Адмирал Тенгизский, или от судьбы не уйдешь

Из цикла "Забытые имена".

Вряд ли многим сегодня что-то скажет его имя-фамилия "Валерий Рождественский" (хорошо ещё, если с поэтом не перепутают, вспомнив, что поэта Робертом звали).

Это когда-то, в нашем далеком детстве мы знали наизусть фамилии всех космонавтов, и следили за каждым космическим полётом.

Так что сегодня, 13 января, в день рождения этого человека я хочу рассказать о нём.

Но почему у этого поста такое странное название? Так прозвали друзья Валерия  Рождественского - 38-го лётчика-космонавта СССР, бортинженера космического корабля «Союз-23».

Его единственный космический полёт начался 14 октября 1976 года. Валерий Рождественский был  бортинженером космического корабля «Союз-23»,   командиром экипажа  - Вячеслав  Зудов.

Целью запуска космического корабля «Союз-23» являлось продолжение экспериментов на орбитальной научной станции «Салют-5», начатых в июле 1976 года при совместном полёте корабля «Союз-21» и ОС «Салют-5». Стыковка не состоялась из-за отказа системы сближения и стыковки «Игла» причем у этой системы не было возможности ручного режима управления). Экипаж вынужден был возвратиться на Землю. Продолжительность полёта составила 2 сут 00 час 06 мин 35 сек.

Тут данный полет не уникален, срывы выполнения полетной программы бывали, уникальным этот полет сделали обстоятельства уже после возвращения на Землю, точнее в его процессе.

Всё дело в том, что 16 октября 1976 года, в Советском Союзе случилось первое и единственное в истории отечественной пилотируемой космонавтики приводнение ( по крайней мере до настоящего момента) . Ведь все наши «Востоки», «Восходы» и «Союзы» обычно приземлялись в отличие от американских аппаратов, которые спускались на воду - "приводнялись". Так что экипажу «Союза-23» в составе командира В.Д. Зудова и бортинженера В.И. Рождественского единственным в СССР удалось получить и опыт приводнения спускаемого апарата.

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз-23» угодил точно в озеро Тенгиз, что находится в Казахстане, ныне суверенном государстве. После падения «Союза-23» в озеро Тенгиз в Звездном шутили: "А куда еще, как не в воду, он мог упасть, когда в экипаже – единственный в отряде космонавт-водолаз?"

И дали ему прозвище  - адмирал Тенгизский.

Вот фрагмент воспоминаний самого "адмирала" Рождественского:

Сам я коренной ленинградец, родился и вырос в городе с прочными морскими традициями. Поэтому, несмотря на детские увлечения, о космосе и не помышлял. Когда выпал срок, поступил в военно-морское училище, получил диплом инженера-кораблестроителя. Потом стал водолазом-глубоководником и четыре года прослужил на Балтике. Приходилось ходить на большие глубины, до 200 м. А в 1965 году мне нежданно-негаданно предложили пройти комиссию, чтобы вступить в отряд космонавтов. За пределами планеты побывали представители самых разных профессий. В том числе и я, профессиональный водолаз.

А вот что Валерий пишет про ту историю "приводнения".

Нам со Славой Зудовым довелось испытать на деле систему приводнения «Союза». До этого советские корабли садились только на сушу. Американские, наоборот, всегда «плюхались» на воду. Причины этого связаны с географией. Соединенные Штаты окружены океаном; их территория густонаселенна. В нашей же стране есть довольно обширные районы, словно самой природой предназначенные для завершения космических путешествий. Тем не менее, все советские корабли могут садиться на воду, однако до «Союза-23» таких случаев посадки еще не было.

( От автора: справедливости ради lзамечу, что в США предостаточно пустынь, а в СССР есть моря, ну может похуже с океанами, но так уж исторически сложилось).

Что ж, мы воочию убедились, что оборудование спроектировано верно и способно работать в самых сложных метеорологических условиях. Во-первых, была ночь. Во-вторых, стоял мороз минус 22 °С. В-третьих, на озере Тенгиз, где мы приводнились — а его площадь превышает 1500 квадратных километроов, – бушевал шторм. Неудивительно, что люди из поисково-спасательного отряда смогли подобраться к нам далеко не сразу. Холод и очень сильная качка. Озеро горько-соленое, замерзает лишь в декабре, так что волны потешились над нами вволю. Переносить такие вещи сразу после космического полета довольно тяжело. Однако нам удалось избрать оптимальную, по всей видимости, линию поведения. Освободившись от скафандров, мы не поспешили напялить на себя всю теплую одежду, что была с нами. Нет, мы растянули удовольствие. Как только начинали чуть-чуть замерзать, тут же надевали очередную порцию белья. А когда оно кончилось, натянули полетный костюм, потом теплозащитный... Так и продержались до «прихода своих».

На самом деле смех смехом, но работа космонавта напоминает труд водолаза не только тем, что и тот и другой носят скафандр. Очень многие ощущения схожи - недаром, видимо, есть выражения «глубины космоса», «звездный океан».
Поэтому бoльшая часть операций, которые предстоит выполнить в невесомости, вначале отрабатывается под водой. Человек при этом имеет нулевую плавучесть, находится в состоянии гидроневесомости. Именно по этой причине в Звездном есть специальный бассейн, где имитируются выход в открытый космос, переноска грузов и т.д. Причем скафандры применяются самые что ни на есть настоящие, "боевые".

источник

Вот и не верь после этого в совпадения .
Хотя, как известно, космонавты вообще люди суеверные :)

Спасибо за внимание, Ваша Кошка- @maksina

При публикации использованы материалы моего Живого Журнала

космоскосмонавтикаpskmaksina
25%
1
338
4.146 GOLOS
0
В избранное
maksina
Записки на перфокартах
338
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (6)
Сортировать по:
Сначала старые