы можете такое говорить, я же парторг!». И мы понимали, что отговорить нашу «белокурую валькирию» не представляется возможным.

Высокому сильному и доброму Евгению Зеленко, за плечами которого были три года службы в ВМФ и Роману С., самому старшему в нашей группе, отводилась роль гарантов поддержания порядка. Но этого, в конечном счёте, не потребовалось. Наши студенты в такой ситуации проявили свою благовоспитанность. Трём другим нашим девчатам – Елене Н., Ирине Б. и Ирине Л. – необходимо было держаться рядом с Надеждой и помогать ей словом и делом. Мне же, необходимо было подготовить все аргументы в защиту наших требований и быть готовым к неизбежной и жёсткой полемике.

Примечания

1. Евгений Сусоров. Бунт в УрГУ. Неопубликованная рукопись Екатеринбург, 2007.

2. Скриншот фрагмента статьи Ю.С. Кирьякова.
Кирьяков Ю. С. Уральский университет в общественно-политических событиях конца восьмидесятых / Ю. С. Кирьяков // Известия Уральского государственного университета. Сер. 2, Гуманитарные науки. – 2010. – №3 (79). С. 246.
image

3. Фрагмент статьи Алексея Килина.
Алексей Килин. Сердечный человек. // Дышать свободой. Книга о Юрии Кирьякове. – 2016. – С.151.
«Годы, когда я учился на истфаке (1984–1989), были довольно бурными. Инициатива масс била ключом, в том числе и на факультете. Студенты нашего курса проявляли большую политическую активность, которая в то время была направлена не столько на свержение существующего строя, сколько на его совершенствование и большую открытость. «Перестройка» создала много проблем как администрации факультета, так и его партийной организации. Так, например, для мобилизации масс и обсуждения острого политического вопроса Евгений Сусоров «захватил факультетский радиоузел» (формулировка секретаря первичной организации КПСС факультета), который располагался за железной решеткой в аудитории № 462. Был собран стихийный митинг в холле, на месте нынешней 474 аудитории, что по тем временам считалось чрезвычайным происшествием (впрочем, и сегодня)».

4. Скриншоты фрагментов статьи Юлии Гольденберг, http://газета-уральский-рабочий.рф/culture/21635/
image
image

5. Арест Ю. Чурбанова, бывшего первого зама министра МВД; захват пассажирского самолёта семьёй Овечкиных; выход на русском языке журнала «Бурда моден»; визит в Москву Маргарет Тэтчер; перелёт Матиаса Руста; легализация индивидуальной трудовой деятельности; снятие ограничений с личных подсобных хозяйств; закон о госпредприятии, создание Комиссии по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями; выход в эфир программы «Взгляд» и др.

6. Один из самых распространённых постеров фильма «Покаяние». Источник: https://www.kinoafisha.info/movies/3550200/posters/
image

7. Авторы письма диссиденты-эмигранты, бывшие граждане СССР (В. Аксенов, В. Буковский, А. и О. Зиновьевы, Э. Кузнецов, Ю. Любимов, В. Максимов, Э. Неизвестный, Ю. Орлов, Л. Плющ) выразили сомнение в успехе реформ Горбачёва: «Сегодня всем, даже глупцам, очевидно, что, если семидесятилетнее правление при помощи «самого передового учения» привело к краху одной из самых богатых стран на земле, это учение ложно. И если, как признает Горбачев, не нашлось после Ленина ни одного руководителя, который бы сумел заставить действовать это учение, может, уже пришло время попробовать что-нибудь другое?».
image

Источники: http://zinoviev.info/wps/archives/23, http://www.sokirko.info/ideology/cel/C2a.htm, http://gorbymedia.com/post/03-29-1987.

8. Скриншот фрагмента статьи д.и.н. Василия Поликарпова в журнале «Огонёк» 1987 №26 (3127), СС. 4-5. https://sites.google.com/site/zurnalysssr/home/ogoneek/-ogoneek-za-1987-god
image

Раскольников – Сталину: «Ваш «социализм», при торжестве которого его строителям нашлось место лишь за тюремной решеткой, так же далёк от истинного социализма, как произвол вашей личной диктатуры не имеет ничего общего с диктатурой пролетариата. Ваша безумная вакханалия не может продолжаться долго. Бесконечен список ваших преступлений. Бесконечен список ваших жертв, нет возможности их перечислить».

9. Стройка года.// Евгений Сусоров . 1987-й: спорим о гласности, вспоминаем «культ личности», вступаем в кооперативы. 24 марта 2017. http://вечерний-екатеринбург.рф/townpeople/memory/35707-1987-y-sporim-o-glasnosti--vspominaem-kult-lichnosti--vstupaem-v-kooperativy/
См. также: Владимир Быкодоров. О Юрии Кирьякове. // Дышать свободой. Книга о Юрии Кирьякове. – 2016. – С.32.
image
Мемориал. Общий вид. Источник: http://my-travels.club/places/rossiya/sverdlovskaya-oblast/ekaterinburg/memorial-na-ivanovskom-kladbishhe.html
image
Мемориал. Пилоны с именами героев, фрагмент. Источник: https://neferjournal.livejournal.com/3774554.html?page=1

10. «Октябрь и перестройка: революция продолжается». Не могу согласиться с оценкой этого доклада Горбачёва, «как одним из лучших в его политической карьере». Доклад был пафосным и содержательно посредственным. В его «историческом начале» докладчик не только воспроизводил банальную к тому времени версию внутриполитической борьбы, но и трижды (!), возможно сам того не ведая, фактически цитировал Сталина.

11. Никаких специальных сообщений в СМИ о «деле Ельцина» не было. В центральной печати появилась стандартная информация об очередном Пленуме ЦК. Фрагмент газеты «Советская культура» 22.10.1987. Скриншот.
image

12. Типичный образец сообщения о Пленуме ЦК 21.10.1987 в местной прессе. Фрагмент газеты «Волгодонская правда», 23.10.1987. Скриншот.
image

13. Фрагменты газеты «Советская культура» 03.11.1987 с репортажем о торжественном заседании. Скриншот.
image
image

14. Человек перемен: Исследование политической биографии Б.Н. Ельцина. – М.: Новый хронограф, 2011. С. 170. Скриншот указанной страницы.
image

15. «Аплодисментами встретила Красная площадь руководителей КПСС и Советского государства. На Центральную трибуну Мавзолея поднимаются товарищи: Горбачев М.С., Воротников В.И., Громыко А.А., Зайков Л.Н., Лигачев Е.К., Никонов В.П., Рыжков Н.И., Слюньков Н.Н., Соломенцев М.С., Чебриков В.М., Шеварднадзе Э.А., Яковлев А.Н., Лемичев П.Н., Долгих В.И., Ельцин Б.Н., Талызин Н.В., Бирюкова А.П., Добрынин А.Ф., Лукьянов А.И., Медведев В.А., Разумовский Г.П., Капитонов И.В.».
Революция в наших сердцах. Военный парад и демонстрация на Красной площади – репортаж. // Труд №259(20306), 8 ноября 1987г.
http://www.oldgazette.ru/trud/08111987/index.html

Скриншоты газеты «Труд» №259(20306) 8 ноября 1987г. с репортажем о параде и демонстрации 7 ноября 1987 года.
image

image16. Репортаж о праздничном приёме в газете «Труд» №259(20306), 8 ноября 1987г. Скриншот фрагмента.
image17. Этот газетный киоск до сих пор стоит на старом месте. В 1987-1989 гг. к нему по утрам выстраивалась огромная очередь, хвост которой очень часто заканчивался там, где сейчас находится остановка автобуса (на проспекте Ленина – напротив главного входа в университет).

18. Материалы Пленума Московского городского комитет КПСС 11 ноября 1987 года под заголовком «Энергично вести перестройку» с выделением фразы Горбачёва «Товарищ Ельцин поставил личные амбиции выше интересов партии...», были опубликованы:
– в газете «Правда» 13 ноября 1987 г., №317(25304);
Газета «Правда» 13 ноября 1987 г., №317(25304). Первая и вторая полосы, скриншоты фрагментов.
image
image
– в газете «Известия Советов народных депутатов СССР» 14 ноября 1987 г., №318 (22125); https://ed-glezin.livejournal.com/871241.html;
– в газете «Московская правда» 13 ноября 1987 г. См. Дела в Москве. Конфликт между Б. Ельциным и руководством ЦК КПСС.// Рой Медведев. Советский Союз. Последние годы жизни. – М.: АСТ, 2010. http://portal.eurasialand.ru/read/ussr/22.html
– в газете «Вечерняя Москва» 13.11.1987 г.
Газета «Вечерняя Москва» 13.11.1987 г. с передовицей «Энергично вести перестройку». Скриншот фрагмента.
image19. К тому времени я уже несколько лет был слушателем этой радиостанции. Её продолжали глушить, но с хорошим КВ-приёмником VEF и дополнительной растяжкой качество приёма сигнала было приемлемым. Больше всего мне нравились передачи Бориса Парамонова и Анатолия Стреляного.

20. Доклад Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачёва 27 января 1987 года. Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС. 27-28 января 1987 года. – М.: Политиздат, 1987.

21. Заключительное слово Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачёва. 28 января 1987 года. Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС. 27-28 января 1987 года. – М.: Политиздат, 1987.

22. Выступление и заключительное слово на пленуме Московского городского комитета партии. // Горбачев М.С. Избранные речи и статьи. В 7 томах. – М.: Политиздат.1988. Том 5. с. 450.

23. Там же. С. 451.

24. Там же. С. 451.

25. «Пленум ЦК КПСС принял следующее постановление:

  1. Признать выступление товарища Ельцина Б. Н. на октябрьском (1987 г.) Пленуме ЦК политически ошибочным.
  2. Поручить Политбюро ЦК КПСС, Московскому горкому партии рассмотреть вопрос о заявлении товарища Ельцина Б. Н. об освобождении его от обязанностей первого секретаря МГК КПСС с учетом обмена мнениями, состоявшегося на Пленуме ЦК КПСС.
    В соответствии с поручением Пленума Политбюро ЦК рассмотрело этот вопрос и, всесторонне взвесив сложившуюся ситуацию, пришло к выводу о необходимости укрепления руководства МГК КПСС». См. Выступление и заключительное слово на пленуме Московского городского комитета партии. // Горбачев М.С. Избранные речи и статьи. В 7 томах. – М.: Политиздат.1988. Том 5. с. 456.  26. Заглавными буквами обозначены фамилии тех лиц, от которых автор не получил разрешение на их упоминание.  27. Только Ринат Л. отказался от участия. Видимо, подумав в воскресенье, он честно сказал, что пришел учиться, а не бороться... встал и ушёл.  28. Из воспоминаний Евгения Зеленко.  29. Евгений Сусоров. Бунт в УрГУ. Неопубликованная рукопись. – Екатеринбург, 2007.
psk
141
484.638 GOLOS
0
В избранное
volnodumets
На Golos с 2017 M08
141
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (0)
Сортировать по:
Сначала старые