Необъявленная война Рузвельта. Часть третья

05_txGjSn5.jpg

(*)

(Первая часть) , (Вторая часть)

Черчилль и его военный штаб умоляли и обхаживали "девицу", однако она всё ещё возражала. Пока не наметился достаточный прогресс и осуществление программы перевооружения, Рузвельт и его военные и военно-морские советники считали, что могут внести большой вклад, воздерживаясь от открытого вступления в войну.

Если бы события на Атлантики продолжались в том же направлении, как они тогда развёртывались, то времени оставалось бы очень немного - во всяком случае, до того момента, как Соединённые Штаты оказались бы вовлечёнными в настоящую войну. Ибо с принятием английского предложения о замене англичан американцами в Исландии Соединённые Штаты входили в воды, которые немцами уже были объявлены зоной военных действий.

Никто не побеспокоился вначале, возможно преднамеренно, разъяснить, вступать ли американским конвойным кораблям в бой с немецкими и итальянскими подводными лодками, если последние не откроют огонь первыми по конвойным кораблям. Этот вопрос всё ещё оставался без ответа, когда в начале сентября американский эсминец "Грир" встретился с подводной лодкой, шедшей под водой. "Грир" первым выследил подводную лодку, однако напал на неё только после того, как она выпустила торпеду. Увернувшись от торпеды, "Грир" стал бросать глубинные бомбы. Выпустив вторую торпеду, тоже не попавшую в цель, подводная лодка скрылась.

Президент был возмущён и назвал это нападение "актом пиратства". С этого момента, заявил он, положив конец всяким предположениям, немецкие и итальянские корабли, входя в воды, которые Соединённые Штаты считают важными для обеспечения своей собственной обороны, "делают это на свой собственный риск". Это означало: заметив, открывай огонь.

После такого заявления Соединённые Штаты по существу оказались в состоянии войны на Атлантике, хотя, казалось, ни одна сторона не стремилась ускорить начало настоящей войны.

Каждый новый президентский декрет, каждый новый инцидент, хоть в какой-либо степени связанный с возможностью войны, изоляционисты встречали с усиливавшимся упорством. Сенатор Уилер предал гласности факт высадки американских морских пехотинцев в Исландии, когда операция была ещё в полном разгаре. Геральд Найд занимался расследованием деятельности кинопромышленников на основании предположения, будто антинацистские фильмы ведут страну к войне. Когда армия работала над своей сверхсекретной "программой победы", чикагская газета "Трибюн", орган изоляционистов, распространяла слухи о том, что армия якобы готовит экспедиционные силы для отправки в Африку на помощь англичанам. Когда генерал Маршалл выступил с опровержением подобных утверждений, газета обозвала его лжецом. Чтобы подкрепить свои утверждения, газета опубликовала полный текст "программы победы".

Это было 4 декабря 1941 года, то есть всего за три дня до даты, которая на века останется позором.

Огромные заголовки о событиях на Атлантике и в Европе частично отвлекли внимание общественности от назревающего кризиса в отношениях между Соединёнными Штатами и Японией. Несмотря на все усилия государственного секретаря Корделла Хэлла установить с Японией модус вивенди, официальный Вашингтон подозревал, что день расплаты близок.

В действительности же никакие действия со стороны Соединённых Штатов в это время уже не могли удержать Япония от взятого курса на войну.

Несмотря на то, что американцы раскрыли японский дипломатический код, Вашингтон не располагал какими-либо конкретными данными, указывавшими на то, что японцы собирались нанести удар. На основе анализа данных о перемещении боевых кораблей специалисты из разведки тем не менее пришли к заключению, что в не далёком будущем японцы предпримут какое-то движение в направлении на юг. 27 ноября на основании этого заключения начальникам всех военных гарнизонов на Тихом океане было направлено тревожное предупреждение; однако ничто в нём не указывало на то, что японцы решили ликвидировать - или по меньшей мере нейтрализовать - одним дерзким ударом основной инструмент воздействия на Тихом океане - Тихоокеанский флот.

Эта первая неделя декабря была необычно тёплой по всей территории Соединённых Штатов. Вдоль восточного побережья ночные туманы с наступлением рассвета рассеивались в солнечных лучах золотой осени. В парках Нью-Йорка. не считаясь со временем года, цвели цветы. Стояла поздняя осень мира, наполненная тревожными признаками войны.

В Вашингтоне по другую сторону Патомака начались работы по возведению пятиугольного здания для размещения в нём разбухавшего военного министерства. На сеансах кинохроники публика меняла отношение к русскому руководителю Иосифу Сталину, аплодируя в его адрес.

Бары и ночные клубы были битком набиты военнослужащими и появившимися в изобилии рабочими оборонных предприятий. "Берлинский дневник" Уильяма Ширера стоял во главе перечня бестселлеров документального характера; вновь заканчивались манёвры, на этот раз в штатах Северная и Южная Каролина. Истребители-бомбардировщики Р-38 "Лайтинг" сходили со сборочных конвейерных линий; выпуск торговых судов приближался к темпу одно судно в сутки; шесть новых линкоров, водоизмещением 3,5 тыс. тонн каждый, сошли со стапелей в год.

Не многие знали, что преподаватель Гарвардского университета Деймс Конант встретился в субботу 6 декабря в служебном помещении в Вашингтоне с небольшой группой учёных, ожидавших сообщения из Бело Дома. Наконец учёные получили известие от президента, что правительство Соединённых Штатов решило предпринять всесторонние усилия, чтобы создать атомную бомбу.

На следующий день, в воскресенье 7 декабря, подул сильный северо-западный ветер, разгоняя не по сезону установившуюся теплынь.

И тут поступило первое известие о Пёрл-Харборе.

апвот50-50историяpskобразование
25%
0
564
72.689 GOLOS
0
В избранное
Пашка
пишу
564
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (2)
Сортировать по:
Сначала старые