Блог позитива, добра и гонзо-журналистики

Пишу то, что думаю, придумываю или знаю. Делюсь тем, что происходит вокруг, ведь самый правильный жизненный девиз — главное, чтобы было весело. Авторская сатира и странные новости мира в стиле гонзо. Вот моё кредо. Единомышленники, присоединяйтесь!

Ну а для старта записки альтернативного бортового журнала легендарного парохода «Челюскин». Первая часть вашему вниманию.
поляр.jpg

23 декабря, — 20 С

40 градусов северной широты, 40 градусов восточной долготы, 40 градусов у меня на столе — да, я поэт. Сегодня я, капитан первого ранга Иванов, собрал команду, чтобы объявить страшную новость. Вода за бортом замерзла и мы больше в море купаться на сможем. Наш корабль по льду плавать не умеет, поэтому будем разрушать озоновую дыру и ждать начала действия парникового эффекта. Нам будет очень холодно, но мы будем бегать до Одессы и обратно чтобы согреться. У нас есть одно шерстяное одеяло, спать будем по очереди — раз в два месяца. Советское правительство о нас не забудет. Каждому, даже беспартийному, на Родине поставят бесплатный памятник. А если я поймаю юнгу за тем как он писает под мачту , то положу партбилет на стол. Повешу юнгу на реи и возьму партбилет со стола. А то партия вешать пионеров запрещает. Команда встретила эту страшную новость со спокойствием и улыбками. Довольный я спрятал их фотографии в стол и лег спать. Разбудил меня клоп. Он замёрз и стучал зубами. Я отнял у него свои зубы и положил назад в стакан. Клоп попросил коньяка чтоб согреться, мы с ним выпили и заснули.

24 декабря, — 25 С

Вышел на палубу и увидел юнгу, примерзшего дугообразной сосулькой к мачте. Я полил его кипятком из чайника, оглянутся не успел как осталась лужа с плавающей в ней бескозыркой. Воду набрал в бутылку — отвезу маме. Меня обступила команда, все страшно ругаются, особенно боцман, потому что закончилась морская болезнь, и с больничного надо выходить на работу. Я спросил у боцмана ,почему он так любит ругаться матом. Он объяснил, но я так и не понял при чём тут моя мать. Как мог я утешил матросов, бил их веслом, пока не сломалось. К вечеру ещё похолодало, и мы делали ледяные скульптуры. Особенно красивой получилась скульптура моториста, чтобы мы делали без шланга не представляю. Моториста поставил в холодильник, отвезу маме сувениром. На ужин кок приготовил холодец. Вся команда била кока с наслаждением: оправдания, что это чай не, принимались. Преданный мне радист связался с гонконгским сексом по телефону. Я попросил девушку, чтобы она, когда позвонит товарищ Сталин, передала ему, что мы замерзаем. Перед сном опять пил с клопом коньяк, пить с ним неинтересно, зато когда клоп пьян — не кусается.

25 декабря, — 30 С.
Боцман и штурман сбежали в Израиль. Не зря мне не нравились их фамилии! С собой унесли все продукты и даже из вредности свиную тушёнку. Нас ждет голод и холод. Нет, я всё-таки поэт. Команда рыдала, это я понял по сосулькам на щеках матросов. Вечером клоп принес бутылку водки. 30 градусов да 40 градусов равно 10 градусов выше нуля — жить можно. Заснул с мыслью, что математику учить все таки надо.

Продолжение следует.

идунавзлётюморзнакомстволитературасатира
7
0 GOLOS
0
В избранное
hypereporter
Блог позитива, добра и гонзо-журналистики
7
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (2)
Сортировать по:
Сначала старые