Непрочитанные страницы музыкальной энциклопедии 70-х годов. Продолжение, часть третья.

Добрый день, уважаемые меломаны!

Я рад очередной возможности поделиться с вами своими открытиями в музыке 70-х, которые я начал делать спустя почти тридцать лет после того, как 70-е закончились.Та музыка уже стала историей, а её лучшие авторы и исполнители уступили место другим – молодым и не всегда таким же талантливым. Мои кумиры спустились с музыкального Олимпа и ушли кто в мир иной, а кто в народ. В прямом и переносном смысле.

Был конец 90-х, ранняя осень. Я гостил в Питере у своего друга Володи Дворника (Вов, будешь читать – привет тебе). И вот, представьте себе такую картину: на автобусно-троллейбусной остановке не ранним, но утром люди – мы с Вовой в том числе – ожидают своего маршрута. А чуть дальше «кармана» остановки стоит компания мужичков-иностранцев, которые о чём-то громко говорят и смеются. Все в кожаных «косухах», джинсах, седые. И видно, что вечером накануне они неслабо гульнули: лица у всех слегка опухшие и все пивко из банок потягивают. «Вот это я понимаю – рок-н-ролл, - кивнул головой в их сторону Володя, - не то, что мы с тобой: до их седин ещё не дожили, а уже с утра тверёзые».
Тут к мужичкам подъезжает потрепанный «ПАЗ», компания в него грузится и уезжает. Скоро подошёл и наш маршрут. Мы доехали пару остановок до метро и, уже перед входом на станцию, увидели рекламный щит. На нём было фото с «нашими» улыбающимися старичками и информация о том, что группа «Nazareth» сегодня вечером будет выступать в Доме Культуры имени В.В. Маяковского. Мы с Вовой встали, как вкопанные, чем вызвали недовольство спешивших в подземку людей. Ну как им было объяснить, что для нас в этот момент мир сошёл с ума? Nazareth!! Те, кто собирали лучшие концертные площадки по всему миру – сегодня в каком-то ДК!! И сейчас они поехали туда делать саунд-чек на потрепанном «ПАЗике»!! Те, кто на обложке альбома Telegram сидят в лимузине, а к окнам авто прижались своими физиономиями их поклонники!! Шок и растерянность потом сменились обидой. Как? Ну как могли те, кого я считал когда-то небожителями и за чьи пластинки я выкладывал по 50 рэ – больше, чем моя месячная стипендия – ездить в «ПАЗиках» и петь чуть ли не в сельских клубах??? Потом-то я понял, что сие было ничем иным, как проявлением диалектики жизни: once we are up, then we are down. А совсем недавно, когда я был в Москве по делам, мой партнёр, имея, как и я некий музыкальный бэкграунд, пригласил меня на ужин в ресторан. При этом он сказал, что там нас будет ждать приятный сюрприз. «Приятный – это хорошо», - подумал я, не став забивать себе голову гаданием. Да и всё равно бы не угадал. Потому что сюрпризом оказался Ken Hensley – бывший клавишник и лидер Uriah Heep, который весь вечер ублажал жующую московскую публику своими и хиповскими хитами.

Ну, наверное, достаточно с воспоминаниями и давайте перейдём к тем, кого я (да и абсолютное большинство остальных меломанов) не узнал бы ни на остановке, ни в ресторане, ни в магазине или кино. А именно – к нашим непрочитанным страницам музыкальной энциклопедии 70-х.

#1. Michael Franks. Этого музыканта я открыл для себя, когда стал читать о творчестве таких известных представителей джаз-рока, как Joe Sample, Larry Carlton, David Sanborn. Я обнаружил, что в их биографиях в числе прочих значимых событий указывалось сотрудничество с неким Майклом Фрэнксом. Я нашёл его первый альбом «Michael Franks», послушал и понял, что надо срочно искать всё остальное. Фрэнкса я переслушал много и могу сказать, что это именно музыкант 70-х. Потому что 80-е привнесли в его альбомы звучание «new wave» - стиля, который на пару с панком положил конец доминированию хард и джаз-рока. И без того не шибко богатые вокальные данные Майкла Фрэнкса, сопровождаемые синтетическим звучанием, характерным для «новой волны», сделали поздние альбомы певца малоинтересными и не запоминающимися. Но ранний Фрэнкс – это ответ на вопрос, почему с ним сотрудничали корифеи джаз-рока 70-х.

#2. После 30-ти я открыл для себя огромный и бесконечно многообразный мир крафтрока. Не то, чтобы я его совсем не знал. С родины krautrock – Германии – привозилось очень мало групп, работавших в этом стиле. Как правило, это были самые авангардные представители данного направления в роке. Меня, честно говоря, никогда не цепляли поиски новых гармоний в альбомах Kraftwerk и Tangerine Dream. Но когда я узнал, что krautrock – это огромное количество других групп, не таких авангардных и претенциозных, как те, на которые западали наши местные крафтовики, я окунулся в них с головой. Сегодня я хочу предложить вам послушать живой звук от группы Agitation Free. Здесь есть всё: психоделия, авангард, драйв, шиза. В общем, крафт – это сила! И я буду ещё знакомить вас с его, на мой взгляд, лучшими представителями, которые были незаслуженно обойдены вниманием отечественных меломанов.

#3. Германия – это, как известно, не только krautrock. Scorpions и Michael Schenker Group не дадут соврать)). И вот, не так давно я открыл для себя ещё одну крутую (пусть и англоязычную, но немецкую) группу, которая играла традиционный рок. Её творческий пик пришёлся на начало и середину 70-х. Как говорил один из героев Курта Воннегута «Мир – это не только США и Великобритания. Есть и другие планеты!». Кто-то может возразить «Да какая же это другая планета? Это калька с Uriah Heep!» Ну, не знаю. Если даже это и калька, то самобытная. Я бы даже сказал, что со своим лицом калька))

#4. В подтверждение правоты классика американской литературы можно вспомнить ещё одну музыкальную планету – Бразилию. Joao и Astrud Jilberto, Antonio Carlos Jobim – бразильские звёзды 60-х, которые познакомили мир со стилем, получившим название bossa nova. Эти трое покорили США, Европу и даже СССР. Они никогда не гастролировали в Союзе, но во многих отечественных кинолентах того времени – «Застава Ильича», «Друг мой Колька», «Три дня Виктора Чернышёва» и т.д. – из открытых окон доносилась музыка страны, где, как известно, «много диких обезьян». В 70-е годы самой популярной в СССР бразильской песней был, как сейчас принято говорить, саундтрек к фильму «Генералы песчаных карьеров». Остальное не долетало, не привозилось, не приплывало. А там много интересных исполнителей было. И один из них - Jorge Ben Jor.

#5. А чтобы завершить наше сегодняшнее путешествие вокруг Земли, я предлагаю отправиться в Сидней. Это Жюлю Верну надо было 80 дней на кругосветку, а мы раз – и уже в Австралии. Ну, и какие символы Зелёного континента вам сразу приходят на ум помимо кенгуру, коала и групп Bee Gees и AC/DC? Я, вот, с недавнего времени после этих четырёх сразу же назову Billy Thorpe and the Aztecs. Послушайте сколько драйва и плотности звука в их композиции «Mama». Хард рок чистейшей воды. Композитор, аранжировщик и лидер группы – увы, покойный гитарист Билли Торп. В Австралии он известен ещё и как автор детских книг и производитель игрушек. Ничего так ипостаси у человека были?

И в качестве бонуса сегодня я предлагаю посмотреть на ещё одно моё открытие – это гитарист Ron Hacker. В его возрасте так зажигать, как он – дай бог каждому. Наверное, если бы Рон знал русский язык, был знаком с творчеством Высоцкого и смог дожить до ста лет, то он бы переделал на свой лад текст известной песни Владимира Семёновича так:
«Где мои семьдесят лет?
На Большом Каретном!
А где мой чёрный инструмент?
На Большом Каретном!»

За сим прощаюсь. Но не навсегда, а до следующей непродуктовой «пятёрочки»;-)

музыкарусскоезарубежьеpsk
127
92.617 GOLOS
0
В избранное
Искандер
Не думаю о секундах свысока, о граммах снизу, а о миллиметрах сбоку.
127
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (10)
Сортировать по:
Сначала старые