13 сентября. За что дочь губернатора взорвала императора?

Порой взаимоотношения отцов и детей искрят, выжигают кислород из внутрисемейной атмосферы, а иной раз и вовсе ведут к трагедиям причем далеко не внутреннего характера. Яркий пример тому – жизнь и судьба Софьи Перовской – чей взмах белым платочком приговорил к смерти императора Александра II.  

13 сентября 1853 года в семье будущего Санкт-Петербургского губернатора Льва Перовского родилась вторая дочь, которую нарекли Софьей. Род Перовских был достаточно знатный – дед Льва был родным племянником фаворита Екатерины II Алексея Разумовского. 

Яблонька и яблочки

Впрочем, в этом была и заковыка – Разумовский, как известно, стал дворянином по формуле: из грязи в князи. Начинал пастухом, а императрица «заметила» его во время своего очередного путешествия – в церковном хоре – такие рулады выводил – тысяче соловьев не справиться!  

Да, полюбила его императрица, и что с того? «Новоиспеченного» графа не то, чтобы не любили, сановники относились к нему с едва скрываемым пренебрежением.  

Но зато потомки сполна использовали громкое имя и все, что он сумел скопить «постельным трудом».  Отец Льва Перовского – Лев Алексеевич Перовский был министром просвещения, но воспитать сына в чистоте и нравственности так и не смог – Лев Львович был отъявленный бабник, гуляка, часто возвращался домой навеселе. 

В жены взял представительницу такого же скоропалительного рода – однажды Петру I один польский магнат подарил трех еврейских отроков, которые несмотря на «звонкие» имена – Авраам, Исаак и Федор – были вынуждены принять православие. Ох, и начудесили-накуролесили на своем веку. Оставили многочисленное потомство – Варвара Веселовская приходилась одному из этой троицы правнучкой.

Чего ей не хватало?

Но вернемся к Софье. В детстве сестры Перовские – Маша и Софья – росли в обычной «барской» атмосфере, окруженные гувернантками. Но уже тогда средняя дочь выделялась крепким характером. 

Семья жила тогда во Пскове, Лев Львович был вице-губернатором, жил неподалеку от губернатора Муравьева. Софья сдружилась с его сыном Колей, однажды они возвращались с прогулки, карета перевернулась на мосту – Коля полетел в воду. Плавать он не умел.  

Пока взрослые выходили из оцепенения – Софья пулей полетела в воду, вытащила дружка на берег и только потом позволила себе расплакаться от переживания. Спасла жизнь знаете кому?  Тому самому Коле Муравьеву, который через несколько десятков лет зачитает ей смертельный приговор в качестве генерального прокурора. Такие вот «рулады» порой исполняет судьба…  

Подростком Софья прекрасно видела, что вытворяет ее отец. Она укоряла мать: как ты можешь такое терпеть? Но мать говорила только одно: «На все воля Божья». Она была глубоко верующим человеком и «достойно», как ей казалось, несла свой крест.

Кривая дорожка никогда не станет прямой...

Несколько раз дочь пыталась сама образумить отца – но разве яйцо смеет учить курицу? Генерал Лев Перовский пригрозил лично разложить ее на лавке, как дворовую девку и всыпать плетей. Но разве так можно поступать с романтической и своенравной девушкой? Посеешь ветер – пожнешь бурю. 

Отец, именно отец, сам того не подозревая, всем своим поведением и образом жизни, «выковал» у Софьи категорический протест против любого проявления «деспотизма». Он взрастил у нее чувство ущербности в том, что она принадлежит к классу имущих.  

Искрило между ними всегда, но огромной силы молния разметала их отношения тогда, когда он приказал ей поступить в Смольный институт благородных девиц, как того требовало их положение в обществе.  

– Для чего это мне? – возмутилась Софья, – для того, чтобы потом выйти замуж за подобного вам скота?!  

Они «побили горшки», и она вопреки его воле поступила на Аларчинские женские курсы при мужской гимназии. В этом учебном заведении было не до особых «политесов», учились здесь дочери мелких помещиков, разночинцев – вот где генеральская дочь постигала «свои» университеты.   

Вскоре отцу доложили – Софья связалась с дурной компанией, которая беременна революционными, крамольными идеями. Лев Львович отдал распоряжение руководителю департамента полиции доставить смутьянку домой под конвоем. Кто-то из младших братьев предупредил сестру – когда полиция прибыла к месту учебы – ее след простыл.  

Бунтарский дух довел ее до Киева, где она решила спрятаться. Вела долгие переговоры с отцом – наконец, он сдался, пообещал вернуть паспорт и не преследовать дочь.  Как только паспорт оказался у нее в сумочке – Софья опять сбежала…

Роковая любовь

А дальше она прошла тернистый революционный путь с «Народной волей». По свидетельству народовольцев, несмотря на свой жесткий характер, была их настоящим солнышком – поднимала дух революционеров своим задорным смехом, любила и умела шутить.  

А потом она попала в беду – провалилась в омут своих отношений с Андреем Желябовым, который казался ей олицетворением бунтарского духа, «несгибаемым» революционером, который не остановится ни перед чем, чтобы смести самодержавие. 

Вот и второй урок отцам – на заставляйте дочерей искать утешение в объятьях тех, кто кажется вашей полной противоположностью.  

На самом деле Желябов был не таким уж агрессивным, и вовсе не принцем из сказки, скорее волшебником-недоучкой, который охотно пользовался тем, что девушка по нему просто сходит с ума, готова по мановению мизинца играть любую роль.

Нерешительный муж и женская месть

В самом начале 1881 года они наметили убить императора. Организацию этого кровавого дела «под давлением» Перовской взял на себя Желябов. Но какой из него был «эффектный менеджер» – тянул время, постоянно что-то перекраивал, одним словом – струхнул, но не желал показать виду.  

Официально это не доказано, но меня не покидает мысль, что он сам же навел на свой след полицию, кто-то говорит по неосторожности, но мне кажется, с умыслом. Чтобы предотвратить убийство Александра II. Как там в поговорке: «Повинную голову меч не сечет».  

Не угадал. Софья решила, что отомстит царским сатрапам за арест любимого. Сама расставила «бомбистов», взмахнула белым платочком, когда императорский «поезд» изменил маршрут, давая знать, что Александр находится в одной из карет.  

Первая бомба, брошенная Николаем Рысаковым, царя не задела, но было много раненых. Александр вышел, чтобы их подбодрить и тут же к его ногам прикатилась бомба, брошенная Игнатием Гриневецким. Шансов на то, чтобы выжить у императора не было. Между арестом Желябова и убийством царя прошло полтора дня…  

Перовской в тот первый мартовский день 1881 года удалось скрыться. Но она не покинула Петербург, надеясь спасти арестованных товарищей, и прежде всего, своего гражданского мужа.  

Спустя 9 дней ее выследили, опознали и арестовали.  

На старинном фото: суд над участниками убийства императора.

3 апреля 1881 года вместе с Желябовым, Н. И. Кибальчичем, Т. М. Михайловым и Н. И. Рысаковым повешена на плацу Семеновского полка.  

Главный урок этой судьбы  

Ни в коем случае нельзя казаться своим родным детям монстрами. Помните: только личный пример высокой нравственности и честности во всем, позволяет надеяться, что и дети вырастут такими же. Не взращивайте у них «комплексы неполноценности» – эти мины замедленного действия обязательно рванут позже…

историяголосжизньpskистфак
25%
1
64
37.369 GOLOS
0
В избранное
Юрий Москаленко
На Golos с 2017 M07
64
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (5)
Сортировать по:
Сначала старые