Задача о скорости

 

Частенько приходится сталкиваться со спорами о том, с какой же скоростью продвигался вермахт по советским просторам, начиная, ориентировочно, с 4 утра 22 июня 1941 года. Апологеты СССР, как правило, настаивают, что скорость была сравнительно невысокой.

 

    И немудрено – для них это важно. Иначе тезис об упорном сопротивлении РККА да и, вообще, «единой» «семьи» «советских» «народов» (вот «как один» и именно с массовым героизмом) ставшему «внезапно» ненавистным врагу может оказаться, мягко говоря, чуть менее убедительным.

 

Не стану приводить те современные («несомненно» сплошь либеральные!) выкладки, согласно которым некоторые дивизии вермахта двигались со скоростью 100 и даже больше км в сутки; выкладки, согласно которым рекорды в деле продвижения по территории противника вермахт поставил, как иногда говорят в таких случаях, не на асфальтированных дорогах Франции, а на советском бездорожье. Это непринципиально. Воспользуюсь советскими, прошедшими соответствующую цензуру источниками.

Уже 3 июля 1941 сам главный вождь заявил во всеуслышание:

 

Гитлеровским войскам удалось захватить Литву, значительную часть Латвии, западную часть Белоруссии, часть Западной Украины. Фашистская авиация расширяет районы действия своих бомбардировщиков, подвергая бомбардировкам Мурманск, Оршу, Могилев, Смоленск, Киев, Одессу, Севастополь...

И. Сталин О Великой Отечественной войне Советского Союза, издание пятое, ОГИЗ, Москва, 1946, стр. 9-17

 

Это к 3 июля.

Да, «медленно».

 

    Вообще, по части сеяния паники Сталин оказался, как минимум, в первых рядах, если не самым первым (вождь же!) – к 3 июля официальные сводки сообщали вполне умеренные, если не сказать оптимистичные сведения по вопросу потери «пядей» и «вершков» советских территорий.

 

В сталинские времена отечественные источники будут не очень склонны являть открытым текстом конкретные цифры поглощенных вермахтом за первые дни/недели/месяцы войны советские километры/площади или, тем более, называть непосредственно значения скорости продвижения немецких подразделений.

А впоследствии – вполне:

 

Немецкие танковые и моторизированные соединения, наступавшие на Даугавпилс и Вильнюс – Минск... к исходу 25 июня продвинулись в глубь территории СССР на 120-130 км в сторону Даугавпилса и на 230 км на вильнюсско-минском направлении. На левом крыле Западного фронта немецкие войска, обойдя и блокировав Брестскую крепость, тоже быстро продвигались вперед.

Всемирная история, ИСЭЛ, Москва, 1965, т. 10, стр. 114

 

К исходу 25 июня передовые части противника в полосе действий Северо-Западного фронта преодолели 120-130 км. ...на направлении Вильнюс, Минск до 180 км, а на направлении Барановичи, Минск – до 250 км...

Великая Отечественная война Советского Союза 1941-1945, Воениздат, Москва, 1984, стр. 59

 

На Минском направлении со стороны Бреста (Барановичи) за неполные 4 суток (22, 23, 24, 25 июня) до 250 км? – то есть со средней скоростью примерно равной или даже большей, чем 62 км в сутки?

Снова «медленно»...

 

Вообще срок падения Минска весьма показателен.

Официально советской историографией считается, что город был захвачен 28 июня:

 

[немецко-фашистские войска]...продвигались к Минску. Захватив его 28 июня...

Там же, стр.60

 

Немецкие танковые группировки... замкнули кольцо окружения в районе Минска. 28 июня город пал...

Всемирная история, ИСЭЛ, Москва, 1965, т. 10, стр. 114-115

 

Однако в деле расчета скорости движения вермахта на данном направлении более иллюстративной может оказаться другая дата:

 

27 июня германские танки ворвались в столицу Белоруссии Минск...

Смирнов, Герои Брестской крепости, 1961, стр. 6

 

...первые месяцы войны... мы отходим, все отходим и отходим.

В моей записной книжке – даты и города: 27 июня – Минск...

И. Эренбург, «Люди, годы, жизнь», «Вагриус», книга V, стр. 360-361

 

Конечно, между «ворвались» и «захвачен» есть разница: ворвались, не значит, захватили. Но важно другое – уже 27 июня немцы, пусть еще и не захватили, но уже достигли Минска, а местами и вошли (таки ворвались) в оный. Неудивительно, что штаб Западного фронта переехал из Минска в Могилев заблаговременно:

 

20:00 26 июня 1941 г.

...Западный фронт. Данных об отходе войск фронта до 20.00 26.6 добиться не удалось. Штаб фронта с утра 26.6 переходил из района Минска в Могилев.

Заместитель НГ ш КА генерал-лейтенант Ватутин

 

ЦАМО. Ф. 28 (16). Оп 1071, Д. 1, л 47-51, Подлинник

Великая Отечественная война – день за днем, т. 1, Москва, Военное Издательство, 2008, стр. 33

 

От Бреста до Минска чуть более 350 км. Если принять в расчет 27 июня как дату достижения немцами Минска, то получится, что некоторые подразделения вермахта преодолели расстояние от Бреста до Минска за 5, от силы неполные 6 суток. Соответственно, средняя скорость продвижения составит от 58 до 70 км в сутки.

Тут интересно вспомнить «освободительный поход» РККА в Польшу (в Западную Украину и Западную Белоруссию) в сентябре 1939-го. Тогда, согласно официальной советской версии, продвижению Красной армии практически ничто не мешало, оно проходило как бы без сопротивления – получилась не война, а лёгкая прогулка, по определению Сталина. То есть по сути, как обычно это представляется в советских источниках, РККА вошла на брошенный правящими польскими кругами пустырь (пусть это и не совсем так, но как бы там ни было, происходившие тогда боевые действия вряд ли сопоставимы с теми, что имели место на тех же территориях в 41-м; согласно советской историографии – уж точно). И всё равно получится, что в 39-м РККА двигалась медленнее, чем  вермахт в 41-м, когда, согласно советской версии, ему оказывалось упорное и массово-героическое сопротивление. Это, кстати, и к тезису, что отдвижка границы в том же сентябре 39-го сыграла большую или даже просто заметную роль в начале ВО войны. Судя по скорости продвижения, например, по срокам захвата ряда нерядовых городов, это может оказаться не совсем так. Впрочем, не для «товарищей». Они в таких случаях любят рассказывать про сроки захвата Таллина. Ну так то «товарищи» – вероятно, в их «единственно верном» понимании Таллин был главным направлением...

 

В целом темп продвижения вермахта и поглощения оным советских территорий позволяет предположить, что, обладай СССР территорией Франции, война для первого закончилась бы, «возможно», чуть раньше, чем для второй в 1940-м; причем, в отличие от Франции, поглощением не части, а всей территории. Это к столь популярному среди коммунистов (а ныне и всяких разных местных шовинистов/империалистов/националистов/нацистов) слогану, что Франция-де в 1940-м разлеглась, «как продажная девка» (указанные «товарищи» «почему-то» с некими особыми садистскими по отношению к французам и одновременно наполненными гордостью за своё историческое прошлое блеском в глазах и нотками в голосе «к» месту и не к месту приводят сей тезис; Милонова на них нет!).

 

И дальше немцы будут продвигаться также «медленно».

В результате:

 

За три недели войны были оставлены Латвия, Литва, Белоруссия, значительная часть территории Украинской и Молдавской ССР. За этот период гитлеровская армия проникла в глубь Советского Союза на северо-западном направлении на 450-500 километров, на запад­ном – на 450-600 километров и на юго-западном – на 300-350 километров.

 

История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945, Военное Издательство Министерства Обороны Союза ССР, Москва, 1963, т. 2, стр. 46

 

В течение 3 недель противник, используя превосходство в танках и авиации, продвинулся на северо-западном направлении до 500 км, на западном – до 550 км и на юго-западном – до 300-350 км. Враг оккупировал территорию Латвии, Литвы, значит, часть Украины, Белоруссии и Молдавии.

БСЭ, третье издание, Москва, т. 4, 1971, стр. 389

 

Итак, согласно даже советским, строго цензурированным, а то и весьма академическим источникам, которые, мягко говоря, вряд ли были склонны преувеличивать темпы продвижения вермахта, скорость получается... «небольшой». Не побоюсь этого слова, сравнительно «медленно» продвигались по советским просторам «внезапно» ставшие врагами германцы.

Но может быть, советские источники считали, что указанные выше темпы – это совсем медленно?

Посмотрим, используются ли соответствующие или подобные им эпитеты в «правильных» источниках:

 

...в западных районах Украины и Белоруссии, в Прибалтике... в связи с быстрым продвижением немецко-фашистских войск многие обкомы и райкомы партии не успели наладить работу по развертыванию партизанского движения*.

Великая Отечественная война 1941-1945, Москва, «Советская энциклопедия», 1985, стр. 530

 

...27 июня в ставке Гитлера...: «В связи с неожиданно быстрым захватом Динабурга [Даугавпилса]... возникает вопрос о продолжении операции... (поворот на север или удар на Москву)»...

Безыменский Л. А., Укрощение «Тайфуна», М., «Моск. рабочий», 1978, стр. 40

 

И чтобы последнее не выглядело, пусть и помещенной в советский источник, но все же оценкой той, вражеской стороны:

 

К вечеру 22 июня... вражеские дивизии первого эшелона,... переправились через Неман.

...после захвата второго моста через Неман... противник развил стремительное наступление на север... стремительно развивая наступление на каунасском направлении, овладел Каунасом и частью сил устремился к Вильнюсу... [а также] на Двинск (Даугавпилс)...

Ротмистров П. А., Стальная гвардия. — М.: Воениздат, 1984, стр. 53

 

Повторю часть уже звучавшего выше пассажа:

 

На левом крыле Западного фронта немецкие войска, обойдя и блокировав Брестскую крепость, тоже быстро продвигались вперед.

Всемирная история, ИСЭЛ, Москва, 1965, т. 10, стр. 114

 

И еще раз Эренбург:

 

...первые месяцы войны... мы отходим, все отходим и отходим...

Понять что-либо было невозможно...

...люди помоложе недоуменно спрашивали: «В чем дело?..» Им ведь говорили, что если враг сунет свое рыло в наш огород, то получит сокрушительный удар, что война будет протекать на чужой территории, и вот... фашисты почти без остановки промчались от Бреста до Смоленска...

И. Эренбург "Люди, годы, жизнь", «Вагриус», книга V, стр. 360-361

 

Вот такое впечатление на советских граждан в первые месяцы (а не только дни-недели) войны производили темпы наступления немцев. Те, кто помоложе, и вовсе предполагали наступать (причем быстро), а не отступать (тем более «медленно»)...

Хочется отметить, что под впечатлением находились не только гражданские «несведущие» в военном деле люди, но и вполне компетентные (или призванные быть таковыми) специалисты.

 

Интересно то, что не менее под впечатлением от темпов немецкого наступления, причем, что немаловажно, тоже на протяжении месяцев, были и за границей. Например, в США – вот что вспоминал дипломат и знаменитый «мистер нет» Громыко, пребывавший в те дни за океаном:

 

...основная масса населения США находилась вначале в состоянии шока из-за быстрого продвижения гитлеровских войск на восток, в глубь Советского Союза. А когда захватчики очутились у западных окраин Москвы, то пессимистические настроения среди американцев стали преобладающими.

Громыко А. А., Памятное, т. 1, стр. 97-98

 

--

 

    * О-о-очень «сильное» оправдание, почему не удалось развернуть партизанское движение в указанных областях. Впрочем, существуют и иные, куда более удивительные с точки зрения «единственно верной» теории и правоверной риторики ремарки и объяснения; но сейчас не об этом.

 

историяобществовойнасссрpsk
25%
8
124
0.019 GOLOS
0
В избранное
aaaladno
На Golos с 2017 M12
124
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (3)
Сортировать по:
Сначала старые