БЕЖАТЬ, ЛЕЖАТЬ, СПАТЬ (БЛС 2017) КУСОЧНИК .книга готова

Красота дрогнула.
Солнце опустило кулисы.
Тогда она – вся-такая-воснах-красивая – потянулась в томной неге, и осталися на бреге: принц, конь и я – дракон… настоящий… с крыльями двумя, тремя… Тремями головами и огнем.
Огнем, хоть суп вари, хоть деревни жги. Что дальше? Стою, крыльями трясу…
Как так? Почему? Почему я? Как?
Не забыть, не вспомнить.


Только помню, что в последнее время отвратительно жил я, бухал.
Сначала бухал, чтобы забыть её, затем чтобы вспомнить.
Ничего не выходит. Только голова чумная ботвой... Мутит и тошнит, помню. Дальше провал.
Дальше бухал, чтобы умереть, уснуть, убить… Чтобы убилась эта бедовая голова... отвалилась.
Отваливалась, но наутро вырастали две. Приходилось в два горла пить.
В два, в четыре, в восемь… И понеслось…
Принеслось.
И вот стоит тот принц с кольцами и конем…
Склонились над кроватью… Стоят, нервничают, нервуют, потеют…
И тут я – весь из себя такой дракон – подлетаю и шепчу им:

  • Ваше величество, валите отседова, ибо все это принцесье добро моё. Мне.
  • Кто ты? – шепчет, зуб на зуб не попадая, принц.
  • Я – дракон – наказатель спящих непослушных принцесс, – дымлю на него.
  • За что? – дрожит принц… дрожит конь его… хвост.
    Всё кругом дрожит, мерцает, потом холодным исходит…
    Всё кроме принцессы. Та улыбается, зевает… засыпает… Спит. Спить. Может быть.
    Тут я придвигаюсь к принцу и коню, наклоняюсь, шепчу: «Пацаны, валите отседова пока она спит».
  • Не понял, – не понял принц… не понял конь…
  • Раньше я тоже принцем и конем был, – продолжил я, – любил, ухаживал – кольца, шубы и цветы дарил ей – именно ей. Дарил, любил. За это она разрешала мне любить и целовать себя. Всё ей.
    Стыдно признаться, но я даже катал её на себе. Верхом. Ездила на мне как…
    Дальше я-дракон замолчал…
    Покатилась слеза… Доползла до пасти.
    Зашипело.
    Принц протянул мне платок с вензелями…
    Конь опахалом-своим-хвостом намахал воздуху.
    Я ожил, взбодрился и предложил опрокинуть по рюмашке.
    Принц как по команде саблей выхватил из штанин коньяк.
  • Успеется, – прошамкал конь, – лучше расскажи, как ты принцем был? И кто там на ком ездил?
  • Да-да, – закивал принц, – ты остановился на поцелуях. Дальше что?
  • Дальше она не знала, – расправил я плечи, – не знала, что в каждом принце живет дракон. Вот она и заставила меня работать. Нет-нет, не ради золота и денег… Этого добра у нас – принцев – полные банки, пещеры и сундуки. А работать для того чтобы не видеть меня. А как меня можно не видеть, когда я красавец, молод и принц?
  • Ничего не хочу слышать, – топочет она, – иди работать – все мужики работают. Кончится золото, начнется голод, разруха, война, а ты ничего не умеешь делать. Иди.
  • Вот, что ты умеешь делать? – спросил принца я-дракон.
  • Ничего, – ответил принц, – нам не положено.
  • И нам, – обрадовался конь.
    Так я ей и сказал. Молча купил товару, палатку. Поставил всё это в лесу. Сел, сижу, продаю.
    Тишина. Хорошо. Никто не мешает. Лежу себе в теньке, загораю. Рыбки плещут, птички поют.
    Вечером прихожу, приношу ей полон карман золота… Сажусь… Сижу, вздыхаю… говорю: – Права ты. Все же хорошее это дело – работа, нужное, полезное, не скучное. Главное – прибыльное.
    Она молчит, ворчит: – А я говорила… Если бы ты раньше на работу пошел мы бы не бедствовали. Что за жизнь? Целыми днями без мужа одна как вдова. Всё! Иди! Ложись! Спи.
    Сказала, как разрешила. Разрешила как послала.
    Мне бы поесть чего домашнего. На чипсах, пиве, пряниках и сухариках не больно-то по кровати и разжинешься… – урчит живот.
    Она прислушалась и говорит: – Что за дыхание, урчания и намеки? В холодильнике пельмени. Иди. Только не вари и не воняй. Так жри. И помойся. Ложись и не дыши на меня. Всё!
    Вот вы какие принцессы, – подумал я, – не успели пятки пемзой оттереть, а уже королевы. Уже командуют, отдохнуть мне разрешают, полежать, поспать.
    Только как мне лежать, когда я на работе все бока отлежал. Мне бы расходиться, кровь разогнать. Вот я полночи туды-сюды по замку и хожу. Хожу, ем, жру, жирую, ем. Ем для счастья, здоровья и бессмертия. Сам. Остальные полночи, сам с собой в теннис играю, в футбол, в бокс. Выматываюсь. Устаю. Утром радостно на работу бегу... И снова наступает…
    У одних счастье в просыпании, у меня в засыпании…
    В нём всё, даже счастье, становится отражениями, образами…
    Так вот, только солнце стало согревать меня…
    Только запели птицы, мылись рыбы, потянулись русалки… она тут как тут. Явилась.
  • Что это за курорты ты себе тут устроил? – кричит, – где работа, цепи, вены, мозоли и кандалы? Сволочь, сволочь, сволочь. Пока я целыми днями непосильно жду его, он тут прохлаждается и улыбается. Что бабы сняться? Бабы? Изменщик ты, кобель! Всё! На работу иди! На настоящую.
    Ничто, кроме женских претензий, так не множит в мужчине усталость металла.
    Я швырнул в неё монеткой, перевернулся на другой бок и сказал: «Надоела. Сама иди».
  • Не благодарный! – руки в боки продолжает кричать она, – пока я там, не покладая рук целыми днями красоту свою ему готовлю… Ради него стараюсь, чтобы ему… всё ему, а он... Чего тебе не хватает? Смотри, вдохновляйся… Что тебе, неблагодарный инквизитор, еще нужно? Бесчувственное животное ты. Дикарь. Да если бы не деньги, я бы никогда за тебя… Посмотри на себя!
    Я посмотрел. Действительно чудище я… с рогами ушами и хвостом. Почему-то с рыбьим.
    Чувствую, заколдовала меня зараза, чувствую она…
  • Сейчас я устрою тебе, сейчас ты меня расколдуешь! – кричу, бегу за ней...
    Бегу… а мне все хуже и хуже. Не могу. Устал. Рога к земле тянут, хвост меж ногами в кровь натер, уши висят, по щекам хлещут.
    Устал. Упал. Как стоял, так и пал.
    Лежу, думаю: «Так её не взять. Нужно лаской…» Дальше три дня перед ней ползал, прощения просил, морду подставлял, мол, поцелуй меня – расколдуй, просил. Еще неделю просил-годил ей. Месяц. Месяц работал. На работах. На разных. Старался, но так и не поцеловала она меня… и я её... мне.
    Только потянулся… губы трубочкой сложил… дудочкой…
    Внимание! Прелюдия, увертюра… Губы, надежды, губы. В сердце барабанная дробь!
    Она посмотрела, назвала меня дураком и отвернулась…
    Тут мои надежды рухнули… Вино превратилось в уксус.
    Она ласково назвала меня дурачком, тычевом… Хмыкнула как сплюнула и чмокнула меня в щеку. Стало сладко… кисло… Видимо уксус не имеет обратного превращения.
    Поцеловала. Я и рад. Хоть как. Хоть так. А что мне еще такому нужно? – пожрать да поспать. В перерывах грабельками спину почесать.
    Такая наша уродская доля… вдохнул я и уполз в будку. Молча.
    Пауза. Тихо. Пауза... Это понятно.
    Дальше как жить?
  • Что дальше? – активизировался принц с конем, – дальше что?
  • Дальше всё.
    https://golos.io/ru--knigi/@igorhoroviy/f7zzt-bezhat-lezhat-spat-bls-2017-kusochnik-kniga-gotova
книгижизньшутэцитаты
25%
0
4
0 GOLOS
0
В избранное
igorhoroviy
На Golos с 2017 M08
4
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (0)
Сортировать по:
Сначала старые