Вектор времени (Часть 1.23. Весть из прошлого)

 Книги суть зерцала хотя и не говорят, всякому вину и порок объявляют.   Екатерина II Великая, (1729–1796), Императрица 

Жизнь в «имении» была хороша. Через недельку - другую Денис собирался покинуть гостеприимного хозяина местных гор. Исмаил решил лично провести парня через горы по одному ему известным тропам, показать места ночлегов и схронов, свести с нужными людьми на той стороне, которые помогут при крайнем случае. Еще одна неделя подготовки к их путешествию, и они будут готовы с Божьей помощью двинуться в неблизкий путь.

Но жизнь распорядилась по своему.

Однажды утром Дениса разбудил Арслан и жестом показал, чтобы парень следовал за ним на улицу.

У выложенной из камня пристройки стоял Исмаил и что-то разглядывал на противоположном склоне плато в мощный, еще с военных времен, цейсовский бинокль.

— Давай собирайся! Кажись, джигит, пришел нам час двигаться в путь! — с тревогой и одновременно грустью в словах невесело промолвил горец.

— А что случилось? Ведь собирались только через неделю! — недоумевал Денис.

— А ты глянь сюда! — сказал Исмаил, протягивая Денису бинокль и рукой указывая место, которое он минуту назад так усердно рассматривал.

Денис навел бинокль на нужное место и увидел мелкие точки людей, около десяти, и какие-то продолговатые мешки или тюки, которые ровным рядом лежали на снегу.

— Что это за люди?

— Явно не гости. Хорошие люди предупреждают о своем приходе заранее и не высаживаются с вертолета за несколько километров от своего пункта назначения.

— Они, что, прилетели на вертолете?

— Да, вертолет высадил их на северном склоне плато и улетел. Их всего десять человек и шесть снегоходов, если ты заметил.

— Значит, то, что лежит на земле, это снегоходы. А почему тогда они не приземлились вблизи нашего дома?

— Мы находимся хоть и не намного, но все же выше того места, где высадились эти люди. А вертолет, скорее всего военный, старый и даже такую высоту не смог преодолеть. Это было видно, когда он уходил домой — вертолет шел низко над самыми скалами и ледяным плато. В это время его и услыхал Бек, вожак моей упряжки. К тому же, если они ищут меня или тебя у меня, то никто во всем мире не знает мест, где я оборудовал свои схроны. В долине есть только один человек, который знает наверняка, на каком плато или у какой горы я буду находиться какое-то определенное время.

— А если этот ваш человек и привел сюда этих людей? Может быть они милиционеры и он сотрудничает с ними?

— Нет, ни с кем он сотрудничать не будет, — уверенно сказал Исмаил. — Его можно только заставить либо силой, либо купить за хорошие деньги.

— Значит, если этот человек сейчас находится в той группе, то тогда получается, что это бандиты — милиция не смогла бы ни выбить из него сведения, ни хорошо заплатить, — сделал вывод Денис.

— Да, я тоже об этом подумал. Выходит к нам пожаловали очень плохие люди, — убрав бинокль от глаз произнес Исмаил, — мой человек с ними. У нас еще есть немного времени. Они немного порыщут по плато пока не напорются на наши вчерашние следы нарт. Тогда они быстро доберутся до нас. Смотри, они уже тронулись, пора и нам собираться.

Исмаил направился к сакле.

— Арслан, быстро запряги собак!

— Собаки не кормлены, не дадутся мне — покусают, — отозвался Арслан.

— Тресни Бека остолом, он сразу же на место поставит. Быстро!

Арслан убежал. Исмаил торопил Дениса:

— Куда мы?

— Не спрашивай. Главное — вырваться...

Старик заметил, что большая часть преследователей остановилась, напоровшись на следы нарт, и сейчас, по-видимому, решают в какую сторону продолжать поиски. Другие забрались на одиноко торчавшую из снега скалу. В бинокль Денис увидел, что эти люди неплохо вооружены, а на скале они развернули зонтик спутниковой связи.

— Чего копаешься? — окликнул его Исмаил. — Потом будешь природу в бинокль рассматривать.

Денис стал быстро грузить поклажу на нарты, которые Арслан уже запряг и выгнал во двор.

— Плохие люди! Плохие люди там! — крича на ходу прибежал Арслан указывая рукой на приближавшуюся вереницу снегоходов.

— Не кричи! Лучше возьми коробку с патронами и уложи в нарты под ноги, — оборвал «управляющего» горец, передавая Денису трехлинейную винтовку времен первой мировой войны и два таких же по возрасту карабина. — Они нас уже видят. Ступай через двор как можно спокойнее, оружие сложи в нарты, но не вздумай их привязывать.

— Понял. — И парень ушел...

Арслан, вернувшись, сказал:

— Уж как запряг — не спрашивай, Исмаил-джан.

— И то хорошо. Давай прощаться!

Преследователи, обнаружив жилище Исмаила и остановившись, из отдаления наблюдали, как во дворе сакли два пожилых человека протянули друг другу руки и обнялись. То, что Арслан запряг собак, а теперь вернулся к дому, озадачило их.

— Денис-джан! — крикнул горец. — Ты готов?

— Как пионер, всегда готов! — донеслось в ответ.

Собаки уже ожидали хозяина. Вожак стаи, кавказская овчарка Бек, привел в порядок всю свору и сейчас тихим рыком настраивал на тяжелую работу других собак. Упряжка здесь в горах была, скорее всего, не беговым, а тягловым средством передвижения. Беку передалось настроение людей и чувство опасности, которое исходило от прилетевшей утром странной птицы и людей, которые выскочили из ее чрева, поэтому он был как никогда сосредоточен и повизгивал от нетерпения. Другим собакам настроение людей передавалось через Бека, который при необходимости ослушавшегося пса бил могучей лапой по загривку и рычал, но при этом не допускал, чтобы в стае возникла ссора, а тем паче драка, и не пролилась кровь. Кроме того с утра собак не кормили, а это  означало только одно — свой кусок мяса нужно добросовестно и честно отработать.

Исмаил видел напряжение собак. Он подошел к Беку и ласково потрепал вожака за ухом, заглянул в умные собачьи глаза, и тихо заговорил с ним на языке одного очень маленького горского народа, откуда пять лет назад взял Бека еще щенком:

— Ты мне как брат или даже больше, как сын. Я тебя никогда не обижал. Если тебе и доставалось, то ты всегда прекрасно понимал, что получал ты заслуженно. Но и ты меня ни разу не подводил. Сейчас нам надо уехать очень быстро. Обещай, что ты стрелой пролетишь плато. Сейчас от тебя одного и твоих собратьев зависит моя жизнь и жизнь этого парня, которому в жизни досталось много плохого. Если кого из вас убьют не останавливаясь, а мертвые пусть тащатся в постромках... Обещай это мне. А на всякий случай — прощай!

Собака внимательно, глядя в глаза хозяину и слегка повизгивая, слушала его тихую речь.

Исмаил поднялся, но пошел сначала в другую сторону, потом, будто что-то вспомнив, направился прямиком к нартам.

Пришельцы крутили головами, пытаясь понять, сколько человек находится во дворе сакли и кто уезжает, а кто остается. На снежном насте, покрывающем и маскирующем саклю, запрыгали рубиновые отметки лазерных прицелов и дальномеров, послышался натужный рев моторов снегоходов, и вся кавалькада преследователей не спеша потянулась в гору к жилищу горца.

Исмаил устроился на первых нартах, незаметно для посторонних вытащил винтовку и тихо сказал:

— Денис, держи-ка карабин сверху...

Пора. Исмаил на глаз прикинул расстояние до каменной гряды, прикрывающей саклю с севера.

— Не сиди, — приказал он Денису. — Ляг. 

— Зачем? — отозвался тот.

— Без разговоров. Потом узнаешь — зачем...

Как только цепь преследователей, натужно ревя моторами, скрылась за грядой, Исмаил, качнув примерзшие к снежному насту обои нарты, издал гортанный крик, немного пробежался, чтобы помочь собакам набрать с места разбег.

В этот момент случилось непредвиденное. Арслан от входной двери сакли вдруг повернулся в их сторону и резко замахал руками. Это заметил и Денис, снова привставший на нартах.

— Лежать, шайтан тебя бери! — цыкнул на него Исмаил.

Девяностолетний старик, дитя гор, совершил трагическую ошибку, которую уже нельзя было исправить. Исмаил не стал кричать ему, чтобы не привлечь внимание преследователей, первая машина которых уже показалась из-за гряды.

— Арслан, ты напрасно вернулся, я же тебе сказал где и как укрыться, никто тебя в жизни в этом схроне не нашел, а те люди, — махнул он в сторону приближающейся и набирающей скорость колонны, — думали бы, что нас здесь всего двое и мы оба уехали отсюда. Что ж ты наделал, старче!

— Не обижайся на меня. Попрощаться еще раз захотел, прости старика. Когда-то еще свидимся?

— Боюсь, что никогда, Арслан-ага... Напрасно, ох, напрасно... — недоговорил Исмаил.

Теперь Арслан, по всей видимости, был обречен. И взять его с собой не было никакой возможности — собаки бы не потянули и быстро бы сдались лошадиным силам моторов преследователей. Исмаилу приходилось оставить его на снегу на произвол судьбы.

— Уходи, может еще успеешь спрятаться. Может старика они не тронут.

— Ладно, прощай! — и по щеке Арслана скатилась старческая слеза.

Исмаил опять издал командный клич, собаки поднялись и резво с места набрали скорость.

— Держись крепче, — крикнул он Денису.

Преследователи, увидев удалявшиеся нарты, соскочили со снегоходов и вскинули оружие, чтобы единым залпом покончить с людьми и упряжками.

Пригнувшись к нартам из-под руки Исмаил увидел, как пули буквально разорвали Арслана, а снег окропили капли крови. Из-под собачьих лап взметало снежные вихри, но собаки набрали уже нужный темп и уходили от преследователей. горец хотел было ответить огнем на выстрелы бандитов, но раздумал, решил поберечь патроны.

Упряжки быстро преодолели открытый участок горной долины и ринулись к, так называемому, мосту — довольно крепкому снежному насту, накрывшему два близко расположенных отвесных склона скал-останцев. О мосте знали только он и убитый Арслан. Он же, мост, должен был стать орудием мести убийцам.





  Продолжение следует...

историяобразованиеапвот50-50u75литература
35
0.312 GOLOS
0
В избранное
cap61
На Golos с 2018 M01
35
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (3)
Сортировать по:
Сначала старые