15 августа (Алтайские дневники. Хроники Зимогоров)

Впервые за это лето Бурелом, выходя на улицу, надел куртку. Всё, лето на исходе. Вот-вот и пролетит.
Таню будить не стали. Вдвоём ушли в устье Борискина лога. Перешли дорогу и туман мгновенно поглотил их. Для стороннего наблюдателя, буде таковой нашёлся бы. Но не было никого. Стадо уже прогнали. А на Острове все ещё спали.
В лог зашли незнакомой для Герды тропинкой. Значит, нужно всё изучить и хорошенько запомнить. Вожак всё время её путал, выбирая разные дороги. Но так даже интереснее. Вообще с Вожаком не бывает скучно. Он многое знает и повидал. И щедро делится с Младшей. Добрый он у неё. Однако бывает коварным. Вот и сейчас. Привёл её к броду через ручей. А там мостик. Вот и выбирай, как идти.
Мостик показался Герде слишком узким. По воде привычнее. Она внимательно проследила, как Фома прошёл по шаткой дощечке. Отложила в памяти. И они нырнули в густую росную траву.

1.jpg
Туманным утром Герда не узнавала вчерашнего лога.

2.jpg
Запахи, вроде, те же, отдающие сыростью. А лог иной…

Через пасеку прошли без поводка. В отличие от вчерашнего дня Герда вела себя молодцом. Сразу реагировала на команду «Нельзя!». С дороги почти не сходила и дистанцию выдерживала. Вожак остался доволен ею, поощрив лакомством. Почаще бы ему это делать…
Она тогда вообще золотой псицей была б…
Туман Герде нравился. Прохладный, вкусный, таинственный…

3.jpg
Чей-то алтарь

4.jpg
Когда заскучали, в ход полетели апорты

5.jpg
Юная. Меж желаниями

6.jpg
- Ты со мной?!

7.jpg
Догоняй!

8.jpg
На обратном пути Герда отважилась покорить эту субтильную дощечку. Победа! И ура.

День обещал быть погожим, и Бурелом ушёл на пасеку немного раньше обычного.

9.jpg

10.jpg
Ни разу Фома не встречал одинаковых цветов. Даже одни и те же были не узнаваемы на другой день.

11.jpg
Пестуя малых

12.jpg
Сёстры

13.jpg
Открывая мир кому-то…

14.jpg
А на Лебёдкином на Бурелома снова кто-то глядел из Нижнего мира…

Пчёлы уже трудились. Вовремя пришёл. В начале трудового дня Бурелом всегда старался найти время для «Дневников…». Так было и сегодня. Но сказывались ранние подъёмы, и Фома откровенно засыпал над тетрадью, не завершив фразы. Он вообще мог засыпать где угодно и в любом положении. Навык этот был приобретён в одну из зим, ещё в молодости. Когда Бурелом подрабатывал в межнавигационном отпуске, охраняя чужую собственность. Денег много не бывает. На посту нельзя было читать (тумбочка со стулом в проходном коридоре). Только сидеть или стоять. Контроль за охранником вёлся с помощью видеокамер, старшим смены. Вот тогда Фома и научился спать сидя и стоя. Со стороны он производил впечатление человека бодрствующего и бдящего на все сто семь процентов.
- Так и пасеку можно проспать, - пробормотал, вставая со скамейки, Фома.
Походил, стряхивая сонную одурь. Сходил на родник за свежей водой. Потом ему пришла в голову идея снять заходящих в улей пчёл. С камерой он подошёл к двадцать шестому улью. И не успел даже присесть. Рой начал выходить прямо у него на глазах. Чертыхнувшись, Фома побежал в балок, за роялкой. Переместил поближе треногу. За это время рой уже поднялся в воздух. И стоять с ловушкой у улья было бесполезно. Необходимо повесить роялку на треногу.
Двадцать шестой стоит в крайнем ряду, у леса. И рой постепенно стал сваливаться туда. Если уйдёт – крышка. В том смысле, что доставать его там будет очень и очень нелегко. Косогор, густо поросший кустарником и берёзой. Трава в рост. Пока перекинешь туда необходимое для ловли и сам переберёшься, вспомнишь всех богов. Словом непечатным. Велика вероятность не успеть и рой уйдёт.
Фома поставил треногу с ловушкой у самого забора. Он горячо молился, чтобы рой не ушёл в лес. И его услышали. Несмотря на то, что он поставил треногу неправильно. Открытой стороной в лес. И всё-таки рой привился на роялку. Бурелом шумно перевёл дыхание. Полдела сделано.
Пчёлы постепенно успокаивались, летающих всё меньше. Организованно шли в ловушку на запах «Унироя». Однако рой оказался большим и в одну роялку его было не утолочь. Часть пчёл шевелящейся бородой висела снаружи. Фома отправился за второй роялкой.
Тренога стояла высоко. Бурелом попробовал опустить её. И чуть не поплатился, едва не уронив сооружение. Пришлось строить помост. Кружкой собрал он висящих снаружи пчёл. Закрыл обе ловушки и отнёс в тень. Он и не заметил, что прошло уже больше часа.
Уставший, мокрый и довольный сидел Фома на скамейке у сухого ручья, положив натруженные руки на стол.
- Хоть Дед и будет ворчать, а дело сделал. Пчёлы не ушли.
Больше в этот день роёв не было. И в четыре пополудни Фома со спокойной совестью покинул пост.
Вечером буреломы собирались в Чергу. Финансово они сидели на мели. На исходе табак и топливо. Не веселит. Надежда была на родителей Бурелома.
Впервые предстояло Фома въезжать в населённый пункт. Уже немного зная Бурелома, можно предположить, что тот испытывал некое беспокойство. Нет, паники не было. Но определённый мандраж от неопределённых опасностей присутствовал.
Выехали хорошо. Для такого водителя, как Бурелом. До Грани доехали спокойно. И Герда, наивная девица, уже было подумала, что так будет всегда. Вальяжно разлеглась она на кормовом диване и увлечённо глядела в окно. Фома плохо погасил скорость и на коварной канаве Сёму ощутимо тряхнуло. Герда едва удержалась на своём ложе. В глазёнках её плеснулось беспокойство и доверие к Вожаку, как водителю, снова стало зыбким. Накопив кое-какой жизненный опыт, она быстро перебралась на переднее сиденье салона и крепко прижалась к Тане. Вовремя, как оказалось. Сразу после второго моста Бурелом ещё раз встряхнул своих пассажиров. Не так сильно, как в первый раз, но можно было Вожаку и поберечь своих дам. Повнимательнее быть.
Следующее приключение ждало их у Чергинской летней дойки. Фома знал, что когда-нибудь этот момент наступит. Ему придётся ехать через стадо КРСов. Он надеялся, что к тому времени его водительский опыт не будет столь мал, как сейчас. Человек предполагает…
На дороге расположилось стадо коров. Именно расположилось, ожидая очереди к доильным аппаратам. Сбросив скорость до черепашьей, Фома перешёл на первую передачу. И стал подкрадываться к стаду.
- Ты им заранее сигналь. Они по-другому не разумеют, - порекомендовала Таня.
Фома вдавил клаксон в руль. Как водится, не обошлось без паршивой бурёнки. Все расходились пред самой машиной, Фома лишь чуть притормаживал, не выжимая сцепления. А самая крайняя никогда, видимо, машин не видела. Встала на самой середине дороги и с изумлением взирала на Сёму. Истошный сигнал был ей чарующей музыкой.
Бурелом резко затормозил. Сёма обиженно заглох. Корова принялась нюхать экипаж…
Ушла она лишь, когда Фома выключил сигнал. Тишина встревожила её.
Дорога, наконец, освободилась и стаю продолжила путь. Столь полный неожиданностей…
Дорогу от Чёртова моста до Черги нельзя называть этим словом. Потому что это совсем не дорога. Это просто скопление ям. Больших и не очень. Создаётся вполне реальное впечатление, что направление это выдержало не одну бомбёжку с вражеского самолёта. Опытные водители умудряются их как-то объезжать. Фома же собрал почти все. Герде было не ведомо, что такое стиральная доска. Но этот участок пути остался у неё в памяти навсегда. Непрерывным клацаньем зубов.
В деревню вошли. По причине отсутствия людей и транспорта. Перед зебрами Бурелом притормаживал, шли положенные сорок. Перед въездом в центр дорога резко уходила влево с приличным уклоном. И почти тут же сворачивала вправо под девяносто градусов. Стоит знак ограничения скорости до двадцати. Тут Фома оказался не на высоте. Нарушил скоростной режим. Не сбавив до двадцати, вошёл в правый поворот…
И не вписался, захватив встречную полосу. Очень повезло, что не было встречных машин. Не те ещё реакции у Фомы. Никак не перестроится с судовождения.
Остановились неподалёку от центра. Авторам можно уже не упоминать, что Фома был мокр, подобно мыши.
Таня, не теряя времени, вышла на связь. В войну, не дай Бог, из неё вышел бы хороший радист.
Герда впервые попала в большое село. Всё было необычно и интересно. Однако она уже научилась осторожности. И не летела сломя голову навстречу незнакомому. Это незнакомое иногда пребольно щёлкало её по носу. Поэтому она спокойно лежала у ног Тани и вела визуальное наблюдение за местностью.
- Сейчас Лёша придёт – прогуляетесь по местному бродвею, - внесла ясность в их положение Таня.
- Брод вей… Странно. Брод есть. Ручья нет. И что значит «вей»? Труден язык двуногих, - бормотала про себя Герда.
Окрестности пока не приносили сюрпризов. Переулок глухой. Ни людей, ни псов. Лишь по главной дороге проносились машины. Но они уже были изучены Чёрной Пантерой. И не вызывали желания догнать их во что бы то ни стало. Железяка, она железяка и есть. Да ещё пахнет так, что потом долго чихаешь. Вот пса бы догнать какого-нибудь… Вроде Хантера.
Пришёл Вожак. Они перекинулись несколькими фразами с Таней, и та передала поводок Фоме.
- Пойдём Моя. Посмотрим. Что тут и зачем оно так.
- Всегда готова! – вскочила Герда с земли.
Бурелом отпустил её на длинном поводе. Это земля и небо в сравнении с командой «Рядом». Можно обнюхать всё на приличном радиусе. Забежать вперёд, приотстать. Запутаться для веселья. И Вожак не натянет поводок. И как же скучно идти рядом. Плюсов нет, только движение.
Из-за забора, что через дорогу, их облаяли две крохотные, чуть крупнее мышей, собачонки. Самыми нехорошими словами. Герда знала такие слова, но никогда их не употребляла. Она барышня воспитанная. Из благородных. И, вообще, предпочитала действовать, а не пустословить. Так учит Вожак.
Они остановились, и с интересом слушали дворовых. Нет, все слова уже знакомы. Запас тут не пополнишь.
- Эх, ребята! Включайте фантазию. Изобретательнее надо быть, - подумала в их сторону Герда.
Им хватило одного прохода для изучения переулка. Особого интереса не вызвало ничего. Вот разве небольшая стихийная куча мусора…
Но туда они почему-то не пошли. Герда заметила одну странность за двуногими. Навалят кучу вкусного хлама. И сами туда не ходят, и добрых псов от неё гоняют. Тогда зачем складывают сокровища на самом видном месте? И почему ей нельзя взять что-нибудь оттуда? Немножко совсем. Жалко им, что ли?
Ужинать Герда в селе отказалась. Сказывалось волнение, испытанное в дороге. Пока всё-таки ездить с Вожаком страшновато.
Пыльно и шумно в селе. Происхождение большинства шумов Герда угадать пока не могла. Местные псы – хамы. Не понравилось ей в Черге. У них в имении гораздо вольготней и лучше.
Необходимое закуплено. Делать тут больше нечего. Приняли решение ухать на перевал Радужный. Там лучше связь. Да и Герде будет, где погулять без повода. Снялись.

15.jpg
Вечерняя Черга. Фрагмент

С перевала уходили уже в сумерках. От Булухтинских ворот в сторону хутора идёт затяжной подъём с двумя поворотами. Уже почти одолели тягун, как Сёма чихнул и заглох. Не хватило разгона, а переключиться на передачу ниже Фома не успел. Вновь выручили кирпичи под задние колёса. Двадцать минут маеты и экипаж двинулся дальше.
Стая уже устала сегодня от сюрпризов. Приятных и не очень. Всем не терпелось добраться домой…
Уже перед самым имением, пропуская попутку, Бурелом снова заглох. И опять операция «Новичок на дороге». Скатился назад, попав задним колесом в кювет. Это остановило машину. Из канавы и стартовали. Благополучно заехали на территорию имения. Облегчённо выдохнули все. И люди. И Боги.
Герда после ужина даже не пошла прогуляться. Тут же рухнула на матрас и мгновенно уснула. Как же она утомилась за сегодняшний день!..
Спали Буреломы беспокойно. Снилось им явно что-то очень динамичное.
А ещё они пропустили баню…

Снято Canon EOS 7D, объектив Canon 18-200

дневникфотографияалтайветерпеременбурелом
25%
0
92
25.558 GOLOS
0
В избранное
Ветер Перемен
Измени свою жизнь не изменяя себе.
92
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (2)
Сортировать по:
Сначала старые