Какой хороший "Довлатов"


Лучшими зрителями драмы «Довлатов», по-моему, были бы пожилые филологи (ну или не очень пожилые), потому что, во-первых, они немножечко знакомы с жизнью и творчеством Сергея Донатовича (а это помогает пониманию), а, во-вторых, атмосфера картины напомнит им обо всех этих квартирниках, прокуренных коммуналках, цензуре, песнях Окуджавы и вообще духе того времени. Такое ностальгическое кино с литературоведческим уклоном и философской мыслью – «сложно быть никем, при этом оставаясь собой». Но если им (филологам) вся эта эстетика 70-х не нравилась тогда, то не понравится и сейчас. Именно поэтому меня не удивили отзывы в интернете, где люди говорили: «Фильм поверг меня в депрессию», «Режиссер претенциозен и глуп», «Нам показали, какое ужасное правительство и какой хороший Довлатов» …

Мы ходили с подругой. Зал был полон. Справа от нас сидела пожилая пара, слева тоже, впереди и за нами. Вроде бы, всем было за шестьдесят или около того. Длинные планы, затуманенные кадры, разговоры об искусстве... Зрители держались интеллигентно, смотрели преимущественно молча.
Один мужчина справа, казалось, разочаровался с первых кадров. Он два раза сказал возмущенно «Боже, что за бред». Видно было, что он как-будто изначально настроился смотреть фильм серьезно, а потом не выдержал и все-таки разрешил себе тихонько посмеиваться. Когда я повернулась к нему, он тут же принял отстраненный вид.
Мы же смеялись постоянно. В основном над маразматичностью ситуаций и, конечно, отличными ремарками главного героя. И все же, было очевидно, что мы с подругой видим нечто другое, нежели люди старшего поколения, и это ощущение не покидало меня весь сеанс. Кажется, разница в восприятии состояла в том, что они видели пьющих и курящих художников и писателей, неустроенный быт, проклятых чиновников, бюстики Ленина, а мы – несколько дней из жизни талантливого человека, которого не хотели публиковать.

Раньше я совершенно не понимала, что значит, когда женщина говорит: «О, я увидела его на экране и влюбилась». Мне казалось это глупым и странным – влюбиться в актера. Больше всего поражало, когда об этом говорили мои подруги. Но вот я увидела серба Милана Марича (Довлатов) и поняла, как это. Весь фильм подруга шептала мне: «какие у него руки, смотри, какой он высокий, а улыбка, улыбка такая приятная». Но я была загипнотизирована глазами Марича, они были умные и немного усталые, как у собаки породы бассет-хаунд. Мне кажется, только благодаря этим глазам его взяли на роль Довлатова. Потому что Довлатов, в моем, конечно, представлении, должен быть именно таким – немного измученным жизнью, но не утратившим силы иронизировать.

Больше всего запомнились два момента. Первый – когда Довлатов приходит на квартирник, где есть человек, который, как говорят, может помочь с включением в члены Союза писателей СССР. И вот Довлатов сидит в кабинете у этого важного человека, который, кстати, совсем не похож на ценителя литературы, тот читает его рукопись. И говорит ему, как надо писать, что хорошо бы вот так, да вот эдак и в конце добавляет: «А еще приходите, я вам простату проверю». «Что?» - удивляется писатель. Оказывается, важный человек работает урологом. И в этот момент Марич изображает лицом злость, разочарование, стыд, унижение, обескураженность – целую гамму чувств совершенно молча.

Второй момент – встреча Довлатова все с тем же с литературоведом-урологом и его свитой в конце фильма. Там старая знакомая писателя (Ходченкова), которую уролог, похоже продвинул для съемок в кино на роль без слов, говорит Довлатову, чтобы он стиснул зубы и перетерпел, написал то, что ему говорят. И он вдруг поворачивается и отвечает им всем: «Пошли вон, вон пошли, хитрые людишки». Это было каким-то криком души, криком по-настоящему творческого и талантливого человека.
Фильм показался мне очень цельным: благодаря атмосфере того времени, воссозданной в мельчайших деталях (представляю, сколько консультантов было у съемочной группы), театральными диалогами, очень точным подбором актеров со сходными типажами. Бродский вообще как живой, сразу захотелось с ним познакомиться, ну и перечитать, конечно. И только Данила Козловский, играющий Давида, приятеля Довлатова, фарцовщика и рискового парня, не вписался в эту тусовку из 70-х. Я смотрела на Давида, а видела Данилу, гламурного, с длинными аккуратными бакенбардами и оформленным бровями, с его современными манерами. Не могу объяснить, но для меня он из картины выпал. Даже Ходченкова справилась с ролью лучше него. Может, потому что изображала саму себя?

После показа подруга сказала мне: «Слушай, какие в фильме цвета приятные - ничего яркого, все равномерно серое. А ещё два раза только громко - тихий такой фильм». Я согласилась и добавила, что он ещё и медленный, неторопливый. При этом, не кажется невыносимой длиннотой, оставляет приятное послевкусие. Мы же не на блокбастер пришли, в конце-концов.
Картинки: YouTube.com, трейлер к фильму

pskкинокультурарецензия
40
4.220 GOLOS
0
В избранное
lubovprotasova
Люди. Чувства. Эмоции.
40
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (6)
Сортировать по:
Сначала старые