Ева Люция. Глава 3

7 лет назад. Юго-западные границы Нового Союза. Ник.


Мир движется как в замедленной съемке. Огромные болты, прошивают сержанта насквозь. Его вечно горящие глаза затягивает паволока тумана. С громким металлическим лязгом экзоскелет падает лицом вперед. Щиток срабатывает раньше реакции тела и автоматически отшвыривает меня за угол. От мощного удара о стену голова идет кругом. Карма реагирует практически моментально, но все равно недостаточно быстро. Рука не двигается. Время возвращает свой ход.

Очередь прошла наискось, зацепив правое плечо. Сервоприводы еле слышно зажужжали, стягивая ткань на термомеде, боль практически сразу пропала. Щиток отображал текущее состояние тела, я следил за ним краем глаза, считывая данные подсознательно.

Введена доза обезболивающих средств...

Уровень повреждений 37%... 

Кровотечение остановлено... 

Двигательные функции восстановлены…

Введена доза противовоспалительных средств…

Амир лежал без движения в двух шагах от меня, в проходе, щиток докладывал о критическом ранении. Из-под тела сержанта медленно растекалась багровая лужа. Я с трудом оторвал взгляд от тела и осмотрелся. Вокруг кипело сражение. В висках пульсировала кровь, голова раскалывалась, гулко и мощно стучало сердце, разгоняя адреналин по и так дрожащим от перевозбуждения конечностям. 

Тук-Тук. Очередь из крупнокалиберного пулемета вышибла осколки бетона из угла, за которым я укрывался. Где-то вдалеке послышался голос Дока, старающейся перекричать эхо от взрыва гранаты. 

- Ник...

Тока, Грэг и Лан удерживали правый проход, периодически бросая взгляды в мою сторону. У всех в глазах стоял один единственный вопрос. 

Можно

Я помотал головой. Как же тяжело сосредоточиться. Щиток пропустил по телу электрический разряд.

Тук-Тук. Тук-Тук. Ток вернул меня к реальности. Взгляд сфокусировался, мир временно перестал покачиваться перед глазами. Я встряхнулся и опустил голову вниз. Амир - самая приоритетная задача. Карма передала на экран рассчитанные вероятности - у меня не получится вытащить его самостоятельно. Внезапно горизонт скривился и поехал в сторону. Сервоприводы остановили заваливание тела на бок, во рту стояла горькая, вязкая слюна с железным привкусом. Экзокостюм перестал реагировать на попытки тела удержать равновесие, но мозгу все равно казалось, что пол движется под ногами. На краю сознания прозвучал новый окрик Сюин, на этот раз он слышался четче.

- Ник... 

Тук-Тук. Руки дрожали, как после глубокого погружения, перчатки не реагировали на тремор, оставаясь практически неподвижными. Очередной осколок с силой ударил в щиток, от чего голову мотнуло в сторону. Перед глазами всё расплылось, внутри шлема зазвенело. Новый удар тока привел мысли в подобие порядка. Время утекало, как песок сквозь пальцы, - угол стены неумолимо таял от каждого выстрела, приближаясь все ближе, как разинутая пасть голодного хищника, готового оторвать от меня пару кусков. Клим спокойно сидел рядом, привалившись к стене, в ожидании следующего приказа и раз за разом передергивал затвор и спускал курок на незаряженном тяжелом болтере

Тук-Тук. Карма считала мои намерения и показала вероятности летального исхода для каждого варианта. Не подходит. Не подходит. Слишком много трупов. А так задача будет провалена. Не могу сосредоточится. 

- Ник! - Сквозь пелену в ушах прорвался крик Дока.

Одновременно со звуком ее голоса срабатывает шокер экзокостюма, ток наконец окончательно вырывает меня из плена замешательства. Я перевожу взгляд на Сюин. В ее глазах стоит отчаянная мольба. Нет, еще рано. Я чувствую, есть что-то большее. Мотаю головой и погружаюсь в свои мысли. 

Это моя вина…

Не сейчас! Что бы ни случилось, не сейчас. Я должен думать о решении, должен искать путь. 

Экзокостюм сдвинул меня на пару сантиметров левее, через секунду от стены отвалился кусок и на том месте, где только что стоял я, пронеслись несколько болтов. 

Точно. Вот оно. 

Решение всегда было на поверхности.

- Док? - Лицо Сюин появилось в правом углу щитка. Она заливала пеной дыру в плече Лана, лежащего за спинами Токи и Грэга. На высоком лбу выступил пот, она часто дышала, и сосредоточенно делала свое дело. 

- Да. - Девушка не отрываясь от своего занятия, ответила несколько резковато, изо всех сил стараясь не смотреть в сторону умирающего Амира. 

- Карма говорит пять-семь секунд. Справишься? - мед пистолет в ее руке дрогнул. Сюин перевела взгляд на меня и какое-то время молча смотрела в глаза. Затем медленно кивнула, опустила голову обратно, решительно щелкнула степлером на краях раны Лана и похлопав того по здоровому плечу подошла ближе, затем разложила перед собой все необходимые инструменты, внимательно осмотрела каждый, заправила пистолет и стресс-шприц, немного подумала и кивнула мне снова. На этот раз уверенно.

- Подключи меня к нему. Напрямую. - Док не задавала вопросов и молча ввела необходимые параметры связи. В строке состояния возникла иконка соединения. 

Они не просто так оставили его там. Он не просто так еще жив. У меня будет не больше секунды, щиток сам не справится, собственно, потому экзокостюм ничего и не делает. Карма не уверена. Я должен сам принять за нее решение. И взять на себя ответственность за него.

Сознание перенеслось в экзокостюм Амира. Сержант лежал лицом в пол, щиток мог или толкнуть его вверх, или скрести руками по земле в надежде быстро подтянуть тело к углу. Но таким образом невозможно было бы моментально уйти с линии огня, пулемётчик заметил бы движение и сразу нашпиговал бы Амира свинцом. А он и так при смерти и потерял слишком много крови. Нет, нужно прыгнуть с места, по кошачьи, всеми четырьмя конечностями. Минус этого плана состоит в том, что человеческие суставы так не гнутся. Плюс - в том что у экзокостюма таких ограничений нет. 

Ориентируясь по памяти, я придал максимальное ускорение сервоприводам, прокручивая по кратчайшей траектории руки и ноги. Мышцы затрещали, разрываясь, кости хрустели по всему телу выгибаясь под неестественным углом, суставы вывернулись на сто восемьдесят градусов. Щиток передавал только часть болевых ощущений, но даже от этой малой доли захотелось умереть. Одним движением я оттолкнулся от земли, толкая тело сержанта в сторону Дока. Амир пришел в сознание и тут же закатив глаза снова провалился в беспамятство не издав и звука. Я разорвал связь, осознав, что все это время кричал от боли, ее отзвуки заполняли все мое тело, я часто и глубоко дышал, будто только что вынырнул из-под воды. Чтобы справится с приступом, уперся рукой в стену и сосредоточенно смотрел в пол, стараясь сдержать тошноту.

Щиток начал отсчет до смерти старшего товарища. Из прохода слышались раздосадованные крики, к низким выстрелам пулемета добавился стрекот автоматов.

Семь… Я медленно оборачиваюсь, все еще чувствуя себя неважно. Сюин активизирует экстренный протокол на экзокостюме сержанта. По ее щекам катятся слезы, но она уверенно втыкает иглу ему в шею и вливает в артерию стресс-коктейль. Амира начинает бить мелкая судорога, изо рта льется пена. 

Пять… Левой рукой Док заделывает раны в его груди, а правой закачивает искусственную плазму в вену. Проценты повреждений медленно ползут вниз, а вероятность летального исхода вверх.

Четыре… Огонь временно прекращается, видимо лента пулемётчика все же не бесконечна. В ушах звенит от опустившейся внезапно тишины. В этой тишине можно было отчётливо расслышать резкий вдох Амира, перешедший в крик и сменившийся заливистым кашлем.

Два… Сюин пробивает легкие сержанта двумя шприцами, большими пальцами оттягивает шток, откачивая кровь. Со стороны баррикад раздается предложение вступить в переговоры. 

Один… Зеленые лучи просвечивают ровно дышащего Амира, даже со своего места я отчетливо вижу кашу, которую из себя представляют его внутренние органы. Док сосредоточенно разглядывает его карту, недовольно качая головой, но щиток показывает стабильное состояние. На несколько десятков минут, может час. 

- Док. Неси его к тройке, дай распоряжение, пусть довезёт его в ближайшую больницу. Здесь от него толку нет. У тебя минута.

- Есть. - Сюин, будучи в полтора раза ниже Амира, легко подхватывает его на руки и бегом вылетает на улицу.

- Клим. - пулеметчик перевел на меня взгляд. Поняв, что требуется, он вытащил из за спины две ленты болтов. Поочередно поднимая ленты, он спросил:

- Валим или тащим?

Потерь не было, хотя могли быть. Двенадцатая поправка уже не действовала, Карма рекомендовала действовать жёстко. Но мы представители колыбели нового общества, мы руки матери, а не карающая длань справедливости. Детей не убивают за глупые шалости. Нам этого не простят. Мы не простим этого. Я этого не прощу.

- Мы должны вытащить их оттуда. Запрет в силе. Старайтесь не подставляться. Идем плотной группой, по два часа, Клим - двенадцать, он берёт одиннадцать - один, на подавление, я закрою пять-семь, остальные по стандарту. Щиты всё на свой фронт, рекомендации Кармы не вопреки приказам. Вопросы?

- Никак нет. - раздался нестройный хор бойцов сквозь щелчки перезаряжаемых болтеров и жужжание сервоприводов экзокостюмов, приводящих в движение тела людей, временно спаянных с машинами. Док к этому моменту уже погрузила Амира - поэтому без колебаний заняла место в строю вместе со всеми. Клим счёл необходимым похлопать ее своей огромной механической ручищей в бронированной перчатке по шлему и сказать, - Он крепкий. - Пулеметчик отвернулся от казавшейся хрупкой на его фоне девушки и взяв на изготовку огромный болтер, добавил - Час - три тебе, тащим.

Док кивнула, все еще пребывая в прострации. Бойцы заняли свои места и синхронизировали головные компьютеры на работу в группе из шести. Через несколько мгновений мой щиток доложил о готовности и отобразил камеры бойцов, позволяя наблюдать всё вокруг на 360 градусов. 

- Отправляем переговорщиков. - Мой голос, усиленный с помощью динамиков разлетелся по окружающему пространству. Сервоприводы двинули шестёрку бойцов вперед. Мы двигались под контролем Кармы спаяно и чётко, как единый живой организм, как огромный металлический дикобраз, ощетинившийся своими стальными иглами.

Со стороны баррикад практически сразу раздались недоумевающие возгласы, не дав им перейти в стройный хор я спокойно скомандовал, - Огонь.

Клим нажал на курок. Солнцеед дернулся в его руках, как древний кошмарный монстр, которого может контролировать и держать в узде только титан с циклопической силой, коим и являлся Клим в своем экзокостюме. Низкие частые взрывы тяжелых снарядов плотно заполнили пространство, баррикады разнесло в щепки. Послышались крики. 

На небольшом расстоянии от нас образовался и громко загудел пузырь энергетической защиты. Под его прикрытием мы двигались в сторону лестниц на второй этаж, где по мнению Кармы находились организаторы нападения. В холле, через который мы проходили, обнаружились заложники, по крайней мере основная их часть. У стены лежали шесть тел, накрытых какими-то тряпками, судя по одинаковым ботинкам и одежде - охранники несшие службу в этом административном центре. 

Плотный огонь Клима подавлял сопротивление, Лан точными выстрелами перебивал позвоночники показывающихся противников, Док стабилизировала состояние раненых. Спокойно. Буднично. Быстро. Каждый раз задаюсь вопросом, зачем я начинаю с переговоров, когда решить вопрос силой было бы проще? После боя Сюин стабилизирует всех бойцов и в состоянии живых трупов их отвезут в больницу. Там в прямом смысле дивергентов вернут с того света и поставят на ноги, чтобы на суде они могли твердо стоять на своих двоих. 

Я наблюдал с помощью мониторов в углах щитка за происходящим с фронтальной части “ежа”. Уже больше года мы занимаемся одним и тем же: пытаемся убедить восставших людей сложить оружие до того, как начнётся стрельба, которая значительно ухудшит их положение. Но они глухи, они только кричат и требуют. Реальность же всегда расставляет всё по своим местам - побеждает тот, кто слушает, потому что внимающий - сомневается, а убежденный, - ошибается. 

В своей уверенности они ищут повод для атаки, затем бьют и радуются, когда их противник падает. Будто то, что ты сильнее делает твою позицию твёрже. Откуда в них берётся это стремление к разрушению? Да, Карма не идеальна, как и всё вокруг, но это же не повод уничтожать мир. Чем больше людей присоединяется к Новому Союзу, тем больше появляется тех, кто против этого. Не против чего-то конкретного - против всего. Как безумные последователи Ктулху из тёмных кошмаров Лавкрафта, они поклоняются разрушению, будто их ведут тёмные Боги, что шепчут о невообразимом величии и эфемерной свободе, взамен на вечное рабство и бесконечные жертвы. Будто в свободе танцевать на человеческих костях под кровавым дождем может быть какое-то величие. Они кричат о том, что Карма отбирает у людей эту свободу и по их мнению это даёт им право лишать других возможности принимать решение самостоятельно. 

Лишённый сомнения - слеп

Его действия скупы и однообразны. Его позиция тверда, отчего уязвима. Поэтому мы никогда не атакуем первыми. Даже когда драка неизбежна. Даже когда промедление может стоить нам жизни. Наша работа вывести их, живыми. Воспринять их аргументацию, донести эссенцию их знания до всех. Мы правы. Иное мнение лишь дополняет нашу правоту, позволяет искоренить причины ошибок. 

Сомнения полируют уверенность. Именно поэтому мы не боимся слушать.

Мы добрались до лестничного пролета. Я отдал приказ на изменение секторов обстрела, и перенёс большую часть мощности щитов наверх. Карма показывала критически низкий уровень заряда батарей. Нужно торопиться. Хотя группа практически не встречала сопротивления, поднимаясь все выше, мы двигались очень осторожно. 

Зло нужно объективизировать и демонизировать, для того чтобы решиться рисковать своей жизнью ради его уничтожения. Заклейменное злом не имеет права открывать рта, оно говорит на запретном языке, его речи лживы и вводят в заблуждение. Я слышал сотни оправданий, - что любой режим, в котором насилие является одной из основополагающих доктрин, должен быть уничтожен. Вот так лёгким мановением руки что-то или кто-то объявляется злом, хотя само определение этой так называемой справедливости содержит в себе прямое противоречие - насилие не уничтожает насилие, оно множит само себя. По логике чудовищ клин вышибается клином. 

На втором этаже обнаружилась вторая группа заложников. Люди были деморализованы, но физических повреждений и глубоких психических травм не наблюдалось. Мы ненадолго задержались, объясняя обрадовавшимся спасению гражданам, что необходимо еще немного подождать, пока мы не обезопасим все помещение. Тока оставил у входа небольшую автоматическую турель, которая могла бы сдерживать небольшую группу нападающих в течении нескольких секунд и оповестить нас о необходимости помощи. Группа продолжила восхождение.

Есть только одна проблема - чудовищ не существует.  Есть только мы - несовершенные люди, которые часто ошибаются. Человеческий разум склонен к лени, к ослаблению рационального иммунитета к смертельному вирусу веры. Работа функционеров - рисковать своими жизнями, чтобы дать возможность тем, кто хочет нас убить, выразить свою точку зрения с позиции равного, а не с позиции террориста. Самое важное - спасти тех, кто заблуждается. 

Потому что ими можем оказаться мы.

Внезапно лестница закончилась. Клим уже некоторое время не вёл огонь, спокойно обозревая окрестности. Солнцеед был перезаряжен и успел остыть, поэтому пулемётчик придерживал ствол рукой. Тока просканировал комнату перед нами, команда для этого ему была не нужна, каждый и так знал, что от него требуется.

- На два и на десять. - сказал техник, отправляя мне тепловую карту находящегося за дверью. Ефрейтор, немного подумав, добавил, - это очевидно, но справа заложник.

Я кивнул. Группа ожидала приказа, не двигаясь с места. Карма рекомендовала снять противников через стену, чтобы минимизировать возможность потерь среди гражданских. И она не ошибается, мы точно закончим операцию, после этого. Никто не будет убит, повреждения не будут перманентными. Я должен верить ей. Но мне этого недостаточно.

Для того, чтобы доверять ей, я должен сомневаться. 

Я хочу этого. Я хочу знать, в чём их причина

По варианту со стрельбой сквозь стену, вероятность летального исхода одного из участников конфликта составляла менее четырех процентов. По придуманному мной сценарию система отображала вопросы вместо вероятности. Очередная развилка. Стабильные шансы или риск с непонятным исходом. 

В чём смысл жизни, если все известно заранее? 

- Клим. - Гигант слегка повернул голову в мою сторону, в чём в общем-то не было необходимости, я видел его лицо на стекле перед глазами. - Держите пролёт. Я пойду с Ланом. Док, будь готова колдовать. 

Сюин кивнула и спустилась по лестнице на пролёт ниже вместе с Токой, Климом и Грэгом. Гигант развернул Солнцеед в боевое состояние, сошки упёрлись в землю, пулемёт хищно раскрыл свою металлическую пасть. Лан лёг на спину в угол, на лестничной площадке и, облокотив голову на перила, положил оружие на живот, так чтобы ствол лежал между ног. Если дойдёт дело до стрельбы он сможет быстро снять обе цели. Я открыл снайперу доступ к своим камерам, Лан быстро подстроился под новые условия. За стеной слышалось какое-то шевеление.

Щиток перевёл остатки энергии на фронтальную защиту. Я медленно открыл дверь, держа руки поднятыми. Болтер лежал у меня под ногами, так чтобы находящиеся в комнате могли его видеть. Я переступил через свое оружие и зашёл в комнату.

Справа стоял высокий брюнет. Его чёрные волосы были аккуратно подстрижены и явно старательно укладывались не один раз. Мужчина и кабинет, в котором мы находились, дополняли друг друга, как клинок и ножны. Строгий, идеально сидящий костюм двойка гармонировал с цветом стола и кожаного кресла, стоящего у огромного окна во всю стену. Твёрдо держа в руке плазменный пистолет, ствол которого упирался в голову женщины среднего возраста, мужчина спокойно смотрел на меня. Я посмотрел на заложницу. Карма определила её как управляющего этого административного центра. Ноги женщины подрагивали, но она не издавала никаких звуков, просто наблюдала за мной, приподняв подбородок, ожидая когда ситуация разрешится тем или иным способом. 

Слева, с автоматом старого образца, дуло которого было направлено мне в грудь, стоял парень примерно моих лет. Юноша бледный со взором горящим. Я уже видел этот взгляд. Искренняя уверенность в абсолютной праведности своих мыслей и поступков. Заблуждение ребенка, которое зачастую невозможно преодолеть самостоятельно, заблуждение, которое иногда остаётся с нами на всю жизнь.

Чувства обманывают.

Парень слева подсветился зеленым светом - Лан пометил его как заочно недееспособного, он не успеет даже подумать о том, чтобы нажать на курок, как будет деактивирован. Не говоря уже о том, что простые пули даже не пробьют мощные щиты функционеров. Мужчина справа неожиданно заговорил, его губа изогнулась в усмешке.

- Добро пожаловать в мою скромную обитель, мальчик. - Брюнет немного склонил голову в поклоне и отвел свободную руку за спину, имитируя легкий реверанс. Не дождавшись реакции, он продолжил. - Видишь ли, раньше это здание принадлежало мне, я сам его построил, на свои собственные деньги. 

С каждым словом тон говорящего становился все резче. На последних словах он несколько раз с силой топнул ногой . Эхо вторило его словам, усиливая резонанс от голоса, сами стены вибрировали, поддерживая негодование своего хозяина, - Я был уважаемым человеком, потому что всего добился сам, своим трудом, своим потом. Я родился в трущобах, я учился на выброшенных на свалку книгах, когда другие лежали в теньке в пьяном угаре. Я работал в порту, когда другие грабили склады и убегали от полиции. Я своими руками вытащил себя за шкирку из дерьма, в котором тонул. Я это сделал. Один. Никто не помогал мне, ни ты, ни ваша дебильная система. Я сам создал эту компанию. И теперь приходите вы, на все готовенькое. Сначала лишаете меня рабочих, потом отбираете мое здание, а затем ваша так называемая Карма говорит, что мне недостаёт понимания этики, для управления моим же, мать вашу, делом! - Под конец фразы мужчина перешёл на крик. Некоторое время после того, как он замолчал воздух в комнате гудел, будто наэлектризованный. Я не сразу нашёлся, что ответить.

- Судя по тому, что произошло после, - я обвел взглядом помещение, и кивнул в сторону выхода - Она оказалась права?

Мои слова произвели эффект разорвавшейся гранаты. Процентная вероятность убийства заложника немного упала, а вероятность моей смерти выросла. Глаза мужчины полыхнули, кожа лица слегка побледнела, он шумно и резко вдохнул воздух через расширившиеся ноздри.

- Кто ты такой, чтобы судить меня? - прорычал брюнет низким голосом. - Вы - просто банальные грабители! Всё ваше “могущество”, - мужчина выделил это слово, скривив губы, - строится на том, что вы отбираете чужое богатство.

Я уже слышал это. Десятки раз. Победитель уверяет всех, что именно усердный труд привел его к успеху. Что автоматически ставит неудачников в положение лентяев. Проблема в том, что успешность не связана с прилагаемыми усилиями, потому что эти понятия не обладают признаками причины и следствия

Не все те, кто добились успеха прилагали максимально возможные усилия, среди проигравших есть те, кто прикладывал кратно большее количество сил и всё равно потерпел поражение. Значит это не причина

Не все те, кто прилагают максимум возможных усилий добиваются успеха. Любой не может стать любым - это иллюзия. У тебя есть ограниченное количество попыток, и каждый последующий провал будет дороже предыдущего. Значит это не следствие

И то и другое может быть одной из причин, или одним из следствий. Но что объединяет победителей и разнит их от всех проигравших? Эта переменная стабильна, в любом успехе она занимает значительное место, как бы победители не старались закрывать на это глаза.

Чтобы увидеть её, нужно потерпеть поражение. Проиграть так, чтобы цена поражения была выше того, что ты можешь себе позволить. Проиграть тогда, когда ты сделал всё что мог, больше чем мог. И всё равно проиграл. Мало того, у тебя больше не осталось попыток - курок взведён и ты уже чувствуешь запах масла и пороха.

Но победитель живёт в иллюзии. В парадоксе выжившего. Он не знает причину прошлых побед, но думает что знает. Дополнительные ресурсы дают ему возможность пытаться. И в этих попытках он утрачивает реальность, заменяя ее на уверенность. И в этой уверенности он действует. Пока удача наконец не предаёт его.

- Вам предлагали компенсацию. Вы отказались. - Карма постоянно пересчитывала вероятности стечения обстоятельств и последствий с летальным исходом, они медленно но верно увеличивались.

- Предлагали? - голос бывшего владельца здания задрожал. - Это был долбаный ультиматум! Бери деньги и уезжай, или оставайся и потеряй всё… - мужчина закончил гораздо более тихим голосом. Я с трудом разбирал то, что он говорит. - Это мой город, мой дом. Я вырос здесь. Я не хочу никуда ехать, я не хочу ничего менять.

Все мы отказываемся признавать собственное поражение. Мы до последнего верим, до последнего находим себе оправдания и объяснения происходящего. Какова бы ни была реальность, никто и никогда не будет считать себя плохим человеком. 

- А чего вы хотите?

- Я хочу свободы. Я хочу, чтобы мне не указывали, что мне делать. Я имею право поступать так, как хочу. - Брюнет смотрел мне в глаза, его голос источал уверенность. Он не видел противоречия в своих словах, или не хотел его видеть.

- Например так, как вы поступили сейчас, здесь? Извините, но общество считает, что это неприемлемое поведение. Для того, чтобы жить как хочешь, нужно быть живым. Но вы лишили этой возможности как минимум шесть человек. 

- Вы нас вынудили. - В голосе бывшего владельца звучала обида. Его слова - типичное оправдание ребенка. Я чуть было не сказал это вслух, но вовремя заставил себя замолчать.

- Чтобы делать, что хочешь, и не делать того, что тебя вынуждают, надо хотеть того, что не мешает другим. 

Некоторое время мужчина молчал. Человеку необходимо пережить потрясение, чтобы усомнится в фундаменте своей веры, иначе он лишь перекрашивает фасад, не меняя сути своих убеждений.

- Иными словами, ты просто говоришь, что я должен делать то, что мне говорят, жить как скот и быть счастливым от этого? - Брюнет смотрел на меня, сузив глаза, уголки его губ опустились вниз, а голос стал резким, низким и грубым.

- Это совсем не то, что я сказал. - Лишённый сомнения слеп. Его глаза видят только то, что он хочет видеть, его уши слышат только то, что он хочет слышать. Этот фарс становился опасным.

- Оглянись! Посмотри что вы сотворили с миром, - мужчина выплюнул это мне в лицо, указывая пистолетом на окно, за которым виднелись пустые и тихие улицы одного из древнейших европейских городов. После небольшой паузы, он продолжил - Вы будто чума, будто саранча, высасывающая жизнь из всего живого. Посмотри на самого себя. Ты - зомби

Я повернул голову и увидел собственное отражение в стекле окна напротив. Поймал взгляд слезящихся глаз с не закрывающимися веками, жёлто-розовые шрамы вместо бровей, зияющие дыры вместо носа, покрытую местами пожелтевшими буграми заживших ожогов кожу. Истинное лицо моей деятельности. Оно как нельзя лучше мне подходит. 

- Мы смотрим на одно и то же, но видим разное. 

При продолжении переговоров вероятность смерти заложника составляет 84%... Отобразилась надпись красным цветом в углу щитка

- Вы будете перенаправлены в один из ближайших городов, где пройдет открытый суд, на котором вы сможете выразить свою позицию. Вас услышат. - Силуэт мужчины все ещё был отмечен красным. Снайпер не видел открытой уязвимости, даже с помощью камер моего костюма. Я мысленно дал команду щитку передать приказ Лану. - Через заложника.

Проделав небольшую рваную дыру в стене выпущенный Ланом болт попал в заложницу. Женщина закричала, схватившись за пробитое выстрелом плечо и осела на пол. Снаряд прошел навылет через мягкие ткани, не зацепив жизненно важных органов, и, выйдя с другой стороны, оторвал кисть брюнета держащую пистолет. Второй и третий выстрелы раздались практически одновременно с первым. Парень слева упал бесформенной кучей, от его шеи растекалась кровь. Мужчина лежал у моих ног, парализованный вторым попаданием, его взгляд был преисполнен ненавистью, которую, казалось, можно пощупать. Бывший владелец ничего не говорил, лишь тихо и низко рычал.

- Док. - Сюин вбежала в комнату и, оценив состояние людей, сначала остановила кровотечение у брюнета. Мне больше нечего было ему сказать. Карма обновила состояние.

Задача выполнена…

Потери среди Гражданских - нет…

Потери среди сотрудников охраны порядка - 100%...

Потери среди личного состава - 14,28% (из них тяжело ранено 100%)...

Потери среди дивергентов - нет…

В здание начали прибывать медики и спасатели, которые занялись своей привычной работой. Снаружи стояла прекрасная погода, солнце ярко светило, отражаясь в стёклах старых домов. Я стоял у огромного окна в человеческий рост и смотрел вниз, на витиеватый узор улиц, сплетённый без какого-либо порядка в настоящий лабиринт. Занимаясь привычной работой - открывая запросы Кармы на комментарии и пояснения к своим действиям и решениям принятым во время выполнения миссии, я думал.

Может быть, нас действительно должна вести удача? Чтобы за каждым поворотом могло скрываться что угодно, от страшного чудовища до прекрасной принцессы. Такое приключение затягивает, особенно если кто-то хитрый и большой подбирает противников тебе под стать, так, чтобы у тебя всегда был шанс справиться. Но бесконечные войны затягивают, подменяют Смысл на стремление к победе.

Я держал в руке её кулон. Маленький монстрик с растрепанными красными волосами смотрел в пустоту. Я сжал его в ладони и убрал за пазуху. Ты сражалась с чудовищами, которых не существует. 

С кем сражаешься теперь?


евалюциябудущееобществовойна
9
0.177 GOLOS
0
В избранное
Rusty_looser
Пишу книгу. Буду выкладывать по мере написания) Где-то раз в две недели по главе, наверное. Надеюсь, что скоро также добавлю иллюстрации)
9
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (0)
Сортировать по:
Сначала старые