30 июля (Алтайские дневники. Хроники Зимогоров)

И на это утро у Фомы были грандиозные планы. Да, да. Снова приступить к основам вождения.
Авторы уже исчерпали свои шаблоны описания туманов. Отметим: он был. И довольно плотный.
В семь, как планировалось, выехать не удалось. Не позволили мелкие заботы. Выехали на полчаса позже. К этому времени проснулась Таня. Её взяли штурманом. И, как позже выяснилось, совсем не напрасно.
Бурелом опустил стёкла и открыл все форточки. Он знал, что, несмотря на утреннюю прохладу, ему придётся жарко.
Фома влез на водительское кресло. Он старался быть максимально собранным. Так. Проверить уровень масла. Здесь порядок. Теперь тосол. Долил до уровня остатки. Запас охлаждающей жидкости закончился. Грустно. Но поправимо. Включаем массу. Снять со скорости. Можно заводить.
Завёлся Сёма с третьего раза, когда Фома сообразил вытянуть ручку подсоса. Не так уж и плохо для первого раза. Греем до 40, давление есть, зарядка пошла. Мотор работал ровно.
Прогрелся двигатель быстро. Наступил очень волнительный момент для Бурелома. Нужно выезжать. Таня уже открыла ворота и ждала снаружи. Фома отпустил ручник, воткнул первую. Пытаясь уравновесить противоположное движение педалей газа и сцепления, он заглох. И ещё раз. И ещё…
Упорство принесло плоды. Через энное количество попыток получилось отпустить сцепление и не дать заглохнуть двигателю. Машина должна была тронуться. Но почему-то оставалась на месте. Фома газовал, а она стояла.
- Не включил скорость? – была его первая мысль.
Ещё попытка. Машина стоит. Фома ничего не понимал. Заглушил двигатель, сидел, немо глядя в окошко. Подошла Таня.
- Ничего не пойму. Скорость воткнул, а не еду, - растерянно пробормотал Фома.
- Давай ещё раз. Я снаружи посмотрю.
И вновь сцепление-скорость-газ. Стоит.
- Колёса крутятся. Трава мокрая, - разгадала загадку Таня.
Газанув посильнее, Фома стронул Сёму с места. Включать передний мост не потребовалось. Теперь нужно было как-то выезжать за ворота. До этого момента они казались Фоме вполне нормальными. А теперь вдруг стали почему-то очень узкими. Усохли за ночь? Бурелом ещё совсем не чувствовал габаритов Сёмы.
Фома и сам не понял и потом не мог описать, как он выехал. Обошлось без царапин. Перепрыгнув кювет в повороте, Сёма приткнулся у обочины. Ждали, пока Таня закроет ворота. И началась учёба. Для новичка главное научиться трогаться. Без рывков. И не глохнуть. Получалось это у Фомы через раз. Почти сразу затекала левая нога, работающая со сцеплением. Нашим героям везло, посторонних машин почти не было.
- Смотри в зеркала.
- Не бросай сцепление.
- Газу дай ему!
- Глохнет – выжимай сцепление.
- Оборотов ему не хватает.
Слышно было лишь Таню. Фома молчал, пытаясь воедино связать для себя эти, вроде бы простые, операции. Доучились до хутора. Пятьсот метров необычной со стороны езды. Дальше дорога шла вверх извилистым змеем. Нужно миновать хутор и уйти за Булухтинские ворота. Там дорога вновь приходила в себя и шла по ровному. И видимость отличная, без поворотов. Очередная удачная попытка тронуться и Фома, прибавив газу, начал движение мимо хутора. Даже удачно переключился на вторую передачу.
- Вправо сильно жмёшься. Видишь колею свою? Смотри в зеркала, - из Тани получился хороший штурман.
Фома, почти не изучив машину, принял решение не включать третью скорость. Ох, уж эти новички за рулём… Решил, что рано ему ещё разгоняться. Нужно оставить себе запас времени на принятие решения при чрезвычайной ситуации. За воротами продолжили учиться трогаться. Сёма терпеливо сносил выпавшего на его долю первоклассника. Встречные и попутные машины Фома пропускал, вжавшись в обочину. Не готов к расхождению – стой. Развернулись на полевой дороге в Осокин. Пора было ехать домой. Деревню миновали на скорости 30 км/ч. Бурелому она показалась 1-й космической.
Перед имением дорога идёт в небольшую горку. Переключаясь на первую, Фома заглох. Машина тихо покатилась назад. Бурелом лихорадочно завертел руль, пытаясь понять, куда его вращать, чтобы прижаться к обочине. Про тормоз он позабыл от волнения. Впереди «слепой» поворот.
- Тормози, - спокойный голос штурмана привёл Фому в чувство.
Он нашёл ногой педаль. С горем пополам прижал Сёму к обочине, скатившись до ровного. И вовремя. Навстречу прошла машина. Ещё попытка одолеть горку. Почти. Не дожал газ и вновь заглох. Опять машина завиляла по всей дороге, скатываясь под горку. Тормоз снова забыт. А сзади шла машина! Фома почти запаниковал. Прямо сейчас ему не тронуться. Машину он к обочине не прижал. А догоняющие уже близко. И он принял единственно верное в этом положении решение: нажал на тормоз. Машина встала посередине дороги. Жигули благополучно объехали Сёму на приличной скорости. И водитель не крутил у виска, как ожидал Фома. Опыт подсказывал, на дороге бывает всякое. Стоит уазик посреди дороги. Ну и ладно. Главное не лежит. И водитель в буханке есть, спокоен. Стоит на осевой – объеду.
Фома вновь скатился, едва не попав правым задним колесом в кювет. Горку взяли с третьего раза. Заглох уже повернув к воротам. Канавы требовали прибавить газу, а уже давно взмокший Бурелом боялся не попасть в ворота.
- Чего ж они такие узкие?!..
Рывками, раза за четыре, Фома преодолел двадцать метров и вкатился в открытые ворота, сам не понимая до конца, как это у него вышло. Приткнув Сёму у дома, Фома какое-то время сидел, положив обе руки на руль. Медленно приходил в себя. Остывал вместе с Сёмой. Ох и помучил он сегодня своего железного друга! Но тот оказался на высоте. Не подвёл. И терпел. Наш человек. Будем дружить. Подошла Таня.
- Вы молодцы! Всё получится у нас. Для первого раза хорошо.
Буреломы пошли варить кофе. Да и Герду пора было выпускать из плена. Хватит ей уже дремать.
На веранде, уже со стаканом кофе в руках, Бурелом спохватился:
- Вот так так! На ручник не поставил. Массу не выключил. Ай да молодец!
Для Фомы это утро запомнилось надолго. Очень уж он поволновался сегодня. Но как бы там ни было, а уже пришла пора идти на пасеку. Герда получила кость. Тане поцелуй. Можно выходить.
Дорогой Фома снимал на видео… дорогу. Дорогу Фомы Бурелома на пасеку.
Шёл двенадцатый час. Уже было жарко. У пчёл закончилась вода на солонце и они печально сидели вокруг бака. С нетерпением ждали Бурелома.
- Сейчас ребята. Сей момент, - проносясь мимо с вёдрами, успокоил их Фома.
Время за полдень. Мокрый Фома присел в медогонке. Раздумывал, что сейчас ему. Обедать или писать. Однако планы его беспощадно скорректировал Степаныч. Головастика Фома, как всегда, услышал загодя. А потом и увидел. В кузове стояла мёдокачка и сидели Серёга с Даней. Качать мёд сегодня! Значит, отложить всё. Пока молодёжь разгружала уазик, Бурелом освободил медогонку от лишнего. Поздоровались, переоделись, наметили схему отъёма мёда и за труды.
- Воры приехали, - обратился Дед к пчёлам, направляясь к первому улью с разноской. Фома следовал по пятам со своею. Серёга служил связующим меж бомбящими и качающими. И завертелось колесо. Степаныч хотел перед сенокосом выбрать весь мёд. Потом некогда будет. Грядёт страда скотовода. Мёд оставляли лишь в нижних магазинах. Это пчёлам на зиму. Уже на втором улье Фому ужалили две пчелы в спину. Пребольно. Терпел. Тут не до себя. Втягивались в ритм. Через полчаса достала Бурелома третья пчела. В правую руку, в сосуд. Кисть тут же отекла. Яд попал в кровь и Фома немного поплыл. Ощущение было, будто выпил немного. Забытое уже чувство. На ногах держался и ладно. Не дать себе расслабиться. Вот откачаем до конца, тогда и понянькаем себя. Донимала жара. После половины ульев силы Фомы почти иссякли. Кружилась голова, бросало в пот, подрагивало в коленях. Держался Бурелом исключительно на характере. В редкие перерывы сидел в сторонке, в тени. Жадно пил воду, курил. Потом без вздохов натягивал маску и твёрдо шёл за Дедом. Потроша ульи, Фома старался не поднимать голову от рамок. Иначе он непроизвольно начинал считать предстоящее им пройти. Энтузиазма это не добавляло. Он внимательно следил за действиями Степаныча. Слушал, что тот говорит. Изредка связь с Явью прерывалась. Ненадолго.
Обедать не стали. Некогда. Потому и управились к половине шестого. Молодёжь покинула пасеку на велосипедах. Юность трудно утомить. Она требует движения и движения. Старшее поколение по дороге домой накосило ещё травы для кролей. С красными вкраплениями клубники. Изысканно получилось.
Оставшиеся полкилометра до дома Фома брёл на автопилоте. Устал и пчёлы нажарили порядком. Пять цапнули точно. А может и больше. Вяло поужинал, добрался до дивана и провалился в забытьё.
В суете событий мы упустили очень важное. Вчера Герде исполнилось три месяца. У щенов до года день рождения ежемесячно. Счастливые. Юница заметно подросла. На спине появилась полоса жёсткой ости. И она стала напоминать дикобраза. Очень потешного. Изменились и её игры. Теперь она увлеклась футболом. Тремя мячами сразу. На мелочи Дева не разменивалась. Побеги не удавались в связи с увеличением размеров тела. Она просто перестала проходить в заборные дырки, а перепрыгнуть ещё не могла. Зато теперь она стала прыгать на Фому и Таню. От чего те пытались её отучить. Ещё она с лёгкостью запрыгивала на диван Старших. В их отсутствие. Вожак ругался и прибегал к Вениамину. Но диван так манил…
Особенно притягательно было место Вожака.
По нраву пришлись ей и кости. Она почти перестала отыскивать и грызть камни. С первой полученной костью она не расставалась четыре часа подряд. И никакие внешние раздражители не в силах были её отвлечь. Теперь обглоданные кости встречались повсюду. В доме, на веранде, перед крыльцом. А особенно ценные, с точки зрения Чёрной Молнии, прятались по всей территории имения. Она помнила каждую. Буреломы не трогали костяное имущество Младшей. Кости эти перешли в разряд игрушек.
Спокойней ходила Герда и на поводке. Сказывались ежедневные тренировки. Особая заслуга здесь Тани. Она больше времени уделяла этому процессу, нежели Фома. Уже не рвалась псица с повода, подобно мустангу. Вообще стала заметно спокойней. Но всё ещё продолжала поиски брешей в характере своих любимых Старших. Росла Дева и радовала Буреломов.
Около десяти вечера Фома очнулся. Вяло побродил по двору. Закрыл на ночь Сёму. Из-за Южной горы выглянула луна в свите облаков. Полночь. Девы уже видят седьмой сон. Пора и Бурелому. Уснул почти сразу. Очень длинный день мелькнул хвостом перед глазами и был таков. На смену ему где-то уже шёл другой…
Никак без белого коня…

1.jpg

Снято Canon EOS 7D, объектив Canon 18-200

дневникалтайбуреломфоторафияветерперемензимогоры
51
29.218 GOLOS
0
В избранное
Ветер Перемен
Измени свою жизнь не изменяя себе.
51
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые