Бежать, Лежать, Спать 2017

Макулатура.
Весь первый том она росла и училась писать. Во втором зрела мысль. В третьем хотела. Что хотела? – всё хотела. Главное чтобы по-человечески всё – по-людски.
Хотела-хотела, пока в четвертом томе не устала. Весь том уставала. Уставала-уставала, пока не захотела замуж. Огляделась и сразу устала. Двести страниц как двести лет усталости.
Весь толстый пятый том она хотела замуж. В шестом мечтала. В седьмом искала и выбирала. Отказывала и продолжала. Отказывала, даже тогда когда ей ничего не предлагали.
Когда не из кого выбирать, тогда выбор не ограничен.
В восьмом выбилась из сил, проголодалась и устроилась на работу. На любую.
Устроилась. Завела подруг. Или они её. Короче, подруги оказались такими же.

  • Какими-такими же?
    Короче, что не накрашено было прикрыто аксессуарами… или оберегами. Остальное…
    Толстое затянуто, худое отпущено. Куда отпущено? – туда… сюда… Что куда, лишь бы не мешало – не тряслось, не тарахтело, не мешало. Дальше работала. Уставала. Болела. Худела.
    Все худели, болели... Она больше всех, ибо переживала за всех. Заболела и попала в больницу. Там её раздели, осмотрели, назвали стройной, накормили, опоили шампанским, пустырником, и увезли. Куда? На этом кончился восьмой том.
    Девятый начался со свадьбы. Страница в поцелуях, цветах, салютах и шампанских.
    Вторая – в платьях, словах, конвертах и деньгах. Дальше дом, кровать, дом.
    Дальше безвесть страниц она привыкала к дому. Ходила там, считала комнаты, спальни, ванны. Ждала с работы мужа. Тосковала, почти выла. Пол тома. Остальные пол тома вырваны. Осталось страницы с: «…ууууу… уууу… уууу…» Видимо так она выла.
    В десятом думала сбежать и сбежала.
    Куда? – скорее туда, где море огней. А куда? – туда куда сбегают бабочки и мотыльки.
    Следующих пол тома она веселилась там, искала. Пол тома находила. Пол тома теряла.
    Устала и стала бузить – мстить, пока её не забрали в полицию.
    Весь одиннадцатый том её обвиняли, требовали признаться в убийстве мужа и ограблении банка. Еще что-то про изнасилование пенсионеров и воровство собак. Как-то так. Обвиняли, но выпустили.
    После страницы похорон, она две страницы бродила по дому в простыне, искала выход. Затем искала мужнины сейфы, клады, закладки, заначки. Не нашла. Тогда, око за око, зуб за зуб, пообещала богу воздать убийцам… Споткнулась и тут же нашла заначку и что-то еще. Нашла и начала собственное расследование. Женское. Интересное. Авторша так и написала: «Дальше будет самое интересное».
    Тут я не выдержал и швырнул книгу в стену, затем в окно. Туда улетели и остальные.
    Сел. Успокоился. Не отпускает. Выбежал на улицу, собрал, унес в лес. Поджог. Все тома спалил.
    Не отпускает.
    Два месяца жизни моей украла у меня та писательница. Два месяца жил в том не реальном кодле. Переживал. Плакал. Чуть бабой не стал. Вспомнил как потенция покидала меня. Вспомнил и закопал пепел. Не отпускает. Сверху посадил куст, скорее всего чертополох. Притоптал. Сверху навтыкал осиновых веток. Полегчало. Был бы чеснок… Пошарил в карманах. Нашел пачку чьих-то вонючих сигарет. Засунул все в рот. Пожевал и плюнул коричневым в могилу бездарности. Полегчало.
    Плюнул еще раз. Совсем полегчало.
    Многие читатели видимо почувствовали посыл мой… и закрыли книги. И им полегчало. Всем. Особенно тем, кому не о чем думать. Всем.
    Дальше шел домой, матерясь и сплевывая мысли и табачную жвачку. Всё жвачка!
    Жуешь её, жуешь… Вкусно, но не наедаешься. Голодный.
    Голодаешь, пухнешь, худеешь, но жвачка тянет тебя, тянется… Липнет.
    Еще раз сплюнул, подумал: «Почему времени на женскую макулатуру писателям хватает, а на сказки нет?» Да? Нет? Да? Как ответить? Почему? Кому?
    Тут мне на выручку приходят сказки…
    Их не нужно придумывать. Их нужно слушать, слышать, хотеть, мочь.
    Вспомнил сказки… акзаксы... тамошних персонажей. Захотел, чтобы они встретились, познакомились, поженились. И детки ихние переженились и родили внуков – нас… Других нас.
    Иногда мне кажется, что дети на небесах выбираю себе не только будущих родителей…
    Как люди выбирают себе Бога, так и персонажи выбирают себе Автора.
    Все мы родом из любви и сказок.
    Представляете, чем бы занялся Леопольд, если бы не было мышей?
    Представляете, как сложилась наша жизнь, если бы у лукоморья не было дуба с котом.
    Представляете, что бы с нами сталось, если бы Руслан не нашел Людмилу, Ромео Джульетту, Тристан Изольду, Орфей Эвридику, Одиссей Пенелопу, Лейли Меджнун.
    Представляете, что сталось, если бы Наполеон не встретил Жозефину, Ленин Надю, Сталин Катю, Пиночет Лусию, Гитлер Еву?
    Представляете, что с нами станется, если смолкнут музы… Если сказки станут выдумками сумасшедших для сумасшедших и доверчивых.
    Представляете, что станется, если бессмертным отрезать крылья?... вместить их в газетные колонки, заметки, выдержки, вырезки.
    Представляете, если бы не Леопольд, сколько бы развелось в нас мышей?
    Короче, все мои акзаксы ничем добрым не заканчивались.
    Раз не добрым – значит все писали не сказки, а акзаксы. Вот они и не заканчивались.
    Вообще не заканчивались.
книгижизньшутэцитаты
16
0.908 GOLOS
0
В избранное
igorhoroviy
На Golos с 2017 M08
16
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые