Конкурс прозы 1

СОБЕСЕДОВАНИЕ

Умер Андреев неожиданно. Ну, а кто её сильно ждёт, подругу с косой?  А ведь все знают – придёт обязательно. Но не сегодня же, блин! Мне же сегодня на день рождения идти, я и подарок приготовил!

Не мучился – сердечная недостаточность, можно сказать – повезло. Проводили прилично,  с бывшей работы – никого, одноклассники пришли – похоже,  понимали, что кто-то из них – следующий.

Закопали, отлежался, и на третий день поплёлся вставать на небесный учёт.

Честно говоря, не любил он это дело – совсем недавно вроде пенсию оформлял, а  погоняли его в Пенсионном фонде так, что он прикинул – и помереть вроде получалось спокойней. Без суетливой беготни за справками – лежи себе спокойно и помирай. Нет, получается – лучше два раза помереть, чем один раз пенсию оформить. Да и пенсия – смех один, горбатился всю жизнь, а получил ту же десятку, что и все. Сосед-алкаш не работал ни хрена, а пенсия – 9650 руб. Эх… 

Поднялась Андреевская душа в небо, у врат – святой Пётр, типа дежурного в Пенсионном фонде – каждый  подходит к нему, объясняет, чего надо, и тот отправляет его в нужный кабинет.  Андреева отправили в здание с надписью «Страшный Суд»,  1-й этаж, 1-й кабинет. Зашёл он туда, ноги вытер, посмотрелся в зеркала (красивее, чем в налоговой) и прошёл по коридору. Просторный, невероятно длинный коридор уходил в сияющую перспективу, по обеим сторонам коридора были двери кабинетов и везде была цифра 1. Народ непрерывном потоком струился по коридору, периодически заходя в кабинеты.

Андреев наугад открыл дверь такого кабинета и заглянул. Кабинет был пуст. Он подошёл к столу и присел. Мгновенно напротив него материализовался на стуле за столом пожилой мужик с седой бородой и в очках. Он кашлянул, достал  из ниоткуда  белую папочку с надписью «Андреев С.Б. 1954-2017», положил перед собой и сказал гостеприимно – «Ну, здравствуйте, Сергей Борисович!  С прибытием. Я – Господь Бог, сейчас я проведу с вами собеседование, по результатам которого получите направление на вечное поселение».  Андреев немного удивился, потом засомневался. «А в других кабинетах кто принимает?» - недоверчиво уточнил он. «Тоже я. Просто я един во многих лицах, так что очередей у нас не бывает». «Не то, что в нашем Пенсионном Фонде» - не утерпел заметить Андреев. «Да уж, у вас там – не Рай» - вежливо согласился Господь.  «Ну, что – приступим к рассмотрению итогов вашей жизни?» - спросил Господь и раскрыл папочку.

 «Та-ак, физмат-школа в числе первых по результатам, институт – тоже не из последних, затем работа в НИИ, инженер, старший, ведущий, благодарности, начальник сектора, увольнение,  оптово-розничное предприятие, предприниматель, пенсия,  смерть. Всё тихо, спокойно, плавно. Денег не скопил, большим начальником не стал. Всё – как у всех. Чего хотел – то и получил. Претензии есть?»

«Ну, как же, Господи, я в тебя так верил, старался не грешить, и сам не дурак, а вот пожалел ты мне удачи-то, вон, мои одноклассники и однокурсники  некоторые – уже в больших чинах,  некоторые в Москве, а некоторые и вообще заграницей… А я? Что, неужто не достоин?»  Ну, подождите, Сергей Борисович – заторопился Господь,  - «каждый человек – хозяин своей судьбы, и вы – не исключение. Шанс в жизни даётся каждому, я за этим слежу лично.  Так что – сами выбирали.» 

«А Сашка Никифоров? На тройки в институте учился, а сейчас начальник отдела  ГАЗПРОМа в Москве, и в казённой квартире на Ленинском проспекте аж два унитаза?»  «Ну как же, Сергей Борисович? Ведь у вас троих распределение было в Чимкент, на газовую компрессорную станцию?  Вам мама  сумела сделать персональный вызов в оборонный НИИ, она там дочь их директора лечила, и вы остались дома, спокойно делали карьеру.  А Никифоров и Козлов поехали в Чимкент. А у Козлова отец – и вы это знали – ходил в номенклатуру ЦК КПСС, и был прислан в ваш город с семьёй на укрепление кадров. В Чимкенте Козлов  через отца стал большим начальником, а Никифоров – его замом. А потом им обоим  сделали перевод в главный офис ГАЗПРОМа – так что всё честно. Шанс я вам дал, а вы от него отказались. Зато жили  всё это время дома, никуда  в горячие места  выезжать было не надо. Каждый получил, что хотел – всё честно.»

 «А Димка Татаринов? Он сейчас в Нью-Йорке совладелец компьютерной фирмы, а звёзд с неба не хватал и на математической олимпиаде вообще на занял никакого места!»  «В Вашем классе училась Дина Райзман, и у неё брат уже давно был в Америке. Ты это знал, Димка знал, все знали. Почему же женился на ней Димка, а не ты? До него там вообще не было конкурентов. Он женился, подал документы на выезд в Израиль, прошёл весь положенный путь унижений и преследований и уехал. Москва – Вена –Нью-Йорк. Ещё в 70-х. Кто тебе-то мешал? Я?  Да побойся Бога!»

 «Ну, хорошо. Ладно. А Семён Вайншток, он у меня курсовую по  программированию списывал, а сейчас – по оценкам – 650 лимонов баксов имеет? Тоже честно?»  «Вспомни, последний день ваучерной приватизации. Ты знал, что на вашу область выделены акции ГАЗПРОМа?»   «Да, наш директор мне сказал за день – он включил меня в свою команду. Мы поехали в последний день на биржу, на банковский кредит накупили  прямо на бирже ваучеров и все вложили в акции ГАЗПРОМа.» «А куда ты вложил свои ваучеры?» « Я их продал по цене двух бутылок водки в «Русский Дом Селенга». «А Семён заложил квартиру и все деньги вложил в акции ГАЗПРОМа. Ваучеры он покупал в деревнях по две тысячи (хоть на них было написано – 20 тысяч), и на каждый пришлось по две с половиной акции ГАЗПРОМа. Через год  одна акция ГАЗПРОМа стоила 150 тысяч рублей. Если тебе нужны были деньги – почему ты не поступил так же?»  «Я уповал на тебя, Господи!»  «Ну и дурак, прости Господи».

 Помолчали.  «Скажи, Господи, ну а как так получилось, что Николай Рыжов пришёл в наш НИИ  позже меня, а  стал Главным Инженером? Почему я остался, а он пёр всё выше и выше? Где я лоханулся?»  «Ну, это элементарно.  Помнишь, ваш начальник звал к себе на выходные, помочь дачу построить и на шашлыки? Ты решил – далеко больно ехать, а Коля поехал. Вкалывал там как раб,  а потом ещё шашлыки на всех готовил. И её несколько выходных туда ездил. В конце концов с дочкой его познакомился, ты что – не знаешь, кто у него жена? И после этого у тебя есть какие-то вопросы?  У тебя-то, надеюсь – по поводу семейной жизни нет ко мне претензий? Ведь сам выбирал, я тебя не заставлял.» «Ну, в этом-то – нет. Я по любви женился». «А кто тебя знает – может, ты недоволен, что полюбил не дочь падишаха, а такую же, как сам. Так что сам должен понимать – надо выбирать что-то одно – или жениться по любви, либо деньги и должность. В одном флаконе даже мне это организовать не под силу.

 Так что, Сергей Борисович? Куда  вы хотите, чтобы я вас направил?»  «Господи, спасибо тебе за всё. Направь туда – где уже все наши.»  И душа Андреева отправилась на вечный покой.


Присылайте на конкурс стихи и прозу. Условия конкурса

Особенно прозу. Её опять мало.

Приглашаем инвесторов и авторов для сообщества литераторов  @vox.mens (Прирост инвестиций в Голосах за 1,5 месяца больше 40%)

анонимныйавторпрозарассказжизньконкурс
26
2.485 GOLOS
0
В избранное
anonymous.author
На Golos с 2017 M02
26
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (6)
Сортировать по:
Сначала старые