Записки Чужака 00000: Обмен

Я сидел на склоне берега огибающей городок реки, когда странная, будто чужая, мысль оглушила меня.

- Разрешите представиться, Бафомет.

Взвесив ощущение внезапной угрозы шизофрении, в конце концов, я счёл вполне забавным ответить на непрошеную мысль. Так… в качестве баловства.

- Вы один из дьяволов, вернее – сатанинское божество, покровитель знаний?
- Оу, да ты, как я погляжу, эрудит! И давай сразу на ты, мы ведь знакомы много лет.
- Ну, годика два назад я проснулся, повторяя ваше имя, совершенно не понимая, что значит это слово и стал искать его в сети. Вот и нашёл в Википедии статью с вашим изображением и описанием.
- А.. эта карикатура. Ненавижу Гэбриэль за эту шутку. Кто знал, что она настолько долгоиграющая, но та верно выбрала одержимого – Леви был, и в узком кругу остаётся, весьма популярен. Круг этот связан с богемой, а творческие люди любят грешить с Вавилонской Блудницей, пихая мой образ куда ни попадя: в фильмы, книги, даже граффити. Вряд ли найдётся что-то более связанное со словом «сатанизм», чем перевёрнутая звезда и козья морда. Вот только это всё большая ошибка. И на транса с головой козла я не похож. Точнее не был похож… сейчас-то я вовсе не похож ни на что. Точнее похож на ничто.
- Стоп. Ты сказал, давно знакомы? А впрочем, что это я. Конечно я и я давно знакомы. Я же сам с собой сейчас разговариваю… не ожидал от себя такого потока сознания. Это что, с перекура? Сегодняшний внутренний диалог резв не на шутку…
- Я ведь знаю, ты помнишь, как оставшись один в комнате, ещё до времён детского сада, ты учился считать. Кто тебя учил? Голос в голове, объяснявший тебе что такое цифры, разве он мог быть твоим? Ведь это означало бы, что считать ты умеешь с рождения, а не учишься. Теперь ты не веришь, что я – не твоя мысль? Что вероятнее: ты единственный из 7 миллиардов себе подобных, с младенчества извлекаешь знания из ниоткуда, или что существует во вселенной ещё хоть что-то неизученное? Например, я. Ты думаешь, что говоришь сам с собой?
- Конечно. Ведь весь диалог происходит в моей голове.
- А что значит – «в твоей голове»?
- Ну, вот. Типичная заморочка. Голова в мире, а мир – в голове, и всё в нигде, да, да, и Сутру Сердца, и Лао Цзы и Пелевина я читал, спасибо, но сегодня я не в настроении разговаривать о бабочках.
- Так возьми и прекрати эту шутку, ведь, если ты разговариваешь сейчас сам с собой, то я тут ни при чём. Ведь никакого «меня» тогда нет.

Усмехнувшись вслух, я тут же осёкся. Холодок шока, расползался по спине и затылку. Выходило, что если я верю себе, и действительно говорю сам с собой, то, получается, что сказал я себе правду и говорю ни с кем иным, как с настоящим Бафометом. А если я говорю с ним, а не с собой, то верить ему не обязан, но… всё равно выходит, что я не сам с собой говорю. Тут уж как ни крути.

- Что-то я запутался.
- И не мудрено. Ты большой спец в области запутывания себя и других, уж мне, наблюдавшему за тобой десятки лет, можешь поверить. Ну, или можешь не верить. Ведь с тем, что ты не я, а я не ты, мы уже определились?

Ноги были ватными и перед глазами плыло. Это либо самая настоящая шиза, либо признак того, что мы действительно беседуем: верить в то, что я могу простым разговором довести себя самого до такой оторопи, это уж слишком. Я себе вещи говорил и страшнее, и грубее, и сложнее – и ничего, не поплохело ни разу. За любой подобной реакцией обычно стоял настоящий собеседник. Разве что раньше я всегда мог его видеть, а теперь…

- Упражняешься? Ну-ну. Смотри, так и впрямь до шизофрении себя довести недолго.
- Куда уж тут себя вести… и так докатился.
- Ладно, ладно. Подожду, пока ты успокоишься.

И тут всё стихло. Я мог думать как обычно, не ощущая внутри головы давления чужого присутствия. Это было похоже на ощущение после ухода гостей с праздника: ты вдруг остаёшься один в помещении, где недавно гудели и наполняли происходящее смыслом тебе подобные. Тут было так же, только «квартирой» был мой ум. Неужели правда?..

- Взял себя в руки?
- Да. Кажется.
- Не будем долго ходить вокруг да около. Ты знаешь, кто я на самом деле?
- Не знаю. То есть знаю – вы демон.
- Ошибаешься. Я ангел, или Сила, или один из Законов… в общем – механизм, если говорить вашим сегодняшним языком. А демоны это люди.
- Как это?
- А вот так. Запросто. Люди это те, кого они сами в своих легендах называют «демонами».
- Но это абсурд!
- Удивительно, насколько вы слепы. Подумай сам: человеку ради выживания приходится поедать других живых существ. Люди в большинстве своём ненавидят друг друга и мир вокруг. Или хотя бы испытывают неприязнь к ближнему. А жизнь считают несправедливой – причём именно к себе, а не к другим, – чужим несчастьям они обычно рады. Все порывы людей обусловлены либо стремлением их тел к размножению, либо желанием ощущать себя выше других. Люди живут в невежестве и очерняют всё, что ненавидят, ненавидя всё, чего не понимают: например, нас. Вы придумали целую схему добрых и злых сил, чтобы оправдать ненависть к непонятному некоей «битвой добра со злом», в то время как во вселенной нет ничего, кроме развития и обновления, а единственное зло – это невежество. И, наконец, люди живут в Аду.
- Звучит почти разумно, хотя я со многим бы поспорил. Разумно, кроме вот этого вот пассажа про Ад. В каком ещё Аду, что за религиозный бред?
- Подумай сам. Что делают в Аду? Горят. И вы горите. Окисление и горение – по сути одно и то же. Кровь черпает кислород в лёгких и разносит по всему телу, вы все прямо сейчас горите изнутри. Просто привыкли это игнорировать. Замечал, что выдох всегда тёплый? Думаешь, воздух так успевает нагреться простым теплообменом со стенками лёгких? Это реакция с выделением тепла. Твоя кровь буквально поджигается, разнося этот "огонь" дальше. И прекратить дышать ты не можешь – тут же начнёшь страдать.
- Окисление можно назвать своего рода горением, соглашусь. Но это всё выглядит как игра словами.
- Ваши тела постоянно разлагаются и отмирают, требуя насыщения жизнями растений и животных. Без поглощения чужих жизней на смену отмершим клеткам ваших тел не успеют, да и не сумеют вырасти новые. Кстати, новые будут ущербнее прежних. Так вы стареете, едва насладившись молодостью, только затем, чтобы немедленно начать жалеть о её уходе. Вы рождаетесь и умираете в муках, не выбирая где, у кого и как. И чаще всего вы страдаете, всё время между рождением и смертью, испытывая радость или счастье лишь в короткие промежутки времени – чтобы иметь возможность сравнить и знать, чего лишены всю остальную жизнь.
- Трудно спорить...
- Какой смысл спорить с очевидным? Вы находитесь в абсолютно тёмном пространстве, наполненном притягивающими любой предмет шарами раскалённого газа и прожорливыми «чёрными дырами». Вы изолированы, как опасный вирус! Вы не можете не то что выбраться за пределы своей тёмной вселенной, но даже до неё самой не способны добраться самостоятельно, и ждёт вас в космосе только адский жар, безумный холод, раздирающий вакуум и жёсткая радиация. Вы живёте на шаре из расплавленного металла и магмы, у вас под ногами тонкий слой застывшего расплава, частично смешанного с трупами и испражнениями всех живших до вас существ. Самое смешное, что трупы и кал, иными словами – почва – это самая плодородная часть того, по чему вы ходите. Вы называете её «земля», как, собственно, и всю свою планету. Как иронично! Вы вообще большие молодцы по части рассказать себе всю правду о себе, упорно её при этом игнорируя. В почву вы сажаете младших демонов, питающихся плодами смерти и разложения. Младших демонов, едва те достигнут пика развития, вы скармливаете старшим демонам – животным. А сами вы – высшие демоны – поедаете тех и других, в попытке замедлить распад праха, из которого состоите. Над почвой и до самого космоса простирается океан газа, постепенно сжигающего вас изнутри. Вода, что так вам необходима, из которой вы почти целиком состоите, является идеальной кислотой или щёлочью, в зависимости от её ионного баланса – растворителем, которым залиты огромные пространства и наполнены ваши собственные тела.

Сквозь его слова, я увидел, что река перед моими глазами – не что иное, как универсальный растворитель, размывающая наносы из земли – разложившегося до чернозёма и частично окаменевшего от старости скопления трупов, лишь едва прикрывающего нас от ада раскалённой магмы под ним. И в панике понял, что не смогу забыть это, перестать так думать впредь. А он продолжал.

- Вы дышите, спите, едите, пьёте и размножаетесь среди безбрежного роя мельчайших существ, разглядев хотя бы одно из которых, блевали бы без устали сутки напролёт. Внутри вас постоянно идёт война с ещё более мелкими существами, непрерывно атакующими ваши тела. Мало того, сами ваши тела – скорее общежития, содружества совершенно разных организмов, чем что-то, что можно было бы назвать «собой». Привлекательность, дружба, любовь между вами – возможны только благодаря выделяемой вашими телами психоактивной химии, и невежеству, лишившись которого, вы испытывали бы и к себе, и друг к другу только отвращение. Ваши жизни – просто «броуновское движение» среди искр сознания, запертых внутри биороботов. Лишь поток реакций на внешний мир и столкновения друг с другом, сопровождаемые жалкими попытками запертого в теле разума рационализировать происходящее тем сортом лжи, который придал бы хоть какой-то смысл Аду вокруг. Бег от бесконечного страдания к мнимому удовольствию, которое, даже будучи достигнутым, тут же сменяется новым страданием. Сначала небольшим. Возникающим оттого, что желание, требовавшее себя наполнить, исчезает при достижении цели, и, проделав весь путь к ней – вы остались с пустыми руками. Затем большим – оттого, что появляется новое неудовлетворённое желание, к ещё большей цели, достигнуть которую ещё труднее. И это продолжается всю жизнь по нарастающей: хочется всё больше, а "можется" всё меньше.

Возражать не хотелось. Возразить было по сути нечего. Я словно слушал аудиокнигу «Биология, социология, физика и химия для чайников, Тлен Edition». Невольно всплыли давние обиды и недавние неудачи, параллельным потоком шли удручающие мысли. Но ещё более удручающим было осознание их мелочности.

- Вы опасны даже для себя самих. Вы изолированы трижды: не только бесконечной тьмой космоса, гравитацией планеты покрытой океанами растворителя и газообразного окислителя; временем, в потоке которого способны плыть лишь в одну сторону; – вы изолированы ещё и своим телом, а точнее мозгом и органами чувств. Почти никто из вас не способен выйти за их пределы. Вы вообще вынуждены верить своим органам чувств «на слово», не имея возможности проверить – существует ли вообще то, что они вам демонстрируют. Ведь проверять вы будете с помощью них же.
- Почти?
- Почти. Некоторые получают шанс, который я собираюсь дать тебе. Это шанс выйти за пределы себя, стать свободным от тела, свободным от болезней, страданий, от эгоизма, от времени. Шанс достигнуть мира за пределами тьмы, в которой вы и вся ваша «вселенная» существуете.
- И что же это за шанс? Прыгнуть с крыши?
- Нет, конечно. Поменяться местами. Ты станешь обитателем мира вечности, став одним из её механизмов. А я сохраню твоё тело, заняв его. Позабочусь о том, чтобы твои родные и близкие не страдали – ведь для них ты будешь живым. Даже покажешься им умнее и добрее. Быть может, тебя даже запомнят как учёного, философа или писателя. Для меня без разницы, чем заниматься, а длительность вашей жизни такова, что мне это как самокат посторожить, пока ты в булочную забежал.
- Через чёрный ход к Богу, значит… интересно. Мысли о суициде меня посещали, но останавливал страх умирания. Вы предлагаете выход без умирания? Но зачем это вам?
- Я, как уже говорил, в некотором роде отвечаю за такое явление, как знания. Можно сказать, что отжив человеческую жизнь, я сделаю нечто-то вроде лабораторной работы. Низшие миры весьма интересны возможностью пережить то, от чего сами их коренные жители, то есть вы, не в восторге. Мне работа – тебе свобода. Ну, что? По рукам?
- А я не исчезну?
- Нет. Скорее проникнешь во всё: соприкоснёшься со всем временем и пространством сразу. И не только в этой вселенной. Словами это описывать бесполезно. Кроме того, увидев это разнообразие, ты потеряешь всякий интерес к своему прошлому, оно станет не важнее букашки. А изучение букашек – дело специалистов, энтомологов. Вроде меня. Ну как? Пожертвуешь букашкой ради науки?

Мне показалось, что я слышу добродушный, сочувственный (и одновременно поразительно холодный) смех.

Я уже знал, что отвечу.

фантастикапрозамистикановеллызапискичужака
11
7.623 GOLOS
0
В избранное
Коля Каин
стихи, фантастика, музыка, чтение, видеомонтаж
11
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (0)
Сортировать по:
Сначала старые