Интервью с журналистом Life



Дабы не перегружать уставшие за рабочую неделю сознания, выкладываем короткое интервью с журналистом всем известного издания Life(бывшее Лайфньюс). Осторожно присутствует ненормативная лексика!


— Зачем пришли на Life?

— Это была смешная история. Я жил в маленьком городе Апатиты на севере России 11 лет. С декабря 2015 год планировал переезд в Питер, но никак не мог окончательно определиться с жильём и работой. Переезжать "вслепую" не хотелось, сами понимаете, так и до жизни на вокзале недалеко. Но мне в августе 2016 подвернулась шабашка — меня взяли внештатником в Life. Идея была переехать в Питер и первое время продолжать писать им — деньги норм, на квартиру и еду бы хватило. Я написал им что ли семь статей, когда надо было договариваться о восьмой, редактор написал мне сообщение "хочешь работать в Vоскве?". Четыре слова изменили всю мою жизнь. Я взял сутки на размышление, потом за 10 дней продал всё, что у меня было, включая бизнес по ремонту компьютеров и любимую плейстейшн, собрал сумку вещей и сел в вагон.

— Почему вы выбрали именно культурную журналистику, а не стали писать про кулинарию (знаю, что вы вели передачу про готовку) или, например, видеоигры?
— Про кулинарию я не пишу, потому что не считаю, что умею отлично готовить (хорошо — может быть). А видеоигры... Ну меня пригласили работать в культуру, вот я в культуре и работаю.

— Слышал, что все главные в лайфньюс крайне неприятные личности, страдающие лишним весом, это так?
— Начнём с того, что Лайфньюс уже больше года не существует, есть Лайф. А так, приходите на экскурсию, я свожу вас за круглый стол редакторов, которые выглядят как олимпийские боги, сошедшие на Землю.


— Недавно Евгений Ройзман сказал: аудитория Лайфа — дебилы и редакция это знает. Так ли это?

— Я, к сожалению, не знаю, кто такой Ройзман. 

Теперь к аудитории дебилов. Это реально гигантский вопрос, с которому надо посвятить десять абзацев, но давайте я попробую по-быстрому.

У этого вопроса есть два лагеря: слишком умные журналисты, которые считают, что вся аудитория — тупорылые имбецилы и молодые глупцы, которые уверены, что их читают умные люди, которые всё время в тренде. Неправы оба. Я читал неделю назад лекцию студентам, в которой объяснил позицию одного из управленцев в нашем издании: мы пишем для некоего Зёмы, который является очень простым мужиком, не разбирается ни в чём и вообще, скажем так, является нижним краем выборки по IQ. Я сначала (первый месяц) был уверен, что это не так, а потом понял, что даже если это неправда, писать для Зёмы гораздо интереснее. Мне интересно рассказывать ему истории и открывать музыку, кино и комиксы. А вот люди, пишущие "для своих", выглядят как тошные и дрисные мудаки, извините.

— Лайф — сайт, с неоднозначной репутацией. Не возникает внутренних противоречий?
— Репутация Лайфа не вызывает у меня внутреннего конфликта. Вообще. Это моя работа. Поговаривают, я делаю её хорошо. Во всём остальном я руководствуюсь правилом моей учительницы по математике средних классов, которое потом повторил рэпер Тимати: "хочешь что—то изменить, начни с себя".

— Какие ваши тексты зарабатывали больше всего просмотров и почему, как вам кажется?
— Я могу что-то забыть, потому что память уже старческая, а текстов вышло много. Помню, я однажды на день рождения КВН посмотрел последнюю игру и у меня бомбануло с такой силой, что буквы сами сошлись. Статью посмотрело около 90к, может больше уже сейчас. Потому что люди и сами не любят КВН и только и ждут, чтобы кто-то описал их впечатления складными словами.


— Считаете что приложение лайфкорр убивает или развивает журналистику?

— Из-за него у нас есть видео котяток, совят, волчат, зайчиков  других милых животных. От него ни один журналист пока не умер, но я лично знаю одну журналистку, которая вот-вот готова: она эти видео смотрит каждый день.

— Журналисты СМИ, занимающихся пропагандой — они обычно верят в то, что пишут, или очень цинично отрабатывают заказ? Это касается и патриотических и оппозиционных СМИ.
— Хороший вопрос. Я понятия не имею. Я общался одним-единственным человеком, подходящим под это описание, и он показался мне мёртвым внутри тошным обмудком.  Верит ли он в написанное — большая загадка и для него самого.

— К вам лично — в работе и в личной жизни — часто относятся с пренебрежением, узнавая, что вы работаете на Life? Отказывают ли спикеры? Не хмыкают ли недоуменно знакомые?
— Бывают случаи. Если спикер, то я вообще не беспокоюсь — не хочет человек и не надо. А вот в личной жизни были случаи, когда я слышал комплименты в стиле "Ладно, пускай ты и в Лайфе работаешь, зато ты крутой". И по поводу ненависти к Лайф. Есть такое выражение "бэндвэгон", это когда все друг за другом начинают повторять, а потом даже те, кто молчал просто вторят толпе. "Лайф плохой" чаще всего вопят те, кто на сайте—то и не был и вообще им друзья сказали.

Ну может быть вам проще будет, если я скажу, что "Лайф — плохой" это мем. Некоторым приятно и удобно считать, что мы зло, тьма и конец света. Непонятно только, откуда у нас постоянное лидерство по цитированию в СМИ и соцсетях и высочайшее в России трафло среди СМИ (вроде, в топ 3 входим, не помню уже).


— Какие СМИ читаете регулярно?

— Абсолютно все, к несчастью. Люблю читать культурные секции Guardian и Indpendent, игровые колонки на Forbes и AV Club, это такой американский сайт про всё: музыку, кино, сериалы.

— Какие книги понравились из последнего?
— Читал на английском "Ложную слепоту" и "Эхопраксию" Питера Уоттса — великолепные книги, месяцы прошли, а я всё ещё под впечатлением. Сейчас прорываюсь через гигантскую книгу Криса Тэйлора про историю создания "Звёздных войн". Она очень крутая, но прямо монументальная — чем больше читаю, тем больше остаётся.

— Одна наиболее полезная книга по журналистике, на ваш взгляд.
— Отличный вопрос. Я когда ехал в Москву в августе прошлого года оказался на 36 часов заперт в вагоне с книгой Леонида Бершидского "Ремесло". Она перевернула всё моё представление о журналистике настолько, что я теперь ненавижу все мои тексты, написанные до её прочтения. Жалко, что мне никто её раньше не подбросил.

— На ваш взгляд, где в журналистике проходит грань между ориентированностью на читательский интерес и "миссией" издания? Учитывая, что "миссии" могут быть самими разными.
— Никаких граней нет. Пишите про то, от чего лично вас прёт и не пишите про то, от чего не прёт. Конец истории.


Интервью будут выходить часто, если не хочешь ничего пропустить —подписывайся

Суть всегда на изнанке   

культурамыслиновостижизньроссия
25%
0
25
4.274 GOLOS
0
В избранное
iznanka
На Golos с 2017 M05
25
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (6)
Сортировать по:
Сначала старые