“Кронштадтский мятеж” в Чили

В истории России были случаи, когда военные моряки восставали против действующей власти. Мы все знаем про броненосец “Потемкин” и Кронштадтский мятеж. Подобное случилось и в Чили в начале 1930-х годов.

Основой экономики Чили был экспорт меди и нитратов. Естественно, “великая депрессия” не могла не затронуть сырьевую экономику страны. Заработная плата военных снизилась на 12-30%; вдвое упал размер доплаты за пребывание за рубежом. Это особенно больно ударило по экипажу линкора «Альмиранте Латорре», который в течение двух лет проходил ремонт на британской верфи.

               

В 1931 г. две флотилии ВМФ Чили стояли на якоре на рейде порта Кокимбо. Там был и линкор «Альмиранте Латорре». Третья флотилия располагалась на базе Талькауано.

Экипаж «Альмиранте Латорре» был заражен левыми идеями еще в Великобритании - на корабле работали пропагандисты из числа британских коммунистов и чилийских эмигрантов. К моменту возвращения в чилийские воды, восстание на корабле назрело. Зачинщиками стали проходившие на борту линкора старшины (suboficiales) службы снабжения. Они были набраны из гражданского населения; некоторые из них имели опыт участия в профсоюзном движении. Лидером suboficiales был Мануэль Астика.

                                                         

Они предложили экипажам стоящих на рейде кораблей подать командующему петицию с требованиями моряков. Капитан линкора Альберто Освен произнес перед подчиненными жесткую речь, обвинив их в отсутсвии патриотизма. В ответ на митинге младших командиров было принято решение о взятии власти на кораблях в свои руки. Офицеры стоявших на рейде судов были арестованы или заперты к каютах.

 Для рядовых матросов это было неожиданностью, но они поддержали восстание. Предложение suboficiales создать выборные комитеты по советскому образцу не нашло поддержки. Повстанцы самоорганизовались по принцинам военной субординации: во главе судов стали старшины, а их помощниками - младшие командиры. Старший сигнальщик Эрнесто Гонсалес стал командиром линкора «Альмиранте Латорре» , а Мануэль Астика - его адьютантом. Suboficiales флагманского корабля создали Главный штаб экипажей, который объявил себя главным руководящим органом эскадры и вообще провинции Кокимбо. Армейский гарнизон и полиция заявили о нейтралитете.

Мятеж на флоте вызвал панику в правительстве. Там боялись, что повстанцы высадят десант для захвата северных провинций. Тогда могли восстать рабочие, занятые в добыче меди и марганца. Также был риск, что моряков поддержат сухопутные части.

Вечером 2 сентября правительство получило требования моряков. Главным пунктом было восстановление денежного довольствия на прежнем уровне. Подчеркивалось отсутствие политических требований. Однако уже к вечеру список требований расширился: туда вошли суд над правительством, земельная реформа, прогрессивный подоходный налог, снижение банковских ставок.

Правительство ушло в отставку. Новый кабинет попытался договориться с восставшими.

Переговорщиком был назначен популярный на флоте контр-адмирал Эдгардо фон Шрёдерс.

Тем временем восстание расширялось, чему способствовало распространение информации через радиорубку «Альмиранте Латорре». Мятежников поддержали моряки Талькауано, включая расположенную там базу подводных лодок и два морских училища, а также рабочие местного
военно-морского арсенала и ряд сухопутных частей. Теперь количество восставших кораблей составило 23. Одна подводная лодка - “Фрезиа” - к восстанию не примкнула и вышла в море, заявив о намерении топить восставшие суда.

Пока шли переговоры с мятежниками, правительство запросило военной помощи у США, однако получило отказ. Наводить порядок надо было своими силами. Переговоры с повстанцами были прерваны. Один за другим приводились к повиновению поддержавшие восстание сухопутные части. 

Военная база в Тапькауано была взята штурмом, при этом погибло 18 человек. Военно-морские базы Салинас и Кинтерос также оказались заняты правительственными войсками. Остались только суда на рейде Кикомбо. Было решено подавить восстание с помощью авиации.

                    
                     

Наносились бомбовые удары. За штурвалами самолетов находились не только военные, но и гражданские пилоты-добровольцы. В целях предотвращения саботажа автомехаников тоже заставляли участвовать в боевых вылетах. Но пилотам было отдано приказание не топить корабли. В свою очередь, на мятежных кораблях не было средств ПВО - моряки были вынуждены отстреливаться из обычных орудий и пулеметов. Один самолет, однако, был сбит.

В ответ на действия правительственных войск повстанцы объявили о начале революции и пригозили начать обстрел городов из тяжелых орудий. При этои они обратились к церкви за посредничеством. Правительство, однако, угроз не испугалось и от переговоров отказалось. В рядах восставших начался разброд. Эсмимнцы «Хайатт» и «Рикельме» ушли из Кикомбо и сдались. 7 сентября восстание было закончено. Офицеры были освобождены, на кораблях подняты белые флаги. Представитель прокоммунистической Федерации трудящихся Чили Хуан Риверос Арайя покончил жизнь самоубийством.

Перед судом военного трибунала оказался 51 человек. Шестеро были приговорены к смертной казни, двое - к пожизненному заключению, остальные - к разным срокам. Однако вскоре смертные приговоры были заменены пожизненным заключением, а уже в 1932 году все заключенные были освобождены.

Так закончился “Крондштадсткий мятеж” в Чили.

Литература:

Козлов Б.В. Линейные корабли «Эджинкорт», «Канада» и «Эрин». 1910-1922 гг. — С. Петербург: Р. Р Муниров, 2008.

Humble, Richard. Battleships and Battlecruisers. Chartwell Books Inc. — Winchmore. London, 1983.

@elderlyperets

фото с лицензией ссо

[author=elderlyperets ]

историяistfakvox-populiобразованиежизнь
225
326.777 GOLOS
0
В избранное
istfak
Historia est magistra vitae
225
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (24)
Сортировать по:
Сначала старые