Сайт работает в режиме только на чтение.

Вектор времени (Часть 1.42. Весть из прошлого)

Много говорить и много сказать не есть одно и тоже. Софокл

Закинув ногу на ногу, Сергей Валентинович Васильченко сидел в кафе Макдональдс у перекрестка двух оживленных московских улиц, Чеховской и Тверской. Погода стояла пасмурная, до обеда было еще полтора часа, поэтому кафе мало привлекало прохожих и служащих близлежащих офисов и контор.

В кафе играл магнитофон, из динамиков которого доносился хриплый голос Высоцкого с нравившейся Васильченко песней «Спасите наши души».

«Песня прямо про меня», — оценивая события минувших дней, про себя размышлял бывший офицер безопасности российского Посольства в одном из государств бывшего СССР.

После прибытия из командировки он заметил, что к нему в департаменте комплексной безопасности МИДа России стали относиться как то по особенному, не так как прежде. Его отчет о работе в командировке, по мнению Сергея Валентиновича, должен был бы вызвать определенный интерес у руководства. Но прошел уже месяц после возвращения офицера, а его никто не вызывал для собеседования. В первую очередь этот факт Васильченко относил к большим перестановкам в самом департаменте и его управлении. «Хотят присмотреться к человеку, а потом уже поговорить и предложить новое место работы», — так думал он, бесцельно бродя по длинным коридорам Департамента в поисках своих бывших сослуживцев и друзей. Но к недоумению Васильченко, всех его друзей неожиданно, буквально перед его прибытием отправили в командировки. 

Но один из них, бывший однокашник по андроповскому институту немного приболел и задержался с вылетом. Они встретились на следующий день после прилета Сергея Валентиновича на пять минут, потому что его знакомый уже отправлялся в аэропорт «Шереметьево». И вот он под большим секретом поведал Васильченко о том, что бывший офицер безопасности находится под «колпаком» у руководства в связи с каким-то делом, связанном с его работой за рубежом.

Васильченко понял, о каком деле шла речь, но решил события не торопить и дать право первого хода своим оппонентам, а самому в это время готовить возможные пути отхода или контрдействий.

В первую очередь он дал знать своему хорошему знакомому в Посольстве той республики, откуда недавно прибыл, дежурному коменданту Виктору Ивановичу, что у него все нормально, и попросил передать привет Михайлову. Затем, соблюдая все меры предосторожности, как ему казалось, снял небольшую, однокомнатную квартиру в «хрущовке», а семью, жену и детей, отправил на три месяца «для начала) к родителям на Украину. 

Вспомнив то, чему его учили в институте, прогуливаясь по Москве, на всякий случай, подобрал несколько маршрутов проверки за собой наружного наблюдения.

Оставшись один дома, Сергей Валентинович тщательно проверял свою квартиру после возвращения с работы, но ничего настораживающего не обнаружил. Тогда он стал ждать беседы со своими руководителями, после которой должна была бы проясниться его дальнейшая судьба.

И вот вчера заместитель начальника отдела, к которому был временно прикомандирован Васильченко, соизволил его лично известить о предстоящей на сегодняшнее утро аудиенции у руководства Департамента. На эту встречу для бывшего офицера безопасности отводилось всего десять минут.

«Что за это время я могу им рассказать? Мизерную часть того, что написал в своем письменном докладе. Следовательно, беседа будет по другому поводу, скорее всего связанному с Трофимовым и Михайловым, — мысленно сам с собой рассуждал он вечером, сидя у экрана телевизора. — Главное аргументированно отвечать на все каверзные вопросы, связанные с этим делом. Хорошо бы, конечно, известить Виктора Ивановича, чтобы он предупредил о моих неприятностях, а это уже на все сто процентов неприятности, Михайлова. Скорее всего Макарову поручат провести расследование там, на месте: опросить всех лиц, когда-либо и как-либо соприкасавшихся с этим делом, а показания Сергея сравнить с моими, чтобы сначала меня, а потом и его прижать к стене разногласиями в наших ответах.»

... Как принято у служивых людей, Васильченко прибыл в приемную начальника управления за десять минут до назначенного времени. Точно в назначенный срок его пригласили в кабинет.

Во главе длинного Т—образного стола сидел его прямой начальник, Антипов Федор Иванович — старый и опытный чиновник, пересидевший на своем месте не одного Генерального секретаря КПСС и министра иностранных дел.

Не отвечая на приветствие Васильченко, Антипов небрежным жестом указал на приготовленный для него стул, заранее отодвинутый от стола. Сергей Валентинович занял предложенное ему место, напротив, через стол сел заместитель начальника управления Федоткин Николай Николаевич. Еще два неизвестных Васильченко человека сидели на выставленных вдоль глухой стены стульях. Рассмотреть их сразу он не смог, а теперь они находились у него за спиной так, что ему было неудобно, да и не прилично отворачиваться от начальника спиной и рассматривать остальных присутствовавших.

— Ну, что! Как говорится, время - деньги. Не будем долго тянуть кота за хвост. Начнем, пожалуй! — не отрывая глаз от разложенных на столе бумаг басом промолвил начальник управления. — Ваш доклад о проделанной работе я прочитал, и мы с Николаем Николаевичем его уже обсудили. Как обычно, он составлен толково и грамотно. Но в нем вы, по нашему всеобщему мнению, мало отразили свою работу с российской диаспорой в этой республике. Об этом мы и хотели немного поговорить. Пожалуйста, Николай Николаевич, — он дал слово своему заместителю.

— Нас, уважаемый Сергей Валентинович, — льстиво начал тот, — интересует, какую работу вы проводили с нашими ветеранским организациями?

— Я с ними работал постольку, поскольку в Посольстве в начальный период становления нашего дипломатического представительства не хватало дипломатов для работы с ветеранами. И я, по поручению Посла Трубецкого, время от времени помогал в этом вопросе.

— Что входило в круг ваших вопросов при работе с ветеранами? — раздался вопрос из-за спины.

Васильченко был готов к такой ситуации и за то время, пока садился за стол, выработал свою линию поведения. Сейчас он просто проигнорировал вопрос сидящего за спиной человека и продолжал рассказывать о нуждах и чаяниях наших, российских, и местных ветеранах войны.

— Какие вопросы вы решали от имени или по поручению этой категории наших граждан? — раздался голос второго сидевшего сзади человека.

Сергей Валентинович хотел было проигнорировать и этот вопрос, но Антипов, оторвавшись от своих бумаг, недружелюбно пробасил:

— Вы высказываете неуважение к моим гостям. Я думаю, что вам сразу же стало ясно, что эти люди не просто так находятся в моем кабинете. Извольте ответить на их вопросы!

— Извините, Федор Иванович, я этих людей не знаю и не осведомлен об их степени допуска к нашим делам, — мягко возразил Васильченко, явно делая намек на то, что начальник сам или через своего заместителя в начале беседы представить незнакомых ему людей.

Лицо Антипова покраснело, а Федоткина, наоборот, побледнело, но ни тот ни другой не произнес больше ни слова, видимо, получив от сидящих у стены людей какой-то знак. Зато послышалась речь первого незнакомца. Опять же не представившись, он говорил мягко, тихо и спокойно:

— Вы не волнуйтесь, Сергей Валентинович! Мы имеем достаточные полномочия и допуска, чтобы без предупреждения заходить к министрам или посещать шахты пусковых установок наших стратегических баллистических ракет. Так что мы вас очень внимательно слушаем.

Васильченко понял, что его судьба уже решена начальством окончательно, причем не в лучшую для офицера сторону. Поэтому он решил не давать спуска этим зарвавшимся наглецам с допусками высшей категории.

— Я очень уважаю Федора Ивановича и Николая Николаевича, чтобы в разговоре с вами нагло повернуть к ним спиной. Если хотите, чтобы я с вами разговаривал по человечески, будьте добры сеть за стол, иначе разговор у нас может не получиться.

Атмосфера в кабинете стояла напряженной. Ухарский ответ Васильченко вызвал у этих двоих секундное замешательство. Одновременно еле заметная ухмылка пробежала по лицу начальника управления — не нарочная лесть подчиненного и отпор этим заносчивым сотрудниками некогда всемогущей спецслужбы доставила ему явное удовольствие, так как десять минут назад перед приходом Васильченко они буквально вытирали о него ноги.

Слова Сергея Валентиновича неожиданно подействовали на гостей Антипова. Один из них пересел за стол напротив Васильченко, другой сел рядом с Федоткиным. 

Тот, что сел напротив, улыбаясь продолжил:

— Что не сделаешь для хорошего человека? Только вот хороший ли это человек?

— У вас есть в отношении моей скромной персоны какие-то сомнения? — тут же парировал Васильченко.

— Понимаете! Мы расследуем дело о коррупции в высших эшелонах власти, — при этих словах Антипова пробил пот: об этом его не предупредил верный человек из конторы гостей, а Васильченко случайно мог чего-нибудь не то ляпнуть по простоте душевной. Но вникая в их дальнейший разговор, понял, что беспокоился зря. — И именно ваши показания могут внести определенную ясность в расследуемое нами дело.

— Я всегда готов оказать посильную помощь.

— На это мы очень рассчитываем!

— Что требуется от меня?

— Нам необходима более подробная информация о вашей работе за рубежом и данные на некоторых сотрудников нашего Посольства.

— Пожалуйста, но будет лучше, по моему мнению, если вы будете задавать наводящие вопросы, потому что не имеет смысла мне начинать пересказывать заново мой доклад о проделанной работе.

— Это разумно, — вставил напарник говорившего. — Но я думаю, что время десятиминутной аудиенции у господина Антипова уже закончилось и нам было бы лучше не отрывать нашего уважаемого хозяина от его многочисленных дел и перейти в кабинет, любезно предоставленный управлением для нашей работы.

— Конечно, как пожелаете, — с натянутой улыбкой пробасил начальник управления. — Тем более, что у меня через пять минут важная встреча.

Все присутствующие откланялись хозяину кабинета и вышли.

Как только за последним из них закрылась дверь Антипов нажал кнопку внутреннего переговорного устройства и приказал секретарше:

— Тамарочка, меня ни для кого нет. Я убыл в министерство и сегодня на работе уже не появлюсь.

— А если будет спрашивать из министерства? — уточнила секретарша.

— Тогда я встречаюсь в бизнес-центре гостиницы «Славянская» с дипломатами посольства Канады по консульским вопросам.

Секретарша была опытной женщиной и от себя добавила:

— Тогда я сейчас же свяжусь с менеджером бизнес-центра и предупрежу его, что вы находитесь у него на деловых переговорах и просили не беспокоить. Правильно я поняла, Федор Иванович!

— Совершенно точно, умница вы моя! С меня причитается, Тамарочка! — и отключил связь.

Потянувшись в кресле Федор Иванович Антипов подошел к стоявшему в углу старому, еще сталинских времен приемнику-раритету, нажал потаенную кнопку и открыл дверцу, на которой помещалась панель приемника. За ней оказался прибор больше похожий на довоенный коммутатор, что впрочем не было далеко от истины.

Антипов взял красный кабель и сунул его в гнездо, над которым висел шильдик с цифрами 207. Тут же из динамика послышались голоса Васильченко и двух его сопровождающих.


  Продолжение следует...

историяобразованиеапвот50-50u75литература
29
6.950 GOLOS
0
В избранное
cap61
На Golos с 2018 M01
29
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые