Кения forever! 2012, часть 1: Приезд в Самбуру или первые разочарования

Наша третья поездка в Кению специально не была обусловлена ничем. Просто так получилось: так легли карты, так упали кости, так расположились фишки. Впрочем, это совершенно не важно, в Кению, как, впрочем, в любую другую Африку можно ездить когда угодно и…, чуть было не написал «с кем угодно», и это было бы неправдой. Ехать надо с тем, с кем хочется, правда, это правило практически любой поездки, благо лично у меня с этим нет никаких проблем.

Итак, мы едем по отчасти новому для себя маршруту, который включает два не посещенных нами еще парка – Самбуру и Накуру, затем побалуем себя нашим самым любимым Масаи Мара, а на закуску понежим себя на белоснежных пляжах Малинди.

Зачастую, предвкушение самой поездки бывает настолько сильным и желанным, что отчасти перебивает ощущение от увиденного. В данном случае некоторым разочарованием для нас стал парк Самбуру и побережье Малинди, зато озеро Накуру порадовало сполна, не говоря уже о Масаи Мара, но да обо всем по-порядку.

Итак, переночевав в Найроби в отеле Sarova, практически в центре столицы, утром после завтрака, нас познакомили с нашими попутчиками – милой британской парой пенсионеров Джун и Барри, с которыми нам предстояло делить все тяготы и радости нашей поездки и нашим водителем и по совместимости рейнджером Стивом. Должен сразу оговориться, что мы любим путешествовать с британцами, потому как они, по моему скромному разумению, являются самыми заядлыми любителями любой живности, а для нас именно это и является важнейшей составляющей приличного человека, а тем паче сафариста, да и путешествовать с приличными людьми всегда приятней, чем с неприличными, коих и так везде предостаточно.

Надо сказать, что перемены в Кении, прошедшие со времени нашей последней поездки 4 года назад были заметны невооруженным глазом. Во-первых, качество и количество дорог, особенно на выезде из столицы возросло ощутимо. Во-вторых, так называемая придорожная инфраструктура, в виде небольших магазинчиков, палаток, баров и ресторанов, хоть по европейским меркам их все равно назвать таковыми весьма сложно, тоже качественно подросла. И, наконец, в-третьих, само количество индивидуальных транспортных средств выросло в разы. Безусловно, это произошло не только и не столько за счет автомобилей, сколько за счет двухколесного транспорта: мотоциклов, мопедов и, конечно, велосипедов. И то сказать, сейчас ведь в Африке правит бал поднебесный бизнес, в смысле бизнес Поднебесной. И предприимчивые китайцы наводнили Африку своими новыми и, в большей степени, подержанными двухколесными агрегатами всех мастей и цен. Для общего представления ситуации делаю несколько снимков прямо через лобовое стекло.

Спустя часа три с хвостиком справа замаячила Гора Кения – второй великан Африки, после Килиманджаро и мы выходим, немного размяться, а заодно и показать, что и в жаркой-жаркой Африке снега хоть лопатой греби…, правда для этого надо подняться практически на пять тысяч метров, но, тут уж, как говорится, было бы желание…

По дороге нам часто попадаются колонны военных грузовиков, причем не местные, а части регулярной британской армии, призванные помочь и немного подучить, куда ж без этого, кенийских военных ведению настоящих боевых действий на севере страны, на границе с Сомали. Причем, пехотинцы сидят в кузовах грузовиков в полном снаряжении, в бронежилетах и касках, что вселяет в меня ужас, учитывая беспощадные 32-35 градусов и абсолютно безоблачно-безжалостные небеса. И мы, желая приободрить войска, приветствуем их радостными криками и размахиванием рук, что вызывает ответную реакцию и у них и у нашей патриотки Джун, с гордостью взирающей на военную мощь своей страны из окна нашего вполне мирного микроавтобуса.

Наконец, спустя примерно 6 часов, сворачиваем с отличного хайвея направо, на грунтовку и через 18 километров попадаем в наш Sarova Shaba Lodge. После короткого приветствия, с обязательным подношением прохладных салфеток и приветственного ледяного сока, нас размещают в отличных просторных номерах на втором этаже двухэтажных шале со всеми удобствами.

Времени на раскачивание практически нет, ведь нас ждет наше первое свидание с Самбуру, вернее с его частью, парком Шаба. Но я все равно нахожу время на фотографирование хагедаша (Hadada Ibis), очень красивого ибиса, с серо-зеленым отливом всего оперенья, деловито снующего возле коттеджей и собирающего поживу из мелких насекомых и ящериц.

Ой, а это кто тут вынырнул из небольшого ручейка, текущего прямо перед ступеньками? Ба, да это же пугливая водяная черепаха вылезла погреться на солнце и сушит свой прочный панцирь, соперничающий прочностью с камнями, на которые она и выбралась погреться.

Первое сафари становится неприятным откровением: оказывается, практически все животные покинули пределы парка Шаба и перекочевали через шоссе налево в две оставшихся части Самбуру – парк Баффало Спрингс и собственно Самбуру. Произошло это из-за сильной жары и особенности самого парка Шаба, холмистого, с большим количеством каменистых вкраплений вулканических пород, и раскаляющихся так нещадно, что даже наличие невысыхающей реки с поэтическим названием Иваса Ниро не спасает положения. Так что нам предстоит делать сафари в другой части парка. Само по себе это не проблема, просто ехать до ворот Баффало минут двадцать пять, а до ворот Самбуру и того больше – минут тридцать пять, а если помножить это на два, учитывая, что и возвращаться назад нам столько же, и вернуться мы должны не позднее 6.30, то получается, что дорога крадет у нас от 50 минут до часа с хвостиком нашего кровного сафари, а это лично я расцениваю как покушение на самое святое, что есть у сафариста – на его возможность насладиться природой и возможностью делать фотографии, а ведь это и есть то главное, зачем мы собственно и летим в Африку!

Стив пытается сгладить неприятность, обещая показать нам все лучшее, что есть в парке, но мою интуицию не обманешь, а она вкрадчиво шепчет мне противным скрипучим голосом, что плакало наше сафари. С трудом угомонив противную, грузимся и едем. Вот можете мне объяснить, почему въездные ворота в парк, который называется Баффало Спрингс (буйволовый источник), выкрашен под зебру, голова которой и виднеется на фасаде? Нет? Я тоже, но склонен теперь и это расценивать как часть всемирного заговора против моего сафари!

И, словно в подтверждение своей полосатой раскраски первыми увиденными нами животными на территории заповедника являются зебры. Но, не совсем простые, а …, нет, не золотые, а зебры Греви, совсем не так широко распространенные как равнинная зебра (Бёрчеллова). Они отличаются довольно существенно: во-первых, у них более частые и тонкие полоски, во-вторых, у них белое брюхо, а в -третьих, более длинные уши, что делает их весьма похожими на мулов.

Впрочем и обыкновенные зебры здесь тоже в изобилии, да еще с жеребятами. Часть мирно пасется, а две дремлют под зонтичной акацией, по обыкновению встав «валетом» и положив морды друг другу на круп. Делают они так как для удобства, так и для лучшего обзора, как говорится дремать дремли, но уши и глаза держи востро.

Неподалеку, под кустом стоит взрослый кабан-бородавочник, выставив воинственно свои клыки и вспучив наросты по бокам морды. Несмотря на свой смешной вид, это серьезный зверь; его стремительной мощи побаиваются не только гепарды с леопардами, но и львицы не очень-то желают соприкоснуться с его клыками; он запросто может вспороть брюхо любому хищнику, отстаивая как своё право на жизнь, так и жизнь своего многочисленного семейства, предусмотрительно скрывшегося в высокой траве.

Одинокая антилопа Гранта неподвижно застыла, уставившись на нас своими большими глазами. Эта антилопа очень похожа на свою младшую сестру – антилопу Томпсона, излюбленной добычи гепардов. Отличие в том, что антилопа Гранта крупнее, у неё нет черной полоски внизу живота, а рога её длиннее и много опаснее. Не одно противостояние гепарда и антилопы Гранта оказывалось в пользу последней, да и немало гепардов погибло от ранений, нанесенных этой сильной и смелой антилопой. Ведь раненый гепард не может охотиться и неминуемо погибает либо от голода, либо от воспаления раны, нанесенной страшными рогами-пиками.

Нам везет сегодня на одиночек, вот и самец антилопы импала тоже в гордом одиночестве стоит, задумчиво поводя своими ветвистыми изогнутыми рогами. Скорее всего, этого старого самца выгнал более молодой и сильный соперник, который теперь сам может наслаждаться привилегированным положением короля гарема. Удел же старика – одиночество, а возможно и скорая гибель от зубов хищников, ведь в одиночку сложно противостоять непрерывным угрозам естественного отбора. Настоящая дикая природа честна, жестока и не терпит сантиментов – слабейший непременно погибает, выполняя свое предназначение и давая жизнь другим, продолжая непрерывную линию существования естества.

Вдалеке замечаем самца страуса, да тоже не простого, а страуса сомалийского. На наше счастье, он шествует куда-то в нашем направлении, давая прекрасную возможность запечатлеть это гиганта. Он очень красив, в своем строгом классическом черно-белом оперении, с синей длиннющей шеей и красным, словно напомаженным клювом, в тон сапогам, прямо по канонам дамской моды, когда помада, сапоги и машина должны быть одного цвета.

Неподалеку на кусте сидит очень гордый собой ткачик. Причина для гордости у него и впрямь есть, в клюве он держит громадную саранчу, которую ему по случаю удалось поймать неподалеку в траве.

Необходимо исправить небольшую оплошность и рассказать и показать, что же представляет собой парк Баффало Спрингс. Этот парк, как и собственно Самбуру представляет собой смесь южноафриканского буша (например, Крюгер парка) и саванны (Масаи Мара). То есть здесь есть и большие участки открытой местности, но не такие обширные, есть и деревья с кустарником, но не такие густые как в истинном буше. В общем Самбуру можно назвать либо умеренным бушем, либо заросшей саванной. Здесь очень много красивых зонтичных акаций, в тени которых так любят отдыхать от полуденного зноя все животные, начиная антилопами и зебрами и заканчивая хищниками - гепардами и львами.

Правда из хищников в этот раз нам удалось увидеть только длинноухих лисиц, осторожно пробиравшихся в высокой траве и поспешно скрывшихся при нашем приближении.

Зато нам удалось увидеть очень интересных жирафовых антилоп, их еще называю геренуками. Пара этих грациозных красавиц стояла в некотором напряжении, разглядывая ближайший кустарник, откуда донеслись громкие вопли попугаев.

Пара серых лори, бананоедов, расселась на ветки и громко начала выяснять отношения, а пугливые антилопы насторожились на всякий случай, подумав, что птицы увидели хищника. В такой ситуации лучше сто раз ошибиться, чем один раз прозевать, потому, как иного случая ошибиться вновь может уже и не представиться.

Солнце начало клониться к закату и нам приходится заканчивать сафари и возвращаться в нашу бесплодную часть парка, надеясь на завтрашнее сафари, которое мы будем делать уже в самом Самбуру.

фотографиярассказыприродапутешествияживотнэdpos-post
25%
0
311
165.989 GOLOS
0
В избранное
africaner
Вижу свое предназначение в популяризации Африки, как единственного оставшегося места для свободного обитания диких зверей.
311
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (6)
Сортировать по:
Сначала старые