Доминация Франции в эпоху Просвещения

Длительное доминирование Франции на европейской арене в эпоху Просвещения и начала Нового времени, которая пришла на смену Возрождению (фр. Renaissance от re/ri "заново" + nasci "рождённый"), можно частично объяснить природным преимуществом её огромной территории и громадной численностью населения, которые обеспечивали непрерывное обновление её экономических и военных ресурсов. Можно отчасти принять во внимание и беспорядок, царивший в то время в главных странах-соперницах: упадок Испании, распад Германии, раздел Италии, войну Австрии с турками. Французскому преимуществу способствовало и весьма длительное правление королей из династии Бурбонов — Людовика XIV (правил 1643-1715), Людовика XV (1715-1774) и Людовика XVI (1774-1792), что на протяжении полутора столетий обеспечивало центр единства и стабильности. В конечном итоге, это господство сглаживало возрастающее напряжение внутри французского общества и возникновение новых могущественных государств — прежде всего Великобритании, королевства Пруссии и Российской империи; когда на французский трон садился Людовик XIV, ни одна из этих стран не была могущественной, а некоторых даже не существовало.

Как и все большие политические образования, старорежимная Франция прошла три стадии: развития, зрелости и упадка. Первая динамическая фаза сошлась во времени с центральными десятилетиями правления Людовика XIV. Это был период наибольшего расцвета и силы: с 1661 г. и до конца XVII ст. Для самой Франции это была эпоха la gloire, славы. "S'grandir, — писал Людовик XIV маркизу де Виллару 8 января 1688 г., — est la plus digne et la plus agréable occupation des souverains" (Приумножать собственное величие — самое достойное и приятное занятие государей). Именно его, Людовика XIV, с большими основаниями, чем любого другого европейского монарха, можно считать символом эпохи. Рекордные семьдесят два года он правил самым могущественным государством Европы, став объектом культа и оказывая решающее влияние как на своих придворных, так и на последующие поколения.

"Король-солнце" в детстве

Королю Франции, управляющему своим государством из сказочно пышного дворца в Версале, как когда-то король Филипп Испанский правил светом из Эскориала, приписывали почти нечеловеческие качества. Он был олицетворением совершенной монархии, наивысшей формы абсолютизма, архитектором и вдохновителем однородной системы управления, движущей силой экономических и колониальных процессов, законодателем художественных и интеллектуальных предпочтений, самым "христианским" из королей католического государства, не терпевшим религиозных отклонений, дуайеном европейской дипломатии, полководцем мощнейших армий на континенте. Этот миф был не так уж далёк от правды, "Le Grand Roi" ("Великий Король"), был бесспорно, монархом, которого  пытались наследовать менее значимые монархи того времени. 

На всём, что его окружало, Людовик оставлял отпечаток своей личности, а его достижения были на самом деле выдающимися. Но признавая величие эксперимента, следует попытаться разглядеть человека под королевской маской, страждущую французскую землю за блестящим версальским фасадом. Личность Людовика XIV очень трудно отделить от театральной постановки, которая, по его мнению, составляла неотъемлемый элемент его королевской деятельности. Бремя королевской власти обрушилось на него в неполные пять лет, вместе с лишениями, ужасами и угрозой для жизни, именуемыми Фрондой, когда пошатнулись основы новейшей французской монархии. С ранних лет жизнь учила юного короля искусству лицемерия, скрытности и притворства, которые он позаимствовал у Мазарини. От матери-испанки он унаследовал любовь к прекрасному и следование этикету, обаятельную внешность и  удивительную энергию, интуицию и работоспособность. Людовик понимал, что народу нужен порядок и сильное правительство, поэтому Версальский дворец, который проектировался и строился под его непосредственным руководством поражал размахом и величием, а при дворе, на службе королю и государству состояла родовая аристократия Франции. 

Зрелищные балы, представления и балеты, праздники и охота, концерты и фейерверки — всё это должно было сплотить и расположить его высочайших подданных и сформировать чувство национального единения. Как ученик Ришелье и Мазарини, Луи XIV мастерски использовал поводы и средства, которые могли укрепить его власть. Он организовал огромный корпус угодливой бюрократии, содержал многочисленную постоянную армию, королевская казна за годы его правления выросла многократно. "Король-солнце" укротил аристократию, заставил её служить, усилил контроль над галликанской церковью (французско-католическую, имеющую собственное самоуправление), которая и так ему подчинялась, а гугенотскую (церковь французских протестантов, кальвинистов) просто уничтожил, подчинил провинции своим интендантам и управлял всем лично, без какой-либо формы центрального законодательного органа. 

План-схема Версальского дворца и ландшафтного парка

Но самый яркий его талант проявлялся в области рекламы. Версаль стал символом идеала, который затмевал французские реалии. Он был слишком прекрасен, чтобы быть настоящим. Как для французов, так и для иностранцев пышность версальских церемоний, создавала полную иллюзию того, что "король-солнце" находится в центре мироздания, олицетворяя систему совершенной власти, а всё вокруг подчинено его интересам. Не зря авторство выражения — "L'état с'est moi!" (Государство — это я!) — приписывают Людовику XIV. 

Во второй фазе Франция сдерживала коалиции, образовавшиеся против неё. Эта фаза длилась от последних, лишённых иллюзий, лет правления Людовика XIV до смерти Людовика XV. Луи XV, несмотря на то, что был правнуком "короля-солнца", третьим сыном герцога Бургундского, не унаследовал его умения управлять и властвовать. Возможно, ему достались не достаточно опытные наставники. 

Сначала его регент — герцог Орлеанский, галантный, но хитрый и безответственный, быстро восстановил право парламента не соглашаться с королевскими указами, что является классическим примером безответственного вредительства, заключил союз с Англией и развязал войну с Испанией. Присущий системе консерватизм укрепился благодаря рискованным проектам Джона Ло, которые дискредитировали само представление об изменениях и реформах и привели к финансовым неурядицам, что, как следствие, повлекло за собой экономический кризис. 

Затем король находился под влиянием своего престарелого наставника Андре, кардинала де Флери, заботившегося больше о набожности и добродетели короля, чем о развитии его управленческих и дипломатических способностей. Кардинал имел большое влияние на государственные дела во времена относительной стабильности, омрачавшейся только дипломатическим кризисом и новыми вспышками споров об янсенизме.  Таким образом, Людовик XV, будучи женским угодником и большим любителем развлечений, пожалуй, единственное, что он унаследовал от великого прадеда, способствовал расцвету французской культуры, эпохи рококо. 

Постоянный финансовый кризис, подогреваемый неустанными войнами, превратил столкновения между двором и парламентом в обычные явления, а тот факт, что король был плохим администратором, привело страну к экономическому упадку и сильно повысило градус политического недовольства и напряжённости. Религиозные конфликты, достигшие кульминации в 1764 г., игнаниея иезуитов, преобразились в ритуальные выплески злобы и обскурантизма (мракобесия). Пропасть между двором и народом стала ещё шире. 

Время правления Людовика XV можно охарактеризовать периодом мёртвого застоя. Нельзя не вспомнить об умной, влиятельной, но целиком беспомощной женщине — Жанне Пуасон, мадам де Помпадур, которая стала известнейшей фигурой при дворе. Она делала, что могла для облегчения королевских проблем, но силы были неравны. Именно ей принадлежат слова "Après nous si le déluge" (После нас хоть потоп).

Финальная фаза совпала по времени с годами правления Людовика XVI, надеявшегося править долго и размеренно как его дед, хотя назревала неминуемость перемен и потребность в реформах. Этот период характеризовался потерей контроля и влияния короля, его министров и придворных над всё большим количеством возникающих проблем, что привело в 1789 г. к социальному взрыву и самой грандиозной революции в Европе. В 1791 г. была принята конституция и король отказался от абсолютной власти, монархия стала конституционной. Ранним сентябрьским утром, 21 числа, король был низложен и казнен на гильотине. Людовик XVI стал первым узником ancien regime (старого режима), его лишили титула короля и присвоили фамилию, от основателя династии Капетингов, веткой которой является династия Бурбонов, — Capet.

Версальский дворец с высоты птичьего полёта, наши дни 

Портрет Картина Фото: 1, 2, 3

историяpskобразованиефранциялюдовик
25%
9
808
675.880 GOLOS
0
В избранное
oksaxa
Авто-мото-вело-фото
808
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (7)
Сортировать по:
Сначала старые