[КТО ТАКОЙ?] Глеб Травин

В России жили невероятные люди, о которых мы не знаем почти ничего. Один из них – путешественник Глеб Травин, объехавший на велосипеде весь Советский Союз по периметру.

Антихрист на железном коне

Глеб Травин, сын крестьянина, вырос в лесу – буквально, в лесу. Ходил с батей на охоту, учился ночевать летом под кустом, зимой в сугробе, питаться подножным кормом, выслеживать добычу. По нынешним понятиям, Глеб к ранней юности имел полный набор навыков бывалого йогина – с той лишь разницей, что он вегетарианцем он не был, умел и любил питаться сырым мясом. Когда, окончив университет и отслужив в армии, он решил совершить путешествие на велосипеде вдоль границ СССР, хорошо знавшие его почти не удивились. Зато реакция официальных органов была не вполне адекватной. Туризм в конце двадцатых считался блажью: как это? Вся страна сдает пятилетку в три дня, а здоровый парень крутит педали, наслаждается видами, да еще и мотается по стране без денег, с одним удостоверением путешественника. И всюду его должны привечать, кормить-поить, бесплатно предоставлять велосипедные детали взамен изношенных и сезонную одежду.

Травин абсолютно не вписывался в тогдашнюю картину мира. В эпоху борьбы с индивидуализмом он предпринял героический маршбросок, имея лишь велосипед американского производства, купленный по почте, и бесконечную веру в возможности человеческого тела. «Три моих любимых героя - Фауст, Одиссей, Дон-Кихот, - напишет Глеб позже. - Фауст пленил меня своей ненасытной жаждой познания. Одиссей прекрасно выдерживал удары судьбы. У Дон-Кихота была возвышенная идея бескорыстного служения красоте и справедливости. Все трое воплощают в себе вызов общепринятым нормам и представлениям».

Путешествие началось с Владивостока через Дальний Восток, Сибирь, Среднюю Азию, Закавказье, Украину, Центральную и Северо-западную часть России — 45 тысяч километров вдоль сухопутных границ. Плюс 40 тысяч километров по арктической части - вдоль Северного Ледовитого океана от Кольского полуострова до мыса Дежнева на Чукотке. Тур занял три года, с 1928 по 1931.

Выглядел велосипедист так.  Длинные волосы, которые он дал обет не стричь до окончания пробега - «дабы не было под мою марку каких-либо ненормальных выпадов со стороны злоумышленников» и чтобы не думать о головном уборе во время зимних переездов. Кожаная куртка и голые ноги – рейтузы появились позже, при въезде в зону серьезных минусовых температур. Зеленая повязка на рукаве с надписью «путешественник на велосипеде Глеб Травин», кожаный ремешок на лбу – чтобы волосы не лезли в глаза. Красный велосипед весом 80 кг, улучшенный и модернизированный, с трехцветным масляным фонарем и флажком.

При себе турист имел плохонький компас, удостоверение ОПТЭ (Общество пролетарского туризма и экскурсий), паспорт-регистратор с печатями всех населенных пунктов, где доводилось ночевать, ремень с именной бляшкой на случай гибели, неприкосновенный запас еды - семь пачек прессованных галет плюс килограмм шоколада. Питался Глеб два раза в сутки, в шесть утра и в шесть вечера, тем, что удалось добыть за день. Он утверждал, что даже зимой среди льдов опытный путешественник найдет себе стол и дом. Отыщет полынью и поймает рыбу, растопит льда и напьется горячей воды, ляжет, позволит поземке замести его да и переночует в снежном домике.

Приключения Травина не перескажешь в короткой статье – их лучше читать без купюр в книге А. Харитановского «Человек с железным оленем. Повесть о забытом подвиге», которую еще можно найти в библиотеках или скачать в интернете. Она переиздавалась несколько раз, гораздо меньше повезло первой небольшой повести «Земля стала своей» Вивиана Итина. Он стал другом Травина, поддерживал с ним переписку, но в 1938 году был репрессирован как японский шпион. Из страха потерять все, семейство Травина уничтожило все записи и корреспонденцию, касающиеся велопробега, многочисленные негативы  - а Глеб почти не расставался с «лейкой».

Фанаты Травина по всему миру лишены хоть какой-то достоверной информации о его злоключениях. Разговоры о том, что никакого велопробега не было, а Глеб наплел журналистам баек, ходят по сей день. Хотя – нет слов как хороши эти байки. Вот например: в одну из своих ночевок на льду Глеб проснулся и не смог пошевелиться. Из трещины неподалеку натекла вода и замерзла. Кое-как вытащив руку с ножом, Травин начал колоть лед под собой. Наконец смог приподняться – на спине ледяной горб, обувь порвалась, пальцы наружу, замерзшие волосы стоят колом. Как дошел до жилья, плохо помнит. Увидел дымок ненецкого чума, от радости отнялись ноги, пополз на руках. Увидев его, женщины разбежались с криками – приняли его за дьявольское отродье. Уж кому как ни местным не знать: на западном побережье Новой Земли обычному человеку в одиночку не выжить. Суеверный ужас усилился, когда поутру Глеб понял – нужна срочная ампутация больших пальцев ног, иначе не миновать гангрены. Он сделал это сам, без посторонней помощи, смазав раны глицерином (Глеб заливал его в камеры, чтобы те лучше удерживали воздух на морозе). А на следующий день сел на велосипед и поехал дальше – чтобы не раскисать.

Демоном Травина называли повсюду: в Средней Азии, где надпись на его повязке переводили как «путник на шайтан-арбе»,  в Карелии, где впереди него бежала молва «по воде едет черт с железным обручем на голове». За обруч принимал лаковый ободок для волос, а в то, что тонкому льду можно ехать на велосипеде, набрав нужную скорость, никто не верил. Равно, как и не понимала ни одна живая душа: что гонит вперед этого крепкого на вид, но израненного, обмороженного парня? Глеб и не пытался объяснить.

Как можно передать чувство восторга, которое охватывало его при виде льдов и северных сияний, которые играли всеми красками для него одного? Как пересказать в словах ощущение свободы и безграничной власти над обстоятельствами, когда он катил по цветущим долинам и горным дорогам?

Никогда больше он не испытает этого. Вернется на Камчатку, откуда и начал свой тур, женится, нарожает детей, будет работать инструктором в областном Осоавиахиме. Не сбудется его мечта получить разрешение на выезд в Америку и совершить поездку по нездешним землям. Он не попадет на мировую спартакиаду 1935 года, хотя будет упорно тренироваться. Умрет в безвестности и нищете, на руках у приемной дочери – его кровные дети даже не узнают об этом. Никчемным героем его называли в советской прессе, героем, о котором неизвестно почти ничего, он остается и в сегодняшней России. Только многочисленные клубы травинцев по крупице восстанавливают его житие, путешествуя на велосипедах по наиболее легким участкам легендарного маршрута.

 


Глеб был рослым крепкий парнем, но, несмотря на его пышущий здоровьем вид, жители регионов усматривал в нем нечто мистическое. «Антихрист с серебренными волосами на железном коне, питается углем», - говорили они.


Черновик статьи, опубликованной в бортовом журнале Аэрофлот World

историяжизньроссияпутешествияpsk
25%
24
9
0.029 GOLOS
0
В избранное
mina dracula
изысканные развлечения
9
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (11)
Сортировать по:
Сначала старые