Про Эдмундыча с Геннадичем (1)

 

Как известно, когда большевики пришли к власти, они чуть ли не сразу (после окончания Гражданской – уж наверняка) озаботились судьбой тяжелой промышленности:

 

Ленин подчеркивал, что «единственной возможной экономической основой социализма является крупная машинная индустрия».

 

Руководствуясь указаниями Ленина, XII съезд партии (апрель 1923 г.) отмечал: «Уголь, нефть, металл – вот те отрасли промышленности, успехи которых действительно обеспечат и хозяйственное процветание республики, и ее внешнюю безопасность».

Феликс Эдмундович Дзержинский, Москва, Политиздат, 1977, стр. 344

 

Короче, вовсю продвигались ленинские идеи о ведущей роли тяжелой индустрии в строительстве социалистической экономики, значении металлургии и машиностроения для поднятия экономической мощи и обороноспособности СССР (там же, стр. 345). Да, много нужно было успеть за время «мирной передышки» – подготовиться к следующей «неизбежной» большой войне (и подготовить оную; потому и «неизбежна»).

Одна проблема – на реализацию подобных идей очевидным образом были нужны средства.

Брать кредиты большевикам по первой поре было особо не у кого, а когда возможности появились, они сами притормаживали – боялись попасть в кабальную зависимость от внешних врагов-империалистов (впрочем, впоследствии «товарищи» кредиты брали достаточно регулярно, но это не отменяло режим жесточайшей экономии и временных трудностей того, о чем речь пойдет ниже – зачем тратиться «народной» власти, если она может просто, по дружбе, эксплуатировать занять у «освобожденного» ею «народа»; он же ей обязан благодарен за «освобождение»? – значит одолжит поделится; местами безвозмездно, а местами и себе в минус).

Короче, поначалу «приходилось» крутиться, исходя из своих внутренних возможностей (крутиться всё равно не власть имущим «товарищам», а «народу»). Решили, что будут откладывать – устроят этакое первоначальное накопление капитала. Теперь уже государственного большевистского. И делать это решили при помощи «величайшей экономии». Ленин в 1923-м так и написал:

 

«...ценой величайшей и величайшей экономии... добиться того, чтобы всякое малейшее сбережение сохранить для развития нашей крупной машинной индустрии,.. электрификации... и пр...».

Там же, стр. 337

 

 

    Вот откуда растет незабвенное брежневское «экономика должна быть экономной»? :)

 

Соответственно:

 

В проведении индустриализации страны партия огромное внимание уделяла режиму экономии...

Особенно широко борьба за режим экономии развернулась после XIV съезда партии [декабрь 1925], когда началось практическое осуществление курса на социалистическую индустриализацию страны...

Там же, стр. 337

 

Председатель ВСНХ СССР, то есть главный по руководству промышленностью СССР, Дзержинский вообще здорово сдвинулся на этой теме:

 

...это дело «должно сберечь для производственных целей много десятков миллионов»...

«...экономия – это одна из важнейших партийных директив в области нашего хозяйственного строительства... Режим экономии, таким образом ...есть борьба за действительное социалистическое строительство».

...«лозунг величайшего режима экономии» назвал фокусом всей проблемы экономического развития страны.

...просил, по словам Куйбышева, назначить его «диктатором по режиму экономии»...

Там же, стр. 337-338, 380

 

Короче, глумился, как мог.

В отношении трудовых ресурсов, в частности пролетариата, режим накопления через величайшую экономию означал, как минимум, две вещи.

 

 

Во-первых, повышение производительности труда:

 

Повышение производительности труда способствовало...; созданию важнейшего источника накоплений для социалистической индустриализации страны...

Там же, стр. 344

 

Дзержинский – тот и вовсе, считал высокую производительность труда «решающим источником накопления для социалистической индустриализации страны». Да что там решающей – единственной:

 

«Нам нужно осознать, что единственной базой, единственным источником нашего накопления является сейчас производительность труда, результат трудовой энергии»...

Там же, стр. 345

 

Повышать предполагалось по большей части весьма банальным путем – например, в марте 1924 года Центральным Комитетом партии и Советом Труда и Обороны были учтены предложения Дзержинского о том, что:

 

...нормы выработки необходимо, как общее правило, увеличить...

Там же, стр. 336

 

 

Когда же некоторые «несознательные» «товарищи» намекали на то, что нормы выработки и так не низкие и даже, можно сказать, предельные, энтузиасты повышения норм производительности легко «доказывали» обратное – так, тот же Дзержинский в январе 1925-го:

 

...подверг критике точку зрения о том, что уже якобы достигнут предел в увеличении норм выработки. «Если мы не поднимем производительности труда мы, как советское рабочее государство, не сможем существовать».

Там же,  стр. 340-341

 

Вот так – без жесточайшей эксплуатации увеличения норм выработки выше предельных большевики, как и их «советское рабочее государство», существовать не могут (может, потому что рабочее? – или потому и рабочее? – курица или яйцо...). Вероятно, это не лучшая рекомендация большевикам и их «советскому государству». А уж с точки зрения «единственно верного» учения и правоверных мантр-обещаний, согласно которым это государство создавалось именно ради освобождения рабочих-трудящихся, и вовсе какой-то оксюморон получается.

 

 

Во-вторых, режим экономии ради накопления это – удивительное рядом! – экономия на оплате труда. Рост последней, по мысли радеющих за пролетариат «товарищей», должен был как минимум отставать от роста производительности (то есть работай больше, но получай меньше; ради построения крупной промышленности; ради обороноспособности; иначе придут капиталисты и твоих «любимых», радеющих за тебя большевиков покоцают...). И опять Дзержинский «впереди на лихом боевом коне» – в марте 1924 года он камлал, что «рост реальной зарплаты возможен исключительно путем увеличения производства продукции», а в августе того же года:

 

на пленуме ЦК... по вопросу «О политике заработной платы»... на основе ленинских положений о производительности труда... обосновал необходимость опережающих темпов ее [производительности] роста по отношению к заработной плате в условиях социалистического строя... Было принято... постановление, в котором подчеркивалось, что «рост производительности труда должен обгонять рост зарплаты»...

Там же, стр. 339-340

 

Одним словом, вначале увеличение норм выработки, потом их выполнение, а потом, может быть, повышение оплаты за выполненную работу.

 

То есть схема та же: бери побольше – кидай подальше, пока летит отдыхай кидай еще два... три... а лучше четыре... раза...

 

Следующая часть

 

историяобществосссрpsk
59
0.043 GOLOS
0
В избранное
aaaladno
На Golos с 2017 M12
59
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (3)
Сортировать по:
Сначала старые