Воровской роман Сквозь Сибирский Тракт. Суд и приговор. Глава 14.

В начале июля Петроградский окружной суд при участии присяжных заседателей начал рассматривать уголовное дело по громкому ограблению Петербургского частного коммерческого банка. Единственным обвиняемым по делу был молодой человек Воронцов Михаил Савельевич, известный в воровских кругах под кличкой Граф. Обвинение поддержал прокурор Петроградского окружного суда Щегловитов Иван Григорьевич, который славился своей принципиальной позицией и неподкупностью.
На суде люди увидели Графа во всей красе. Благодаря тому, что Баркас и Петрович были на свободе, вор предстал перед правосудием в изящном сером костюме, черных французских туфлях и белой рубашке. Зал судебных заседаний не мог вместить всех желающих посмотреть на грабителя одного из крупнейших банков Петербурга. Анонс сделали многочисленные Петербургские газеты еще задолго до судебного заседания. «Не могу поверить, что такой, дворянского вида человек мог совершить такое жуткое преступление», – слышалось в зале. Среди толпы вор неожиданно увидел Людмилу, которая смотрела на него заплаканными глазами. Он смотрел на нее и вспоминал прекрасные мгновения их страстных встреч. И уже где-то, казалось вдалеке, был слышен голос прокурора: «Обвиняется Воронцов Михаил Савельевич по статье 1925 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, убийство с обдуманным заранее умыслом». И он вдруг захотел очутиться со своей Людмилой у нее в квартире на Малой Садовой улице... «По статье 2135 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, разбой, учиненный шайкой», – еле-еле слышался голос прокурора, и для Графа это уже не имело значения...
Людмила ходила на каждое судебное заседание. В правой руке у нее всегда был зажат платок. Она смотрела на своего Мишу, и не могла им налюбоваться. На третий день заседания Графу также показалось, что в толпе зевак мелькнуло знакомое лицо. И точно: в самом углу зала он заметил Софью, ту самую Софью из тюремной больницы. Он улыбнулся ей, она ответила взаимностью, посылая воздушный поцелуй, и беззвучно прошептала: «Я буду ждать». На заседаниях Граф заметил несколько знакомых урок. Он знал, что потом они увидятся с Баркасом и Петровичем и все им расскажут, – а значит, все было не так плохо.
Судебный процесс длился больше недели. В суде Граф узнал, что в полицию сообщил директор банка. Освободившись от узлов Баркаса, он тут же побежал в отделение. Также был допрошен и управляющий банком. Он показал, что охранников убил не Граф, а застреленный полицейскими Молот и неизвестный элегантный молодой человек с золотым передним зубом во рту. Также он показал, что этот молодой человек угрожал ему после похищения его благоверной супруги Беллы Орловой, которую по прошествии двух месяцев так до сих пор никто не нашел. Еще ценный свидетель в лице управляющего поведал, что в ночь ограбления банка кто-то обокрал его квартиру. «Баркас и там успел, послал кого-то, молодец», – подумал в этот момент про себя и усмехнулся Граф.
В итоге прокурор за разбой шайкой по «Уложению о наказаниях уголовных и исправительных» потребовал для единственного обвиняемого пятнадцать лет ссылки на каторжные работы с лишением всех прав состояния. Речь адвоката была звучной и красочной. Мастер ораторского искусства убеждал присяжных в невиновности своего подзащитного в убийстве, а также в необходимости смягчения приговора в связи с тем, что совсем молодой, приличный парень по недоразумению и юношеской глупости сбился с честного пути законопослушного гражданина. И поскольку этот парень еще так молод, то чем раньше он вернется из мест заключения, тем быстрее будет приносить пользу своему государству.
Присяжные признали Воронцова виновным, а коронный суд приговорил его к тринадцати годам ссылки на каторжные работы с лишением всех прав состояния. После объявления приговора зал затих. Вор увидел лишь тихо плачущую Людмилу – слезы текли у нее по щекам, она преданно смотрела на своего любовника, понимая, что ничем не может ему помочь. Два молоденьких конвоира подошли к Графу. Он встал. Кандалы на запястьях сковывали движения. Его вывели из зала и повели по длинным, запутанным коридорам и лестницам суда. Через некоторое время Граф под конвоем вошел в дом предварительного заключения, здание которого примыкало прямо к окружному суду.
Теперь молодому вору оставалось ждать этапа в Сибирь. Как следовало из приговора, дальше рудников его не должны были сослать – а значит, путь лежал на Нерчинскую каторгу. От бывалых урок он был наслышан об ужасах этапа на Нерчинские рудники, и это его не радовало. Однако Баркас и Петрович были на свободе – и это вселяло надежду на побег. Даже ежели они не помогут, размышлял Граф, всегда есть возможность уйти во время пешего перехода, который длился, говорили, и по два с половиной месяца. В любом случае, нужно было ждать арестантского поезда до Нижнего Новгорода, там на барже – до Перми, а уж потом пешим ходом всю Россию придется потоптать.
Потянулись долгие дни арестантского ожидания: подъем, завтрак, прогулка, обед, ужин. За неделю Граф пробовал наладить контакты с охранниками, которых было не так уж и много, но никто не пошел на разговор. В один из дней к нему пришел адвокат. Во время разговора он незаметно сунул в руку подзащитного клочок бумаги; Граф сразу же спрятал его в рукав. Распрощавшись с защитником, он вернулся в камеру, достал из рукава записку и быстро прочел:
«Приветствую друже. Наше почтение за молчание на следствии и суде. Не забываем про тебя и надеемся, что совсем скоро повстречаемся. Жди весточки».
Граф узнал руку Баркаса, и на душе потеплело. Вор не был сентиментальным, но поддержка со стороны друзей никогда не помешает. Побег – единственное, на что была надежда. Граф не собирался гнить на рудниках; уж лучше не долго, думал он, зато на свободе. Вор скомкал бумажку, засунул в рот и проглотил.
С Баркасом они познакомились на одной хавире три года назад. Граф пришел сильно пьяный, с полными карманами червонцев – и сел играть в карты с белочником по кличке Дутый. По ходу игры он вдруг заметил, как Дутый загибает карту. В тот же миг вор словил неудачного шулера за руку, достал финку и пригвоздил его ладонь вместе с картой к столу. Раздался жалкий визг; Дутый корчился над столом, пытаясь схватить Графа за руку и умоляя вытащить нож, но вор с силой держал рукоятку, а левой рукой тем временем сгребал деньги со стола. Закончив запихивать в карман купюры, он спокойно вытащил финку. Дутый схватился левой рукой за проколотую, окровавленную ладонь и присел на корточки, скуля как побитая собака.
Граф подошел ближе, взял неудачника за волосы и произнес: «Таких вещей не прощаю». Потом отпустил Дутого, а сам вышел в другую комнату. За ним вышел Баркас. У двери, подкурив папиросу, он, улыбаясь, посмотрел на Графа:
– А ты горячий парень!
– Не люблю, когда мне какой-то мельник неудачливый хочет бороду причесать.
– Это верно! Тем более, Дутый паскудник, которых мало, – усмехнулся Баркас. – На чем работаешь?
– Охочусь за дичью, – ответил Граф резко. Он не любил вопросов от посторонних людей.
– Грамотно бурчишь, – улыбнулся Баркас. – Пошли выпьем.
Они вернулись в комнату. Дутый тем временем уже убежал, а на малину пришли еще парочка красивых девах. Воры выпили и поехали гулять в ресторан «Медведь» на малой Конюшенной улице, а наутро проснулись на окраине Петербурга в какой-то квартире, с голыми девками в обнимку. Так они и подружились, а вскоре стали вместе работать. Именно Баркас свел тогда Графа с Петровичем, а уж потом – с Хмурым и Молотом.
Дни на Шпалерке тянулись нудно. Благо, хоть передачи с воли поступали регулярно – не забывали Графа оставшиеся на свободе подельники. В один из таких дней его в камеру вошел дух и сообщил, что завтра утром его с другими каторжанами отправят на арестантском поезде до Нижнего Новгорода. «Ну вот и последний спокойный день, на этапе отдохнуть не придется», – подумал Граф и лег спать.

---------------------------------------------------------

Если вам понравилось начало моего романа, вы совершенно бесплатно можете скачать его по ссылке.

Беларусы могут заказать бумажный вариант книги напрямую у меня, вышлю наложным платежом (стоимость с пересылкой по всей Беларуси около 10 рублей). Роман объемом 300 страниц отпечатан на качественной бумаге, в твердом, ламинированном переплете. Пишите в сообщениях и заказывайте роман с автографом автора. 

С Уважением Сергей Устинов.

историятворчествопрозаголосpsk
17
0.131 GOLOS
0
В избранное
Сергей Устинов
Автор воровского романа. Правозащитник. Пишу стихи и прозу. Люблю жизнь.
17
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые