Постправда образца 1898 года, или С чего начиналась пропаганда

Германскому военному теоретику Карлу фон Клаузевицу принадлежит широко известная фраза: «Война – это продолжение политики другими средствами». От этого постулата ничего не отнять, его можно только дополнить или перефразировать: медиа – это продолжение войны другими средствами. 

Химическая атака в сирийском Хан-Шейхуне весной этого года сразу вызвала много вопросов. Она была очень странной. Главный вопрос – кто ее осуществил. Отбросив пропаганду с обеих сторон, можно констатировать одно: Асаду, которого США безапелляционно обвинили в применении химоружия, эта атака была совершенно ни к чему. Даже наоборот. Его войска наступали в провинции Хама, повстанцы откатывались на север, Асад, хоть и диктатор, но не дурак и прекрасно понимал, к чему приведет применение зарина (или хлора). И привело в итоге.

Последствия химической атаки в Хан-Шейхуне. Фото: AFP.

И, тем не менее, в тот же день, когда все случилось (это было, напомню, 4 апреля), западные СМИ моментально расставили точки над i и стали активно разогревать ситуацию (вы же помните страшные сюжеты с отравленными детьми). В результате к тому моменту, когда Трамп отдал приказ обстрелять сирийскую базу «Томагавками» весь «цивилизованный» мир был уверен, что во всем виноват Асад. При этом ответа на вопрос, зачем он применил химическое оружие, когда у него и так всё относительно неплохо, я так и не нашел – ни тогда, ни после. Равно как и каких-то конкретных доказательств. Впрочем, с последним всё еще более интересно. Поняте «постправды», которое сейчас на слуху и по сути является парадигмой геополитических процессов, доказательства не нужны. Истину определяют медиа, и в каждом из враждующих лагерей эта истина разная.

На самом деле вся эта история в Хан-Шейхуне – повод рассказать о другом. О том, как и когда СМИ начали активно использоваться в крупных геополитических акциях и военных действиях. То есть когда на самом деле зародилось это явление, которое мы сегодня называем «постправдой». То, что сейчас мы рассматриваем как портрет явления (я имею в виду мощные пропагандистские кампании в медиа с обеих сторон – в Сирии, на Украине, в Корее и так далее), впервые применили американцы весной 1898 года, разогревая почву, готовя общественное мнение к грядущему нападению на испанские колонии в Америке и Азии.

Рисунок на обложке американской газеты, изображающий взрыв броненосца "Мэн". Источник: Википедия.

К концу XIX века Испания была дряхлеющей и крайне слабой монархий, уже давно оставившей позади свои лучшие времена. Из огромных когда-то колоний в обеих Америках, Азии, Африки и Европе (да-да, вспомните Испанские Нидерланды) у Испании остались крохи. Самые крупные из этих крох – Куба и Филиппины. Вот на них и нацелились американцы, которые в отличие от Испании, находились на подъеме и точно молодые акулы рыскали по свету, выискивая добычу. Испания была подходящей жертвой.

У американского бизнеса были свои виды на Кубу, и они, то есть крупный капитал, был основным лоббистом новой войны. А находившиеся тогда на взлете медиа стали блестящими проводниками этих идей.

Один из решающих эпизодов испано-американской войны: атака американцев холма Сан-Хуан на Кубе летом 1898 года. Источник: Википедия.

В феврале 1898 года неподалеку от порта Сантьяго-де-Куба взорвался новейший американский броненосец «Мэн», дежуривший возле побережья Кубы с целью в случае чего обеспечить безопасность американских граждан (отношения между США и Испанией были тогда более чем прохладные). При взрыве погибли более 200 человек, причина взрыва до сих пор непонятна (скорее всего, сдетонировал пороховой заряд, хотя есть конспирологические и как обычно бредовые версии, говорящие, что провокацию устроили сами американцы), однако сразу после трагедии американские СМИ обвинили во всем Испанию. Ну, конечно! Как же иначе? Броненосец взорвался от мины, которую ночью подвели к кораблю испанцы. В медиа сразу поднялась шумиха (ну почти как после инцидента в Хан-Шейхуне). Она разгоралась все больше и больше, в газетах периодически появлялись материалы о зверствах испанских колонизаторов по отношению к местному кубинскому населению, которое борется за свою свободу (в это время уже несколько лет на Кубе продолжалось восстание, которое правительственные войска никак не могли подавить).

Морской бой у Сантьяго-де-Куба, в ходе которого испанская эскадра была полностью уничтожена, а американцы потеряли всего одного матроса. Источник: Википедия.

И весь этот могучий месседж был направлен на одно: Кубе надо помочь скинуть с рук испанские оковы. И общественное мнение посыл услышало и приняло. В марте 1898-го, перед началом боевых действий в США несколько подразделений были сформированы исключительно из добровольцев. Ковбои шли на войну с горящими глазами, чтобы проучить мерзких испанских изуверов.

На то, чтобы разогреть общественное мнение потребовалось меньше трех месяцев. А потом американский флот обстрелял кубинское побережье, и началась война, которая окончилась очень быстро и очень печально для Испании: некогда великая монархия лишилась почти всех своих заморских владений. Американцы же установили контроль над Кубой (продолжавшийся вплоть до эпохи Фиделя), присоединили к себе Пуэрто-Рико, Филиппины и кое-что по мелочи. И на практике отработали активные боевые действия в средствах массовой информации. Это был первый крупный опыт такого рода. Тогда же закрепилось еще одно популярное сегодня понятие «война, развязанная прессой». Тогда же, кстати, во время испано-американской войны, боевые действия впервые запечатлели на кинопленку.

историяpskгеополитикамедиавойна
25%
2
48
198.691 GOLOS
0
В избранное
Алексей Денисенков
Систематическое изучение случая
48
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (6)
Сортировать по:
Сначала старые