Фараоны

image.png
© Александр. Клименко.
Украина. Киев. 2007 г.
Продолжение...
Начало
https://golos.io/ru--knigi/@igorhoroviy/2zp3rm-faraony
https://golos.io/ru--knigi/@igorhoroviy/q1cr9-faraony
https://golos.io/ru--knigi/@igorhoroviy/faraony

  • А сейчас? – взмолился пёс. - А сейчас… – не время и не место, – ответил кот, – сейчас я занят, – готовлю для своего фараона очередную мысль о совершенство… Тут кот запнулся и замер… или умер. И пёс замер… перевернулся, – освободил залежалые мослы и клякли… проснулся, и увидел, как эта белая, тёплая домашняя тварь беспечно развалилась напротив. - Кот, – это ты, я тебя узнал! – зарычал пёс, – это ты всё устроил, это ты тогда замер… Зачем ты замер тогда?! - Когда? – мяучит перепуганный кот. - Тогда! Я всё знаю! Это ты, тогда, мне не договорил – продолжает жевать кота пёс. Я знаю, что ты… - Это не я! – кричит кот. - Ты! Я тебя узнал! Это ты, тогда, не договорил! – орёт пёс. - О чём? Про что-што? – молит пощады кот, – я ничего не зна-а-аю. - Тогда откуда, по-твоему, я всё знаю? – гонит кота пёс. Тогда кто, кроме тебя, мог мне про всё это рассказать?.. - Я не знаю! – убегает кот. - Почему ты тогда мне не договорил, почему? – догоняет кота пёс. - Может, я не знал… тогда! – увёртывается кот. - Откуда тогда я, – простая собака, знаю про фараонов и королей? – гонит кота пёс. Почему ты тогда мне не договорил? Почему вы всегда мяучите, мурчите, но никогда толком не договариваете? - Я ничего не знаю – увёртывается кот. Я вообще не понимаю почто… - Понимаешь! Не я обсиживал плечи и спины королям. Не я сидел, не я нашептывал свои выдумки королям и фараонам, – не унимается пёс. Кот тапком кинулся на люстру… и оттуда, откашлявшись, спросил: «Так что ты, – мерзкий со'бак, хочешь знать?» - Кто я? Кем я был тогда? – прогавкал пёс. Ты мне обещал. - Ты – собака, – произнёс с недоумением кот. - Я не собака – собакой хорошее… это… не назовут, а я хороший, – прохрипел пёс. - Тогда почему ты ведёшь себя, как животная псина? – сверкнул глазом и выгнул спину кот. И тут пёс узнал… он отчётливо вспомнил этого – того «золотого кота», который фараонов топтал. Последние сомнения развеялись, – это он! Даже шерстью, чертяка, оброс, для маскировки, но сущностный – говнистый запах-то оста-а-ался… - Кем я был тогда? Последний раз спрашиваю! – сердится пёс. - Если предположить, что собакой ты не был, тогда ты… – задумался кот. Хорошо бы вспомнить, как ты назывался тогда?. - Вот и вспомни! – настаивает пёс, – давай быстрей! Жрать пора. - Если ни мной ни фараоном ты не был… Да и ангелом ты врядли был… Тогда остаётся: ГАВ, ПЁЗ, – почти скороговоркой выпалил кот. - Это понятно. Я это и без тебя знаю. Теперь объясни мне, что всё это значит? – спрашивает пёс. - Я не помню, – отвечает кот. - Знаешь, пёс, знаешь! – криком кричит пёс, – если не скажешь, то там – на люстре и сгниёшь, там и засохнешь. - Нужно подумать, – задумывается кот. - Вот и подумай, – садится пёс. Только глазёнки свои очаровательные не прикрывай. - Пёс его знает! – в сторону выругался кот. - Не ругайся! – оборвал его пёс. - А действительно! – ожил кот, – я никогда не слышал: «Кот его знает». Даже сам Мяушкин… – запнулся кот…- Не Мяушкин, а Пушкин, – поправил его пёс. - Не дразнись, – сам знаешь, что у меня проблемы с «П»… и твёрдым знаком, – мурчит кот. - Продолжай! – рычит пёс. - Мушкин, – старательно проартикулировал кот, – всегда говорил, даже писал про нас – учёных… - Ну?! – шевельнул носом пёс. - Но «кот его знает» – он не говорил… – произнёс кот… и понял, что… - Давай лучше про фараонов! – рыкнул пёс- Придумал на свою голову этих фараонов, – сплюнул кот. - Думай-думай, – отрабатывай хозяйское молоко, – рычит пёс. - Может, в то далёкое время так – по-разному – вас называли, – рассуждает кот… смотрит на пса и видит, что этому… этому псу, этому животному всё равно, кому верить и кого жрать. Тот сидит там – внизу – сам себе скалится. – Я всё помню, только не могу это перевести, объяснить, – говорит кот, – ничего, кроме, «собака» и «псих…» - Пёс! – поправляет его пёс. - Извини, – говорит кот, – ничего у меня не выходит. Я даже буквы переставлял, всё равно «собака» по-ихнему, – по древне-ихнему получается. И ни слова про «друга человека». Странно. Всё про какую-то сволочь, скотину, тварь и собаку. И всё! - Сейчас я тебе покажу настоящую тварь! Сейчас я тебе покажу, кто я такой! – лязгает зубами, стучит о паркет палкой хвоста, разъярённый пёс. Это ты, это вы все там, вместе со своими фараонами меня тогда заколдовали. Я не пёс и не собака! Я чувствую! - Тогда, почему ты тогда?.. – мяучит кот. - Тигрёныш, не перебивай меня! Я сам. Я помню! Я знаю! Я чувствую… я всегда знал, что я – тоже человек! – вздыхает пёс. - Что-то не очень-то похож – ехидничает кот. - Не похож. Что-то со мной случилось, что-то произошло – размышляет пёс. - Может, ты опять на мусорнике костей гнилых, галлюциногенных нажрался? – осторожно спрашивает кот. - Дело не в них, – продолжает пёс, – дело в том… Вот смотри: я люблю своих самочек… Точнее: они меня любят раз, два в год. Правильно? Правильно! – соглашается кот. - Правильно. А люди меня любят не «раз-два» и разбежались, а всегда, – продолжает пёс… - И что? – слазит с люстры кот. - А то, что и я их люблю, сколько себя помню, – продолжает пёс… Как всё хорошо, как всё правильно складывается – суки для секса получаются, а люди – для дружбы, любви и жизни. И щенков своих я люблю… временно, а человеческих – всегда. И женщины мне больше нравятся, чем мужчины. - Чем? – улыбается кот. - А всем – отвечает пёс. И готовят они лучше… - И гладят чаще – охотно подхватывает кот. Как всё хорошо! Как всё правильно! Но, что из этого я должен понять? Где закавыка? - Вот и выходит, что я тоже – человек, только страшно заколдованный, – шепчет пёс. - И я! – охотно подхватывает кот. - Нет, друг мой, – вздыхает пёс, – только мы, лошади и дельфины, по-настоящему любим людей. - Да-а-а… остались одни мы и дельфины любим… да-а-а-а… – задумчиво вздыхает кот. - Ты мог бы умереть от тоски? – спрашивает пёс. - Если бы долго не кормили, – то мог бы… – вздыхает кот.- Понимаю, – без молока, рыбы и колбасы – любовь враждебна, опасна и зла. Правильно? – ехидничает пёс. - Зла! – соглашается кот, – как мы с тобой хорошо – почти по-человечески пообщались. - Только открытым остаётся вопрос: «Зачем меня вы, со своими фараонами, тогда заколдовали? – спрашивает пёс. - Это не я, – возражает кот. - А кто тогда – давно – всё нашептал фараону, кто нашаманил всего этого, га? – басит пёс, – за что, по-што вы меня так?! - Наверное, ты… – начал кот… - Только не нужно мне опять голову пеплом посыпать про ваши гробницы, смутные времена и несметные гаремы фараонов. Отложим разврат до весны, – сказал, как отрезал, пёс. - Может, ты и ихнюю царевну?.. Может ты весь гарем династии Аменхотепа тогда перепортил и на саму царицу Нефертити залез? - Никого я не портил! – скалится или улыбается пёс. А за ту царевну я тебя… я тебе… Кот выгнулся, напрягся и замер. Пёс зарычал: «Твоё счастье, что я в туалет хочу», – подцепил клыком поводок, и потрусил к своему Мара. - Ты – с самой большой звезды в созвездии Большого Пса – с Сириуса, – вдогонку кричит кот. - Знаю! – гаркнул пёс. - Давай всем людям расскажем, что мы… – почти пропел кот. - Некогда! – услышалось из-за двери. - Может, ещё рассказать им, что мы… Нет! – передумал кот. Сразу в рабов… работать, на задних лапах перед ними скакать заставят, а мы этого сильно не любим – не терпим насилия. Прав пёс – легче всего ничего не понимать, – подумал кот и отправился к своим фараонам – прикрыл глаза.

КОНЕЦ.

книгижизньшутэцитаты
4
0 GOLOS
0
В избранное
igorhoroviy
На Golos с 2017 M08
4
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (0)
Сортировать по:
Сначала старые